ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Очаровательная девушка
Между мирами
Сердце того, что было утеряно
Lifestyle. Секреты Бобби Браун
Поцелуй тьмы
Сантехник с пылу и с жаром
Лис Улисс и долгая зима
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса

Господи, благослови леди Глэдис! Кэролайн бросила наледи Тремейн благодарный взгляд, и баронесса ей подмигнула. Кто-то по крайней мере понимает, как важно закончить портрет к сроку. То есть кто-то, кроме Закери, поскольку по этому вопросу у них уже было полное взаимопонимание.

Когда все встали из-за стола, оказалось, однако, что ее сестры не позабыли о своей внезапно вспыхнувшей любви к искусству.

– Каро, – прошептала Джоанна, хватая сестру за руку, – у тебя есть лишние холсты?

– Да, в шкафу за дверью мастерской.

– А мне нужен альбом для эскизов, – заявила Вайолет.

– Они лежат на полке у дальней стены.

– Спасибо, Каро! – хором сказали сестры и убежали.

– Берите только новые, больше ничего не трогайте, – крикнула Кэролайн им вдогонку.

– Вернемся к руинам? – пробормотал Закери, предлагая ей руку.

Так, рука об руку, они вышли из дома.

У нее по спине пробежал холодок. Ничто не должно ее отвлекать. Но убеждать себя в этом – одно дело, а не реагировать на его прикосновение – совершенно другое. Прожить два или даже три дня с таким напряжением, с таким ощущением его близости было еще хуже, чем ждать, какой ответ даст студия Танберга.

– Да, я оставила там бедняжку Молли.

– Она, наверное, все еще спит, – тихо сказал он. – Постарайтесь, чтобы она была с нами и следующие дни.

«Как уверенно он держится, – подумала она. – Вероятно, понимает, какое действие на меня оказывает».

– Пожалуйста, попытайтесь не отвлекать меня. Мне не хотелось бы потратить третий день на исправление ошибок.

– Но я хочу рассказать, что произойдет в тот момент, когда вы отложите ваши кисти и палитру в последний раз. Как я сорву с вас платье, вытащу шпильки из волос и покрою ваше обнаженное тело поцелуями.

Боже, она сейчас упадет в обморок!

– Надеюсь, это означает также, что я увижу часть вашей анатомии, как это было, когда вы были в ванне, – все же смогла произнести она, чувствуя, как запылали щеки.

– Разумеется. Тем более что на самом деле – это жизненно важная часть. – Они дошли до огибавшей пруд дорожки, которая вела к руинам. Когда они вошли в небольшую рощицу на берегу пруда, он остановился и привлек ее к себе.

Он медленно накрыл ее рот своими губами. Да, их отношения определенно изменились за последние двадцать четыре часа. Однако эта мысль была настолько мимолетной, что не задержалась в голове Кэролайн. Она вообще перестала думать. Она чувствовала лишь его губы на своих, охватившее ее желание, его руки, скользнувшие по плечам вниз к бедрам и то, как крепко он прижал ее к себе.

Кэролайн обвила руками его шею и ответила на глубокий, требовательный поцелуй. Она услышала свой собственный стон. Это была страсть. Ощущение было удивительным… близким к тому, что она чувствовала, когда какая-нибудь картина захватывала ее полностью. Ей хотелось, чтобы это ощущение длилось вечно.

– Каро, – прошептал он.

Она закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Портрет. Она должна его закончить.

Она сама удивилась, с каким самообладанием отпустила его. Руки Закери освободили ее не сразу, губы еще слегка касались ее губ.

– Что ж, – прохрипел он, – на этом я продержусь еще день.

– Вы уверены? – Она пригладила немного растрепавшиеся волосы.

– Нет, разумеется. Но вам не следует меня об этом спрашивать.

Она запомнит совет. Потому что положение и так становилось все запутаннее, а после этих объятий и поцелуя она почувствовала опасную тенденцию отвлекаться, несмотря на данную себе клятву.

– Не буду. Идемте. Я хочу поработать над вашим лицом, пока светит солнце.

Когда они дошли до руин, он снял камзол и бросил его возле мольберта. Ее сестры в данный момент, вероятно, опустошали мастерскую, приводя в негодность кисти и разбрасывая альбомы для эскизов.

Раньше сама мысль об этом привела бы ее в отчаяние. Она экономила каждое пенни, заработанное на портретах, чтобы иметь возможность покупать принадлежности для рисования и живописи. Но если они оставят ее в покое следующие два дня, необходимые для того, чтобы закончить портрет и… познать Закери Гриффина, она все им простит. В конце концов, они останутся в Уилтшире с их Мартинами Уильямсами и Питерами Редфордами, а она будет в Вене, осуществив свою мечту.

– Вот так? – Он поставил ногу на поваленную колонну.

Она сверилась с наброском.

– Правую ногу отставьте назад на восемь дюймов, а левую отодвиньте примерно на четыре, – ответила она, прищурившись.

– Так лучше?

– Да. А теперь немного приподнимите голову и смотрите вдаль через мое плечо, чтобы я могла написать ваши глаза.

– Горизонт за вашим плечом довольно скучный. Почему мне нельзя смотреть на художницу?

Потому что если он уставится на нее и будет так смотреть весь день, его лицо станет похожим на миску с пудингом.

– Потому что я не ваше владение. Смотрите туда, куда я сказала.

– Все, что я вижу, – это какой-то пень и птицу, клюющую жучка.

– Хорошо. Сосредоточьтесь на жучке. И расслабьте рот.

Она взяла тонкую кисть и дотронулась ею до щеки, чтобы убедиться, что она чистая и сухая.

– Я думал, что вы будете писать мое лицо, а не свое.

– По-моему, вы смотрите не на жучка.

– Жучка уже съели, а вы мне более интересны. Кэролайн наконец оторвалась от картины и увидела, что он все еще изучает ее лицо с таким вниманием, что у нее кровь прилила к щекам. Неудивительно, что в светской хронике его имя всегда было связано с какой-либо девушкой на выданье – во всяком случае, так говорила Энн.

– Закери, пожалуйста, взгляд на пень.

– Хорошо. На пень.

– И не хмурьтесь.

– Но птичка оставила подарочек.

Губы Кэролайн помимо воли дернулись, вопреки ее решимости не думать о всякой чепухе.

– Значит, придется сосредоточиться на подарочке.

– Я не собираюсь целый час смотреть па птичьи подарочки.

Она не удержалась и хихикнула.

– А ради искусства?

– Нет. Только ради Кэролайн Уитфелд.

У нее вдруг задрожала рука, и ей пришлось тряхнуть кистью, чтобы унять дрожь.

– Прекратите, или вам придется стоять всю ночь.

– Хорошо. Только не назовите картину «Лорд Закери Гриффин рассматривает птичьи подарочки».

– Обещаю.

Он снова принял нужную позу, и она смогла сконцентрировать внимание на его лице. Ей нравилось выражение его лица—уверенное, немного насмешливое, немного загадочное и даже чуть порочное. А о том, что в этой порочности виновата она, никто никогда не узнает. Если ей удастся схватить это выражение, месье Танбергу ничего не останется как принять ее в ученицы. Ведь «Мона Лиза» притягивает внимание зрителя именно своей загадочной улыбкой.

После сорока минут непринужденной болтовни – от бальных платьев до Леонардо да Винчи – Молли вдруг громко всхрапнула и свалилась с каменной скамьи.

– Молли? – позвала Кэролайн.

– О! Да, мисс Уитфелд. Я, наверное, на минуту заснула. Простите меня.

– Ничего страшного. – Кэролайн решила не ругать Молли, а то она больше не будет спать или Барлинг заменит ее на более бдительную служанку. – Принеси, пожалуйста, мне и лорду Закери по стакану лимонада, а себе – что-нибудь перекусить.

– Да, мисс Уитфелд.

Кэролайн, набрав на кисть краски телесного цвета, легким мазком обозначила мочку уха Закери, которая была видна из-под его темных волос. Но когда она опять на него посмотрела, она чуть было не выронила кисть.

– Что вы делаете? Вернитесь на место! Он и не думал ее слушаться.

– Я решил воспользоваться отсутствием вашей внимательной служанки, чтобы поцеловать художницу.

– Я же сказала, что мне нужно закончить ваше лицо сегодня, – возразила она.

Он обошел ее.

– Я выгляжу великолепно. А это что?

– Это рот.

– Мой рот выглядит совсем по-другому.

– В данный момент я его не вижу, так что придется подождать.

Его критика не имела к ней никакого отношения. Она еще не дошла до рта – он был лишь обозначен карандашом и полоской розовато-коричневой краски.

35
{"b":"111","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Потому что люблю тебя
Разбивая волны
Метро 2035: Питер. Война
Кобель домашний средней паршивости
Автомобили и транспорт
Мой любимый демон
Между небом и тобой
Рассчитаемся после свадьбы
Земля лишних. Коммерсант