ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это почему?

– Из-за коров. Я написал Мельбурну о том, что хочу начать новый проект – разведение племенного скота. Полагаю, ты не знаешь, кто такая Димидиус?

– Молочная корова? Салли упоминала о ней как об одном из малозначащих дурацких проектов Эдмунда.

– Если я прав, проект вовсе не дурацкий и не малозначащий. На самом деле он может стать колоссальным.

Тетя Тремейн перебрасывала свою трость из одной руки в другую. С годами она достигла в этом упражнении такой сноровки, что, вероятно, легко смогла бы управиться и с мечом.

– Что ж, – сказала она после паузы, – я не возражаю против того, чтобы остаться здесь еще какое-то время. Это так приятно – быть вдали от сплетен светского общества.

– Этого проклятия клана Гриффинов?

– Не столько проклятия, сколько ответственности. – Она подмигнула Закери. – Хотя после сегодняшнего бала я, возможно, с тобой соглашусь. – Уже у двери она обернулась. – Ты знаешь, что приглашена половина Уилтшира?

– О, радостный день! – пробормотал он и снова обратился к записям Эдмунда.

Когда Кэролайн спускалась по лестнице, уже было слышно, как музыканты настраивают свои инструменты и переговариваются первые гости. После бала в зале городского собрания слух о госте Уитфелдов достиг, очевидно, самых отдаленных уголков графства и никто не хотел пропустить такого редкого события – увидеть воочию настоящего аристократа голубых кровей.

Никто из гостей не видел его обнаженным, думала Кэролайн. Никто не был в его объятиях и не чувствовал его страсти. Никто из них…

– Каро, – сказала Энн, спускавшаяся вслед за ней, – ты сегодня выглядишь прелестно. По-моему, я никогда раньше не видела тебя в лиловом.

Кэролайн лишь пожала плечами, будто она не провела два часа перед зеркалом, перемерив несколько платьев, пока не остановилась на этом.

– Я заказала его на весну и еще ни разу не надевала. – Она опустила глаза на глубокое декольте. – Не слишком, как ты считаешь?

– Что ты! Ты закончила портрет и заслужила, чтобы сегодня хорошо провести время.

– Спасибо. Постараюсь.

Энн рассмеялась и обняла сестру за талию.

– Мне нравится, что ты повеселела. Последние несколько недель ты была такая серьезная.

Кэролайн и вправду чувствовала, будто у нее гора спала с плеч. Завтра портрет отправится в Вену. Она сделала все, чтобы произвести впечатление на месье Танберга. Но не только это. Она чувствовала себя более уверенной… более взрослой, что ли, словно ее мир стал намного шире. Но это больше имело отношение к тому, что произошло между ней и Закери, чем к портрету.

Неплохо было бы улизнуть куда-нибудь и опять его поцеловать. Она вообще может привыкнуть, что он где-то рядом. Слава Богу, что он оскорбил ее, испугавшись, что их застанут вместе. Она дала ему понять, что не хочет продолжения отношений. И уж конечно, не желает стать его любовницей.

Когда она вошла в зал, она сразу его увидела. Это было нетрудно. Надо было лишь поискать наибольшее скопление юных леди на выданье. А он стоял как раз посередине.

– Посмотри на Лидию Рейнолдс, – прошептала Энн. – Хлопает ресницами, как сова.

– Энн, будь милосердна. Разве мы сами не виноваты в таком поведении?

– Мы? Может быть, я, но не ты. Можно поделиться с тобой секретом?

– Конечно.

– Мы все вытащили билетики с именами, чтобы решить, какой джентльмен кому принадлежит. Мой – Джордж Беннет.

– Мне нравится мистер Беннет. – У сына судьи было по крайней мере чувство юмора, и он был привлекателен внешне.

– Да, но я нацелилась на другого.

– Неужели ты решила поохотиться на Мартина Уильямса?

– Боже, нет, конечно. Пусть его забирает Сьюзен. – Энн наклонилась к Кэролайн поближе. – Я собираюсь подкатиться к лорду Закери.

Что-то сжалось внутри Кэролайн.

– По-моему, он ясно дал понять, что не собирается ни на ком из нас жениться.

Энн пожала плечами.

– Я не больше твоего хочу провести остаток жизни в Уилтшире.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Пока не знаю. Подождем – увидим.

О Господи! Кэролайн посмотрела вслед Энн, которая пошла через зал, чтобы присоединиться к стайке девиц вокруг Закери. Первой мыслью Кэролайн было предупредить Закери: Энн всего лишь нужно скомпрометировать себя в его присутствии, и тогда приличия потребуют, чтобы он женился. Кэролайн сама была сегодня утром на волосок от этого.

– Кэролайн, – проворковала мать, схватив ее за руку, – разве это не чудесно? Я превзошла самое себя. До конца сезона все только и будут говорить о нашем вечере.

– Не сомневаюсь, мама. Ты просто совершила чудо.

– Мистер Хеннекер хотел в последний момент всучить мне оранжевые лилии, но я их не взяла. Оказалось, что он припрятал желтые для какого-то вечера в Грэнстоне. Теперь им придется довольствоваться оранжевыми.

Кэролайн заставила себя улыбаться, хотя ее внимание было поглощено Энн. Она видела, как сестра взяла Закери под руку и сказала что-то, что заставило его засмеяться. Ей это не понравилось. И не только потому, что план Энн, каким бы он ни был, показался ей подлой интригой.

Во-первых, Закери не собирался жениться, и все они это знали. Во-вторых, он только что начал новый проект, и, хотя, очевидно, делал подобное не в первый раз, Кэролайн хотела, чтобы ему сопутствовал успех. Если Энн заставит его жениться на ней, он скорее всего сбежит в армию, только бы избежать неудовольствия своей могущественной семьи. Хуже того, он может влюбиться в Энн и остаться в Уилтшире, так что всякий раз, как она будет приезжать из Вены навестить родителей, ей придется видеть их вдвоем.

– Кэролайн, ты выглядишь бледной. Бедняжка, ты так много работала. – Мать потрепала ее по щеке.

– Да, я немного устала, но я справлюсь. Скажи, мама, ты собираешься сегодня танцевать?

– Нет, что ты, – хихикнула Салли. – Я не стану танцевать с холостяком, если всем моим дочерям нужны мужья.

– Я не собираюсь замуж.

– Конечно, дорогая. Но если кто-нибудь подвернется…

Миссис Уитфелд не договорила и засеменила навстречу лорду и леди Иде. Кэролайн отошла к стене, чтобы видеть прибывающих гостей. Мартин Уильяме приехал с матерью, и к ним сразу же подошла Сьюзен, что-то сказала и повела к буфету. Очевидно, она выполняла первый или третий совет Закери, поскольку оба они были связаны с едой, и это сработало. По крайней мере Мартин не сбежал.

Одна за другой ее сестры находили одиноких мужчин – несомненно, холостяков, которых они выиграли в предложенную Закери лотерею – и занимали их разговорами. Даже Энн в конце концов выпила пунш с Джорджем Беннетом. Было так приятно наблюдать, что ее сестры ведут себя как настоящие молодые леди, а не как толпа обезумевших плакальщиц. Закери совершил просто-таки чудо!

Хотя она убедила себя, что дальнейшие интимные отношения с Закери ее не интересуют, взгляд Кэролайн то и дело невольно обращался к нему. На нем был темно-серый камзол, жилет в серую и зеленую полоску, а галстук заколот булавкой с ониксом. Как он был красив! И он обещал ей больше того, что они успели за двадцать минут, хотя она никогда в жизни не была так возбуждена и удовлетворена. При мысли о том, что это была лишь прелюдия, у нее пересохло во рту и сильнее забилось сердце.

Слава Богу, что он скоро уедет. Его тете все еще нужно поехать в Бат. Если он действительно заинтересовался проектом с Димидиус, они с отцом могут переписываться сколько угодно. Но остаться в Уилтшире – да он и двух минут не останется, если в этом не будет необходимости. Как, впрочем, и она.

– Мисс Уитфелд.

Услышав гнусавый голос, она сделала реверанс.

– Леди Иде. Лорд Иде.

– Ваша мать сказала, что вы закончили портрет, – сообщила графиня. – Полагаю, вы решили использовать для него лорда Закери?

– Да. Спасибо, что проявляете интерес.

– Да, но я надеюсь, вы не думаете, что мы будем ждать бесконечно, пока вы решите принять наше великодушное предложение, – вставил граф. – Когда вы получите ответ?

41
{"b":"111","o":1}