ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сейчас же прекратите. Хотите, чтобы кто-нибудь нас увидел?

– Нет. Пойдемте танцевать.

– А как вы вообще оказались в этом коридоре?

– Искал вас.

Кэролайн вся отдалась во власть музыки. Впрочем, сначала она испугалась, что все увидят по выражению ее лица, как ей нравится танцевать с ним, а возможно, даже поймут, что в его объятиях она не только вальсировала. Но никто на нее не смотрел. Все взгляды – особенно женщин – были прикованы к ее кавалеру.

– Вы никогда не рассказывали, что шесть месяцев изучали искусство в Париже.

– Ничего я в Париже не изучал. То есть формально. Я это сочинил, чтобы до них лучше дошло то, о чем я говорил.

– А вы знали, что я все слышала?

– Нет.

– Значит, вы не пытались завоевать мою благодарность?

– Любовь моя, – шепнул он, прислонившись на миг лбом к ее лбу. – Я уже был внутри вас. Мне не нужна ваша благодарность.

Она сглотнула.

– Мне нужно ваше уважение, Кэролайн. Потому что я вас очень уважаю.

Ей пришлось напрячься, чтобы удержаться – ей так хотелось его поцеловать. Она закусила нижнюю губу.

– Я уважаю вас, – наконец сказала она.

– Потому что вас все еще удивляет то, что я делаю?

Закери Гриффин определенно был гораздо более проницательным, чем она думала раньше. Возможно, он прав. Она действительно ему благодарна, потому что если бы не он, у нее не было бы шанса получить место в студии месье Танберга. Но уважение? Всего несколько дней назад она сказала, что он никчемный человек. Если бы он захотел наказать ее за такое оскорбление, у него была возможность сделать это гораздо раньше, а не сейчас.

– Я удивляюсь все меньше и меньше, – созналась она.

– Это уже что-то. – По его тону она поняла, что обижен он явно не был, но особо и не радовался.

– После того как вы выполнили свое обещание, вы, очевидно, поедете в Бат, – сказала она, чтобы переменить тему. Чем скорее он уедет, тем скорее она вновь обретет равновесие. Кэролайн хотела быть с ним, но не думала продолжать отношения. Ей не нужны были осложнения.

– Мы с тетей Тремейн решили остаться еще на две недели.

У нее возникло подозрение, что он читает ее мысли, и это страшно ее обеспокоило.

– Вот как! Почему?

– А вам не терпится от нас избавиться?

– Нет, конечно. Просто… зачем оставаться в Уилтшире, если вы не обязаны этого делать?

– Есть несколько причин. Одна из них – Димидиус.

– Да, я слышала, как вы вербовали лорда Идса и мистера Пауэлла. Значит, вы серьезно?

– Более чем. Я читал заметки вашего отца о том, как он пришел к мысли вывести новую породу. Ему удалось найти нечто, над чем фермеры и скотоводы бились несколько десятилетий.

– Но ведь он просто скрестил гернзейскую корову с саутдевонским быком.

– Корова не была чисто гернзейской породы. Все обстоит сложнее. Поэтому, если только вы не попросите, чтобы я уехал, мне бы хотелось остаться и, возможно, начать осуществлять широкую программу выведения новых пород, используя опыт вашего отца. Если только вы не попросите меня уехать, – повторил Закери.

Он оставлял это на ее усмотрение. И каждая клеточка ее существа молила о том, чтобы он уехал и избавил ее от дальнейших осложнений.

– Если ваши намерения серьезны, я думаю, вы должны остаться, – почти против воли ответила Кэролайн.

– Мои намерения серьезны, – ответил он, и от его улыбки ее сердце перевернулось в груди. – Очень серьезны.

– В два раза больше молока, Уитфелд? Вы, наверное, шутите. – Винсент Пауэлл пнул сапогом в ограждение загона.

– Я взвесил среднее количество молока от шести коров и сравнил его с удоем от Димидиус. В два раза – это надежная цифра. – Уитфелд говорил довольно спокойно, но после того как Закери невольно подслушал накануне вечером разговор соседей-аристократов, он понял, как они относятся к изобретениям Уитфедда и что Эдмунд хорошо об этом осведомлен. Это обстоятельство делало встречу интересной по многим причинам. – Кроме того, молоко высокого качества, идеально подходит для получения масла и сливок, которые можно будет поставлять в лучшие дома Бата и Лондона.

– Что-то не верится…

– Я видел исследования, которые провел мистер Уитфелд, – вступил в разговор Закери. – Они обоснованны. Я готов рискнуть своими деньгами. Я не прошу вас делать то же самое. Мне нужны лишь ваше сотрудничество и немного вашего времени.

– Для чего, можно узнать? – Недоверие было написано на лице лорда Идса, стоявшего со скрещенными на груди руками.

– Я предлагаю обеспечить вас животными, которых надо кормить и выращивать согласно моим и Эдмунда инструкциям. Но прежде я должен заручиться вашим словом, что животные не будут ни проданы на рынке, ни отправлены на бойню, ни использованы для каких-либо других целей, кроме выведения новой породы молочного скота.

– И на какое время рассчитана ваша программа? – поинтересовался Пауэлл.

У Закери было время лишь для самых предварительных расчетов, но он понимал, что местные фермеры ждут от него ответов на все свои вопросы. Если он не сможет ответить или скажет какую-нибудь явную чушь, вся программа провалится, не начавшись.

– Эта программа не может быть краткосрочной, – медленно произнес он, стараясь продемонстрировать знаменитую уверенность Гриффинов. – Чтобы поддерживать контроль над процессом, я готов обеспечить стопроцентную оплату затрат на следующие пять лет. К тому времени у нас будет достаточное стадо, чтобы подсчитать, выгодно продолжать программу или нет.

– Пять лет, – повторил Пауэлл, взглянув на Идса.

– Я рассчитываю привлечь еще по крайней мере четырех фермеров, чтобы исключить узкородственное спаривание животных, – продолжал Закери. – Но я поговорил с Эдмундом, и он сказал, что хочет, чтобы его в первую очередь поддержали вы, потому что остальные потянутся за вами. – Закери не имел ни малейшего представления, так ли это, но ему показалось, что он задел нужную струну.

– Но вы говорите об огромных деньгах, милорд.

– У меня есть огромные деньги, – улыбнулся Закери. Оба джентльмена одновременно посмотрели на Димидиус, которая опустила морду в большое ведро с овсом. Она выглядела очень хорошо – большая, здоровая и смирная. Рядом с ней пасся теленок.

– Хорошо, лорд Закери, – сказал Иде, протягивая руку. – Сделка состоялась. Но за свое участие мы ожидаем получить процент от всех прибылей.

Закери пожал руку лорда:

– Обещаю.

Потом, пожав руку Пауэллу, он отступил, чтобы оба джентльмена пожали руку Уитфелду, а сам достал из повозки бутылку виски и несколько стаканов.

– Надо закрепить наше партнерство.

– Вы хороший парень, Закери, – с улыбкой сказал Пауэлл. – Когда начнем?

Это было самое трудное.

– Мне надо объехать несколько ферм в округе и посмотреть на их стада, так что я думаю, что животные начнут прибывать в течение следующих двух недель, а возможно, и раньше.

– Отлично. Уитфелд разлил виски по стаканам и поднял свой:

– За нашу Димидиус. Партнеры тоже подняли стаканы:

– За Димидиус.

– Теперь можете взглянуть.

Закери оторвался от юридического справочника, который он одолжил у Фрэнка Андертона. Ему было необходимо удостовериться, что юридически ни один из фермеров не может взять корову, а потом продать все их исследования без привлечения его к ответственности.

– Прошу прощения?

Джоанна отложила кисть и пригладила муслиновое платье.

– Я сказала, что закончила, и вы можете посмотреть, что у меня получилось.

Он и забыл, что снова позирует для портрета.

– Между прочим, я забыл спросить, как прошел ваш вечер с мистером Томасом.

– О, очень хорошо. Он пригласил меня на пикник завтра.

– Отлично. Тогда почему вы пишете мой портрет?

– Я больше не пишу ваш портрет.

– Вот как? – заинтересовался Закери и обошел импровизированный мольберт.

– Что это? Тога?

– Сначала я писала ваш портрет в костюме Аполлона, а когда вытянула из корзинки билетике именем Джона Томаса, то решила, что лучше буду рисовать его.

43
{"b":"111","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
По желанию дамы
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Паиньки тоже бунтуют
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Девочки-мотыльки
Марта и фантастический дирижабль
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство