1
2
3
...
43
44
45
...
62

– Хорошо придумали. – На самом деле голова, сидевшая на тоге без всякой шеи, и выглядывавшие из-под нее кривые ноги кавалериста могли принадлежать кому угодно, начиная от принца-консорта до безумного императора Нерона, но Закери был рад, что, судя по размеру носа, это, во всяком случае, был не он. – А мистер Томас уже видел вашу работу?

– Нет еще. Я решила подарить ему портрет на пикнике.

– Думаю, он будет приятно удивлен, – дипломатично заявил Закери. – Могу поспорить, что прежде никто еще не писал его портрет.

– Это я придумала.

Судя по улыбке Джоанны, он сказал правильную вещь. И по крайней мере она переключила свое внимание с него на кого-то другого.

– Вот вы где, – услышал он голос Кэролайн, и у него забилось сердце.

– Добрый день, мисс Уитфелд.

– Добрый день. Я была в Троубридже и встретила там мистера Андертона. Он просил передать вам это. – Кэролайн протянула ему большой том в кожаном переплете. – Он сказал, что здесь больше говорится о соревновании колесниц, но возможно, и вы для себя найдете что-либо полезное.

– На тот случай, если мы вдруг начнем выводить коров для скачек? – сказал он, принимая книгу.

Она фыркнула и прикрыла лицо рукой. Он обожал, когда она так делала.

– Полагаю, здесь говорится об имущественных спорах. Хотите я посмотрю?

– Вы предлагаете мне свои услуги? – Его пальцы так и чесались убрать локон с ее лица и дотронуться до мягкой кожи.

– У меня почти две недели до того момента, когда придет сообщение из Вены. Я могу отплатить вам за вашу помощь…

– Принимаю.

– Если вы закончили убивать друг друга своей вежливостью, – саркастически заявила Джоанна, – посмотри, что я написала, Каро. Это Джон Томас.

Кэролайн попыталась сохранить нейтральное выражение лица.

– Бог мой, у тебя получилась замечательная цветовая гамма. И мазки у тебя такие деликатные.

Джоанна распушила перья, словно певчая птичка.

– Вот видишь! Я тоже могла бы стать художницей, если бы захотела.

– Не сомневаюсь.

– Пойду покажу Джулии. Она обзавидуется, потому что она нечаянно облила пуншем своего джентльмена, так что вряд ли ему понравилась.

Закери посмотрел вслед Джоанне, а потом обернулся к Кэролайн. Покосившись на служанку, штопавшую в углу носки, он украдкой погладил Кэролайн по тыльной стороне ладони.

– Еще раз спасибо зато, что предложили свою помощь.

– Мне надо чем-то себя занять, чтобы не сойти с ума, пока придет письмо из Вены.

– Рад услужить.

– Между прочим, позвольте спросить, для скольких портретов вы еще позируете?

Он-то думал, что она собирается предложить ему найти укромное место, где бы они могли продолжить свое знакомство, а она интересуется портретами.

– Началось с четырех, но после бала многие потеряли к этому интерес.

– Это хорошо, не так ли?

Значит, она не ревнует? Закери не решился спросить об этом. Самое большее, на что, по-видимому, можно надеяться, это что она захочет получить еще один урок анатомии.

– Не хочу показаться пристрастным, но на вашем портрете я больше похож.

– Спасибо, – хихикнула она. – Вы уже получили известие от вашего брата? Он согласен дать средства на поддержание папиной программы?

– Нет еще. Он всегда долго обдумывает, прежде чем принять решение, но он будет дураком, если проект его не заинтересует. А Мельбурн далеко не дурак.

Открыв том, Кэролайн спросила:

– Что надо искать?

– Любые прецеденты о защите исследований.

– И о коровах, выращиваемых для скачек.

Ее зеленые глаза заискрились от смеха. Как бы к этому не привыкнуть, подумал он. Просто сидеть напротив нее за столом и болтать… Эта мысль вызвала у него беспокойство.

– И об этом, если найдете.

Глава 18

Шарлемань сел напротив Себастьяна и бросил на письменный стол пачку корреспонденции.

– Между прочим, тебе пришло письмо от тети Тремейн. – Он взял нож для вскрытия конвертов и взломал восковую печать своего письма.

Герцог Мельбурн поднял глаза от кучи счетов и писем и посмотрел на младшего брата.

– Меня во что-то пытаются втянуть, – сказал он, отодвигая бумаги.

Шей продолжал читать свое письмо.

– Я просто хотел узнать, пишет ли тетя о коровах или это просто Зак… Зак в своем репертуаре.

– Можешь удовлетворить свое любопытство, – ответил Мельбурн и протянул брату письмо тети.

Шей начал читать, довольно умело пародируя медоточивый голос леди Глэдис:

– «Дорогой Мельбурн, рада сообщить тебе, что погода в Уилтшире стоит прекрасная. Кэролайн – старшая мисс Уитфелд, как я уже тебе писала, – закончила портрет Закери и отправила его Шарлеманю. Надеюсь, этот пройдоха отослал его в Вену». Мило, не правда ли? Конечно, я его отослал.

– Продолжай, – приказал Себастьян, не скрывая своего удовольствия от того, какое определение тетя Тремейн дала его брату.

– Ладно. «Полагаю, что Закери написал тебе о своем новом увлечении – коровах». Мне так многое хочется тебе сказать в ответ на это, Себ.

– Не надо.

– Ну почему, Мельбурн?

– Дай мне это чертово письмо.

– Читаю, читаю. «Он убедил шестерых местных фермеров принять участие в программе, а завтра он отправляется в Хеддиигтон, чтобы купить две дюжины коров и попытаться повторить результаты, полученные Эдмундом».

Шей продолжал читать список фермеров, которых Закери уговорил участвовать в проекте, но Себастьян уже не слушал. Его младший брат был знаменит тем, что легко мог уговорить любого, но обычно он ограничивался тем, что уговаривал юных девиц лечь с ним в постель. Когда дело доходило до проектов – и до связей с любовницами, – Закери предпочитал, чтобы все они были простыми и краткосрочными.

На сей раз все было иначе. Он, видимо, потратил немало усилий, чтобы завербовать партнеров, и сделал это без одобрения своей собственной семьи.

– …бурн? Себастьян?

– Что? – очнулся Мельбурн.

– По-моему, я подошел к самому главному. Я не хотел, чтобы ты это пропустил.

– Рад, что есть что-то важное. – Он любил тетю Тремейн, но иногда она могла быть такой занудой.

– «Я решила вообще не ездить в Бат и останусь в Уилтшире на неопределенный срок. Закери тоже согласился остаться, по крайней мере до того времени, как Кэролайн получит ответ из Вены. Тебе следует заказать ей свой портрет, Мельбурн. Она необыкновенно талантлива и очень умна. Твой брат уговорил ее помогать ему, и она оказалась очень полезной. Пожалуйста, поблагодари Шея за книгу стихов, которую он передал через Закери, и спроси, не будет ли он против, если я подарю ее Кэролайн. Думаю, что она больше, чем ее сестры, сумеет оценить достоинство стихов. Книга в хорошем состоянии, если не считать обложки, побывавшей в зубах Гарольда. Передай привет Пип. Г.Т.». – Шей вернул письмо брату. – Напиши ей, что она может делать с книгой, что захочет. Элоиза Хардинг подарила мне еще один экземпляр… и при весьма романтических обстоятельствах.

– Уволь меня от рассказов о своих подвигах, Шей, – сказал Мельбурн, перечитывая письмо. – Проклятие!

– Что такое? Это всего-навсего книга. Я удивлен, что он до сих пор не потерял собаку.

У Шарлеманя была неплохая голова, когда дело касалось бизнеса, но в другом он мог быть удивительно бестолковым.

– Посмотри, что у тебя намечено на следующие две недели. – Себастьян встал из-за письменного стола. – Я хочу, чтобы к концу недели мы с тобой были в Уилтшире.

– Какого черта мы забыли в Уилтшире? Не думаешь же ты, что затея Закери насчет коров действительно серьезна?

– Меня беспокоят не коровы… – Он еще раз перечитал письмо. – А Кэролайн Уитфелд, которая «необыкновенно талантлива и очень умна». Наша любимая тетушка, похоже, занялась сватовством.

– Помнится, ты велел Закери не забывать об ответственности. Но кажется…

– Я велел ему завести собаку, – отрезал Мельбурн, направляясь к дверям.

Из частых писем тети Тремейн он уже знал, что у Уитфелдов семь дочерей, известных своей глупостью и страстным желанием поскорее выйти замуж. Принимая во внимание это обстоятельство, а также явную заинтересованность тети Тремейн, было совершенно очевидно, что нехарактерный для Закери интерес к разведению племенного скота был внушен ему женщиной. Не важно, понимал ли он махинации девиц Уитфелд. Но разъезжая по графству в поисках коров, он может оказаться в ловушке, и ему придется заключить неравный брак с какой-нибудь местной девушкой. А романтически настроенная тетя Тремейн, возможно, надеется именно на это.

44
{"b":"111","o":1}