ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рефлекс
Строптивый романтик
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Десять негритят
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Земля живых (сборник)
Форма воды
Принцесса моих кошмаров

Она, очевидно, решила, что расстояние между Уилтширом и Лондоном достаточно велико и ей удастся свести своего племянника с дочерью какого-нибудь фермера.

Но тетушка явно просчиталась.

– Мне совсем не обязательно ехать с вами, – бросила Кэролайн через плечо, поднимаясь к себе в мастерскую.

– Мне пригодилось бы еще одно мнение. – Закери шел за ней по пятам.

Она решила, что это будет легко – провести время с джентльменом в интимной обстановке и узнать кое-что о мужской анатомии и больше никогда к этому не возвращаться, разве что в своих фантазиях. Тогда почему у нее перехватывает дыхание каждый раз, когда она оказывается с Закери в одной комнате, и начинает биться сердце при звуке его низкого тихого голоса? И почему ей четыре ночи подряд снилось, будто он в ее постели и она наслаждается его близостью?

– Еще одно мнение выскажет мой отец. Он схватил ее за руку.

– Ладно. – Он повернул ее к себе. – Мне нужно ваше общество. Я хочу провести с вами день и не буду при этом прикован ногой к колонне.

– Мы вчера провели вместе два часа в библиотеке.

– Верно. А между нами был стол и кипа книг и всяких бумаг.

Закери отпустил ее, но прошел вслед за ней в мастерскую. Она сделала вид, что просматривает какие-то наброски. Ей надо привести их в порядок и решить, какие из них взять с собой в Вену.

– Мне надо кое-что узнать, – сказал он.

– Что именно?

– Сначала посмотрите на меня.

Она подняла голову и сцепила руки за спиной, чтобы не было видно, как они дрожат.

– Да?

Взгляд его серых глаз был серьезен. Он не подошел к ней, а сел на подоконник.

– Я пробуду здесь еще две недели. Неужели мы проведем все это время в разных углах комнаты?

– В разных углах? Я не пон…

– Вы понимаете, что я имею в виду. – Он бросил взгляд на дверь и понизил голос. – Я хочу вас. А вы меня хотите?

– Господи, – выдохнула она, надеясь, что дрожь в голосе можно было принять за шок, а не за похоть. Возможно, ей удастся его одурачить, если уж она не может обмануть себя.

– Я всего лишь просила об уроке анатомии.

Из груди Закери вырвалось тихое рычание. В мгновение ока он оказался с ней рядом. Он схватил ее за плечи и поцеловал. Поцелуй был грубым, глубоким и требовательным.

Ее ноги стали ватными, и она прильнула к нему. Самоконтроль, благие намерения, логика – все было позабыто. Она даже не могла вспомнить, почему решила, что быть с ним всего раз – это мудрое решение.

– Закери, – прошептала она, обнимая его за шею.

– Закери, вы готовы?

Услышав голос отца, она оттолкнула Закери так, что он снова отлетел к окну. Она боялась обернуться к двери. Если отец увидит сейчас ее лицо, он все поймет. А если поймет, она никогда не уедет в Вену. Ее заставят стать леди Кэролайн Гриффин, и ей придется устраивать рауты и вышивать инициалы мужа на его носовых платках. А поскольку у Закери множество важных знакомых, у нее уже не останется времени, чтобы взять в руки кисть даже ради развлечения.

– Я сейчас спущусь. Пойдемте, Кэролайн.

– Не пойду.

– Вам лучше провести этот день с вашим отцом и со мной. Свежий воздух не помешает нам обоим.

– Свежий воздух, возможно, и полезен, но проводить время с вами – это вряд ли приведет к чему-либо хорошему.

– Обещаю быть таким же осторожным, как вы. Кроме того, вы хорошо знакомы с местными аристократами, а я – нет.

– Мой отец…

– Ваш отец также заинтересован в продвижении своего проекта, как и я. Помогите мне.

Она не понимала, как можно после такого страстного поцелуя рассуждать о разведении скота. Что до нее, она все еще не совсем пришла в себя.

– Ладно. Только держитесь от меня на расстоянии. Когда она проходила мимо него к двери, он усмехнулся:

– Никаких обещаний.

Эдмунд Уитфелд уже сидел в четырехместном открытом экипаже. Кэролайн поспешила вперед, чтобы сесть ей помог не Закери, а отец. Чем меньше физических контактов с Закери, тем лучше для ее душевного покоя. Осталось всего несколько дней. А после он может разъезжать по Уилтширу и сколько угодно флиртовать, потому что она уже будет на континенте.

На полпути к карете она остановилась, увидев приближающуюся к ним Энн. На ней были хорошенькая зеленая шляпка и зелено-желтое муслиновое платье. Очевидно, сестра куда-то собралась. Но когда Энн улыбнулась и поклонилась Закери, Кэролайн все стало ясно.

– Энн? – нахмурилась она.

– Лорд Закери упомянул, что вы собираетесь поехать навестить некоторых наших соседей. – Она протянула Закери руку, чтобы он помог ей сесть в экипаж. – И я сама себя пригласила. А он был слишком вежлив, чтобы мне отказать.

– Чепуха, – ответил Закери. – Я всегда говорю, что чем больше общество, тем веселее.

Ах, вот как? Несколько минут назад он был готов сорвать с нее платье, а теперь с веселым видом приглашает поехать с ними еще одного человека. Его чувства к ней не имеют значения. Ему важен скот.

– Мисс Уитфелд? – Он предлагал ей руку.

Она приняла ее, хотя только что решила не ехать. Он сел в экипаж рядом с Энн, так что Кэролайн пришлось сесть рядом с отцом.

Сколько раз он говорил, что приехал в Уилтшир не для того, чтобы найти жену? Если Энн задумала какую-то нечестную игру, это было ужасно. А если он лгал и все же искал невесту, почему не сделал предложение ей? Она, конечно же, отказалась бы, но он ни разу даже не намекал. Существовал еще худший сценарий: Закери одурачил всех, и прежде всего ее, а Энн будет второй в списке соблазненных.

Пока они мило болтали и смеялись, Кэролайн внимательно изучала их лица. Она отметила его непринужденный смех, серьезное выражение глаз и то, с каким уважением он обращался к отцу с вопросами о Димидиус и теленке.

Нет, он не Казанова, собирающийся соблазнить всех девиц в графстве. А если бы собирался, шести из них ему даже не пришлось бы домогаться, а седьмая уже не устояла.

Из этого следовало, что вина за следующие грехопадения полностью лежала на Энн. Когда они доехали до первой фермы к югу от Хеддингтона и отправились вместе с фермером осматривать пастбище, Кэролайн решила понаблюдать за сестрой.

Энн всегда была самой решительной из сестер – возможно, кроме нее, – но тогда как Кэролайн могла отвлечься от одиночества живописью, у Энн был только ее ум.

– О Господи, – прошептала Кэролайн, заметив, как ее сестра сделала вид, что гладит корову. Это, несомненно, должно было продемонстрировать ее заинтересованность в проекте и смягчить сердце Закери.

– О Господи – что? – пробормотал Закери прямо за ее спиной.

Она даже не заметила, что он подошел так близко.

– Ничего.

– Я не знал, что Энн в курсе намерений вашего отца. Кажется, она интересуется разведением скота.

– Ода.

– И что это значит?

– Я ничего не собираюсь говорить об интересах своей сестры или о ее характере, – так же тихо отозвалась Кэролайн. – Скажу одно: если вы не относитесь к проекту серьезно, вы немедленно должны сказать об этом отцу. Наша семья не может позволить себе пасть жертвой вашей фривольности.

Он схватил ее за руку и оттащил от остальных.

– Фривольность? Энн попросила взять ее с собой, и я не вижу причины, почему она не должна была поехать с нами. Какой грех, кроме вежливости, вы мне приписываете?

Кэролайн оторопела.

– Извините меня. Мои ощущения сугубо индивидуальны и не обязательно связаны с реальностью.

Закери отпустил ее руку, и выражение его лица немного смягчилось.

– Энн занята Джорджем Беннетом и этим счастлива. Если она желает моего присутствия, чтобы мистер Беннет еще больше ею заинтересовался, я не возражаю.

– Она вам сказала, что хочет вызвать ревность мистера Беннета?

Он пожал плечами.

– Она сказала, что, когда разговаривает со мной, мистер Беннет больше обращает на нее внимания. – Его губы тронула улыбка. – Точно так же, как вы обращаете на меня внимание, когда я разговариваю с Энн.

– О! Это неправда!

45
{"b":"111","o":1}