ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время желаний. Как начать жить для себя
Смерть на винограднике
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Факультет чудовищ. С профессором шутки плохи
Одним словом. Книга для тех, кто хочет придумать хорошее название. 33 урока
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
Всеобщая история чувств
Катарсис. Старый Мамонт
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?

– А ты уже закончил позировать для портрета?

– Ты прекрасно знаешь, что закончил. Я попросил Шея помочь мне отправить портрет в Вену.

– Ты хочешь сказать – помочь ей.

Закери нахмурился. Это начало походить на допрос.

– Я просил его об одолжении. А тебе лучше решить, за что ты собираешься на меня сердиться или в чем я тебя разочаровал, и тогда мы можем на этом сосредоточиться.

– Мы с тобой не разговаривали целый месяц. Я наверстываю упущенное.

– Хорошо. У меня много работы и хотелось бы, чтобы ты перешел к делу.

– Почему ты сердишься?

– Я сержусь потому, что вы оба приехали, не удосужившись предупредить меня, и потому, что вы заранее решили отвергнуть то, что я предлагаю – не важно, что именно, – даже не ознакомившись с моим планом.

– Я уже видел твои планы. Сотни раз. К какому выводу, по-твоему, я должен был прийти?

– Люди меняются, Мельбурн. Почему бы тебе не оглянуться вокруг, прежде чем ты начнешь свои чертовы нравоучения? – Стиснув кулаки, Закери отвернулся. Он не помнил, чтобы когда-либо так сердился на Себастьяна, хотя такие стычки происходили между ними много раз. Возможно, потому, что сейчас он был уверен в своих аргументах. – Между прочим, я лишь спросил, хочешь ли ты принять участие. Программа будет продолжаться – с вами или без вас, ваша светлость.

– Закери…

– Проваливай, Себастьян. Ты больше не приглашен участвовать.

Молва по графству Уилтшир, видимо, распространяется со скоростью ветра, решил Мельбурн. Потому что не прошло и двух часов с того момента, как они с братом приехали, как к Уитфелдам явились еще девять визитеров из Троубриджа и окрестных поместий.

Сын бакалейщика, некто Уильяме, сидел за столом в утренней комнате и бросал томные взгляды на одну из сестер. Салли Уитфелд что-то нашептывала на ухо Себастьяну. Напротив них сидели еще две ее дочери – похоже, что близнецы, – которые перешептывались, хихикали и строили глазки ему и Шарлеманю.

Шарлемань взял со стола чашку чая.

– Что мы здесь делаем, Мельбурн? – пробурчал он. – И где, черт возьми, Закери?

Учитывая прием, оказанный ему Закери, Себастьян затруднялся ответить на оба эти вопроса. Но был уверен, что происходило что-то не связанное с разведением скота. Семь девиц Уитфелд совершенно очевидно имели виды на каждого холостого мужчину в графстве, так что он не уедет, пока не убедится, что Закери не грозит опасность.

– Разбираемся в происходящем, – тихо ответил Себастьян. – А Закери где-то здесь. – Мельбурн не хотел признаваться, что понятия не имеет, куда подевался его младший брат.

Самым надежным источником информации могла бы быть тетя Тремейн, но Мельбурну не удалось остаться с ней наедине хотя бы на минуту и вряд ли удастся до вечера. Что ж, терпения ему не занимать.

А пока миссис Уитфелд наверняка не будет возражать, если он попросит разрешения поговорить с одной из ее дочерей. Сделав Шарлеманю знак оставаться на месте, он встал.

– Где я могу найти мисс Уитфелд? Мне было бы интересно посмотреть на ее картины.

– Возможно, она в своей мастерской, – ответила миссис Уитфелд. – Но зачем вам говорить с ней? Она уезжает в Вену через несколько дней и не хочет выходить замуж. Вам лучше поболтать с Джоанной. Она очень приятная девушка и сегодня утром упала в обморок. Ваш брат ее спас.

– Неужели? – Мельбурн посмотрел на Джоанну. Девица выглядела вполне здоровой. – Я не стану утомлять столь хрупкое создание. Кто-нибудь покажет мне, где мастерская?

– Я покажу, ваша светлость, – встала другая сестра.

– А вас как зовут? – спросил Мельбурн, следуя за ней.

– Энн. Я не пишу картин и не падаю в обморок. Его мнение о девушке немного изменилось в лучшую сторону.

– Я тоже.

– А скот разводите?

– У меня есть стада в нескольких поместьях.

– Могу поспорить, что ни одна из ваших коров не дает столько молока, сколько Димидиус.

Себастьян стиснул зубы. Он выслушает мнение Закери, но не намерен слушать какую-то девчушку.

– Я не желаю обсуждать коров, – сказал он твердо, но достаточно вежливо.

– Значит, вы приехали в Уилтшир по другой причине, – тут же откликнулась она.

Очевидно, не все девицы Уитфелд такие тупые, как он думал. Интересно.

– Это была серьезная причина. – Обычно люди не спрашивали о мотивах его поступков. Особенно девочки, которые в два раза моложе его.

– Вообще-то в нашем графстве больше разводят овец, – ничуть не смутившись его тоном, продолжала Энн.

– Да, я знаю.

– А еще у нас делают кирпич, а Троубридж известен своим текстилем.

– Я слышал об этом. – Он начинал думать, что она нарочно его поддразнивает. Последующее развитие сценария могло быть разным. Она либо сумасшедшая – что маловероятно, – либо недовольна его присутствием. Второе было более вероятно, особенно если Уитфелды решили женить Закери на одной из своих дочерей. Правда, логика не всегда себя оправдывала и Себастьян предпочитал знать наверняка, прежде чем действовать. – Если ваше графство знаменито овцами, кирпичом и текстилем, почему ваш отец решил разводить коров?

– Значит, вы все же хотите обсуждать коров? Себастьян сделал глубокий вдох.

– Да, хочу.

– Очень хорошо. На самом деле отец не думал разводить коров. У него была своя теория о скрещивании пород, но именно Закери понял, какой важной в этом деле может стать Димидиус. Он убедил нескольких местных фермеров и землевладельцев отдать часть своей земли для увеличения племенного стада.

Значит, Уитфелды действительно полюбили Зака. Впрочем, Мельбурна это не удивило. Все считали его младшего брата добродушным и обаятельным.

– Могу поспорить, вам нравится, что Закери и тетя Тремейн гостят у вас.

– Да. Если бы Закери не согласился позировать Каро для портрета, ей пришлось бы просить лорда и леди Иде.

Но они любят рядиться в костюмы средневековых героев, а студия вряд ли приняла бы такие портреты.

– Вот как.

Они остановились перед входом в студию, и Энн постучала.

– Каро? Герцог Мельбурн хочет посмотреть твои картины.

Дверь открылась, и стройная девушка с каштановыми волосами отступила, пропуская их в мастерскую.

Пол в мастерской был дубовый, половину одной стены занимал эркер с широким низким подоконником. Дальняя сторона была занята полками с книгами и кипами альбомов для рисования. Правая стена была почти не видна, так как была сплошь увешана картинами.

Он подошел ближе и стал рассматривать семейные портреты, пейзажи, изображения собак, кошек и цыплят, портреты незнакомых ему людей, по-видимому соседей. Мисс Уитфелд остановилась у него за спиной, и он ждал, что она начнет извиняться за не до конца прописанные картины или за странные для живописи объекты.

Но она молчала, и он спросил:

– Это все ваши работы?

– Нет, не все. Некоторые висят в коридоре за гостиной, а большинство семейных портретов соседи забрали к себе домой.

– А здесь картины, которыми вы меньше всего гордитесь?

– Картины, которыми я меньше всего горжусь, я сожгла. Мой отец хотел, чтобы наши портреты – я имею в виду нас, сестер, – висели в коридоре, и отобрал еще несколько своих любимых картин.

Никакого хныканья, никакого вежливого подчеркивания своего таланта – того, что он ожидал бы услышать от большинства женщин, с которыми был знаком. Многие признанные художники его поколения искали знакомства с ним и неизменно просили либо о покровительстве, либо уговаривали позировать им. Отдавая дань артистическому сообществу, он, таким образом, собрал небольшую коллекцию картин лучших английских художников.

– У вас талант, – сказал он, двигаясь вдоль стены.

– Спасибо.

Не обращая внимания на стоявшую в дверях Энн, он сказал:

– Боюсь, я не большой любитель картин с изображениями животных.

Она смело встретилась с ним глазами.

– Я писала их не для вас, ваша светлость. Хотите еще что-нибудь посмотреть?

– Я слышал, что вы через несколько дней уезжаете в Вену.

52
{"b":"111","o":1}