ЛитМир - Электронная Библиотека

– У наших женщин нет времени на визиты, – возразил Руперт.

– Изабель – самая работящая женщина, какую вы видели. Она моментально поможет им с работой.

– Наши жены не любят чужих.

– Дайте ей пять минут, и она любому перестанет быть чужой.

Джейк ждал, положив руки на плечи Вилла и Пита. Брет продолжал рассматривать фермеров с откровенным любопытством двенадцатилетнего мальчика, у которого на совести нет никаких постыдных тайн.

– Нам нужно возвращаться домой, – заявил Руперт. – Мы не можем оставить наши поля без присмотра.

– На вашем месте я перестал бы думать о том, что потерял этих парней. – сказал Джейк. – А просто заказал бы себе еще парочку.

Одарив Джейка особенно враждебным взглядом, Руперт повернулся и пошел прочь. Его приятель последовал за ним.

– Я его ненавижу, – шепнул Вилл.

– Мне он тоже не слишком нравится, – ответил Джейк. – О чем он тебя спрашивал?

– Об отце.

– Что ты ему сказал?

– Сказал, что мало что помню, и это правда.

– Он спрашивал еще о чем-нибудь?

– Да, но Брет не дал мне ответить. Вмешательством Брета был недоволен Вилл, но не Джейк. Вилл был слишком мал и невинен, чтобы понять, что происходит. Брет понимал очень хорошо. Джейк улыбнулся мальчику.

– Ты прямо как Изабель, наговорил сорок коробов и ничего не сказал.

Пожав плечами, Брет отклонил комплимент.

– Я думал о том, что бы они сделали со мной, не найди мы Бака.

– Но я не хочу в ванну, – возражал Вилл. – Я уже мылся в Остине.

– Это было три недели назад.

– Я каждое утро умываюсь в ручье.

– Это не то же, что ванна.

– Но похоже!

Они вернулись в отель. Ванная оказалась маленькой и узкой. Большой таз, полный дымящейся воды, занимал большую ее часть. Изабель раздражало, что она вынуждена обратиться к Джейку за поддержкой. Интересно, сам он будет мыться? Он уже удивил ее тем, что подстригся и от этого стал вдвое красивее. Она не была уверена, что сможет выдержать больше.

– Мы все примем ванну, – поддержал Джейк.

– Потом отлично пообедаем и будем спать в настоящей кровати, – сказала Изабель. – Еще не скоро вам это снова удастся.

Девушка и мальчики уже сидели в столовой отеля, когда вошел Джейк. Ее предчувствия оправдались. Умытый, чисто выбритый и одетый в чистую одежду, Джейк был так красив, что дух захватывало. Даже мальчики это заметили.

– Ты кажешься не таким волосатым, – заметил Вилл, когда Джейк присоединился к ним за большим прямоугольным столом. В комнате была дюжина грубо сколоченных столов, некоторые на козлах, вокруг других стояли стулья. Изабель выбрала единственный, покрытый скатертью.

– Он побрился, – проинформировал Пит. – Я не буду бриться, когда вырасту.

– Девушки любят бритых мужчин, – авторитетно произнес Брет. – Им не нравятся косматые медведи.

– Наплевать, что любят девушки, – отозвался Пит. – Я их не люблю.

– Изабель тоже девушка, – вмешался Джейк.

– Нет, она – нет, – возразил Вилл. – Она леди.

– Благодарю, – Изабель покраснела. – Но давайте отложим это обсуждение лет на пять-шесть.

– Все, что нужно девушкам, это выйти замуж, – Брет не обращал внимания на Изабель. – Я никогда не женюсь.

Изабель забавлялась, слушая, как четверо мужчин обсуждают женщин и прелести брака, будто ее тут нет. Может быть, как и Вилл, они не считают, что эта тема относится к ней. Конечно, она не интересуется замужеством и после знакомства с мужчинами предпочитает зависеть только от себя.

Но эта мысль только промелькнула и была тут же сметена целой лавиной противоречий. Нельзя сидеть рядом с Джейком и не ощущать магического влияния его личности. Она чувствовала напряжение между ними. Интересно, чувствует ли он, и, если да, что думает об этом?

Изабель улыбалась, глядя на него. Мальчики говорили одну глупость за другой. Однако, несмотря на острый язык Брета, Джейк умудрялся поддерживать легкий разговор. Они вели себя словно щенки, ползающие перед вожаком.

Джейк позволял, может быть, ему даже это нравилось. Это был совершенно другой Джейк, не тот мужчина, которого она узнала на ранчо. Он улыбался. Улыбался, а ее желудок каждый раз кувыркался. На подбородке была маленькая ямочка, и кадык ходил вверх-вниз, когда он говорил. Изабель не замечала этого, пока он не побрился. Она видела темноватый след от бороды. Лицо ее жениха всегда было совершенно гладким. Ей больше нравилась грубоватая внешность Джейка, которая не обещала ничего, чего у него не было.

Оказывается, он может быть обаятельным, так очаровал официантку, что Изабель подумала – та предложит за него разрезать бифштекс. Настроение Джейка было заразительным – люди улыбались, поглядывая на их стол. Изабель показалось, все они думают, что это семья наслаждается выходом в город.

Холодное чувство пустоты заморозило улыбку. У нее нет семьи, она одинока, а здесь только затем, чтобы помочь мальчикам. И вернется в Остин, как только они устроятся. Для этого она отправилась в это путешествие, но все изменилось.

Изабель полюбила этих ребят и хочет быть такой же нужной им, как они теперь нужны ей. Она не могла представить себе, что не увидит их снова, не узнает, какими они выросли, не увидит их жен и детей. Они стали частью ее жизни. Они – ее семья.

И Джейк оказался клеем, связующим их.

Его голубые глаза подмигивали ей. Вилл что-то сказал, но Изабель пропустила – что. Вокруг глаз Джейка лучились морщинки от улыбки, губы приоткрылись, обнаружив ровные белые зубы, на щеках образовались ямочки. Улыбка была такой теплой, такой радушной, такой искренней – она почувствовала себя так, словно они действительно семья.

Изабель хотела, чтобы Джейк поцеловал ее.

Мысль ужаснула, но Изабель не отмахнулась от нее. Ей все равно, о какой черте ее личности это говорит. Она помнит его поцелуй, нежность губ, силу рук, обнимающих ее, чувство безопасности, своей желанности и привлекательности. Ничего похожего на то животное чувство, которое питал к ней Анри Дю Планж. Изабель тянуло к Джейку, несмотря на все ее неодобрение.

Она никогда не чувствовала себя так восхитительно, как в его объятиях, и помнит каждую секунду прогулки до палатки, после того как подвернула ногу, каждую минуту скачки на ранчо, когда его тело фактически обвивало ее.

Чье-то колено коснулось ее под столом. Здравый смысл говорил, что это может быть любой из мальчиков, но тело сказало – Джейк. То же говорили его глаза, затуманенные желанием.

Изабель обдало жаром с головы до ног. Она чувствовала себя так, будто у нее поднялась температура, и надеялась, что не покраснела, хотя была уверена – конечно, покраснела. Она знала, как вести себя в заполненных людьми гостиных Саванны, но когда дело касалось Джейка, была точно так же невинна и наивна, как Вилл.

– Я думаю, пора отправить этих мошенников спать, – сказал Джейк.

Обед был окончен. Они сидели, разговаривая, и Джейк выпил три чашки кофе, который, как Изабель было известно, не был приготовлен на трехдневной гуще.

– Мы не хотим спать, – воспротивился Пит.

– Можно мне заглянуть в салун? – спросил Вилл.

– Нет, нельзя, – вмешалась Изабель. – Вы отправитесь прямо в постель, потому что очень устали. Я не хочу, чтобы вы хныкали всю обратную дорогу на ранчо.

– Я не хнычу, – возразил Вилл.

Изабель пришлось признать, что малыш был самым веселым из мальчиков, но она чувствовала себя под таким сильным впечатлением от присутствия Джейка, что ей стоило труда сконцентрироваться на своих словах.

Джейк встал. Один взгляд – и Изабель засомневалась, найдет ли силы двинуться с места. Почему он носит такие обтягивающие штаны? Они неприличны. Любой, кто задастся вопросом, мужчина ли Джейк, должен только взглянуть на него.

Изабель отвела глаза, подавленная. Джейк протянул руку, чтобы помочь ей встать. Она хотела отказаться, сомневаясь, что его прикосновение пойдет на пользу, но не рискнула встать без посторонней помощи.

37
{"b":"11100","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Ледовые странники
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Забытые
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Массажист
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Завтра я буду скучать по тебе