ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спрашивала, как добраться в Остин. Старый Джошуа посоветовал поискать Сэма Стоуна, он как раз сегодня отправляется туда.

– Она не вернется в Остин, нет? – спросил Пит.

– Она не может! – закричал Вилл. – Она обещала!

– Обещания сиротам не считаются, – возразил Брет.

– Обещания Изабель всегда считаются, – твердо сказал Джейк. – Вы, ребята, оставайтесь у фургона и смотрите, чтобы никто не поживился нашими запасами. Я мигом вернусь.

Он нашел Изабель сидящей перед ветхой хижиной, спина была прямой, широко открытые глаза устремлены вперед.

– Что вы задумали? Мы должны были выехать еще час назад.

– Я не еду, – Изабель не смотрела на него. – Я возвращаюсь в Остин.

Джейк предполагал, такая девушка, как Изабель, не сможет спокойно перенести случившееся, но этого не ожидал.

– Это из-за ночи?

Она, казалось, еще больше застыла. – Потому что если – да, я…

– Я была бы рада, если бы вы забыли о прошлой ночи. Я не делаю вас ответственным. Вы пришли ко мне только потому, что думали – я больна.

– Никто не должен отвечать за то, что я делаю, – огрызнулся Джейк.

– Тем не менее, я отвечаю. Это заставило меня понять – я слаба физически.

– Черт возьми! – Джейк встал прямо перед ней, чтобы заставить взглянуть на себя. – Не знаю, кто вам сказал такую глупость, но вы едва ли не самая сильная женщина, какую я видел. Конечно, самая упрямая и разумная.

– Это никак не относится к…

– Вы такая же, как любая другая женщина, которую научили бояться мужчин и ненавидеть занятие любовью.

– Но леди…

– Держу пари, вам говорили, что леди должна страдать во имя детей, вы должны выносить отвратительное внимание мужа, потому что это ваша обязанность.

Джейк увидел подтверждение в ее глазах.

– Моей матери говорили то же самое. Она терпеть не могла, когда отец прикасался к ней, терпеть не могла ранчо. И ничего не делала на ранчо. Она говорила, Техас – не подходящее место для женщины. Отец, Дэвид и я делали половину ее работы, но это ничего не меняло. Мать ненавидела Техас, ненавидела нас за то, что удерживаем ее здесь.

Джейк не знал, зачем рассказывает ей это. Он никогда никому не рассказывал. Даже спустя столько лет боль все еще оставалась слишком живой. Но, начав, не мог остановиться. Мать была как яд в крови, от которого он должен избавиться.

– Отец говорил, она смогла бы быть счастливой, если бы просто забыла всю ту великосветскую чушь, которой ее учили в семье. Знаете, что забыла моя воспитанная благородная мать?

Изабель покачала головой.

– Мужа и двух сыновей. Выбросила нас из головы и сбежала в Остин. Но это оказалось недостаточно волнующе для нее, и она отправилась в Сент-Луис. Нашла работу в одном из привилегированных клубов. Знаете, из тех, куда нужна персональная рекомендация.

Изабель вздохнула.

– Мать связалась с биржевиком. Полагаю, пришла к выводу, что прикосновения мужчины не так уж неприятны, если смягчены кучей денег.

– Что с ней случилось дальше?

– Не знаю и знать не хочу.

Но это неправда. Его мать вышла замуж за своего биржевика и переехала в Санта-Фе. Насколько он знал, она все еще там.

– Я не собирался менять тему, – сказал Джейк, смущенный и злой на себя самого за то, что выдал тайну, все еще способную ранить его. – Просто совершенно выхожу из себя, когда женщины говорят друг другу, что не должны наслаждаться мужским вниманием. Это так же естественно для женщины, как и для мужчины.

– Но мы не женаты, – возразила Изабель.

– Это не имеет ничего общего с браком.

– Должно иметь.

– Так говорят правила. Жизнь не всегда следует правилам.

– Что ж, мне приходится жить по правилам. А они говорят, что женщина не должна отдаваться мужчине до брака. Если она это сделает, то будет наказана обществом.

– В Техасе нет общества.

– Я не собираюсь жить в Техасе. Общество, в котором я выросла, общество, с мнением которого меня научили считаться, очень заботится о соблюдении правил.

– Если вы так уважаете это общество, почему оно не позаботилось о вас, когда умерла тетя?

Изабель не ответила.

Джейк придвинулся ближе, пока не смог заглянуть ей в глаза.

– Почему?

– У меня нет родственников. Никого, кто бы мог взять меня.

– Всегда есть кто-то, если люди заботятся. Вы сказали, что были помолвлены.

– Мой жених умер.

– Почему его семья не взяла вас?

– А почему они должны были это делать?

– Семья техасцев взяла бы вас и оставила у себя навсегда, если бы вы не смогли выйти замуж.

– Я находилась в приюте.

– Что еще? – Джейк придвинулся совсем близко, вынуждая ответить.

– У меня не было денег! – крикнула Изабель. – Я бедна!

Он так и думал, и сделал еще шаг вперед.

– И все-таки вы позволяете этим людям устанавливать правила для вас?

– Они не только для меня, для всех.

– Никто не устанавливает правил для меня.

– Мужчины – другое дело. Я должна следовать правилам, иначе потеряю работу.

– Никому не известно, что вы нарушили правила.

– Я знаю.

– Вы просто выяснили, что вы живая, любящая, щедрая женщина, которая может стать прекрасной женой мужчине. Вы должны иметь дюжину детей.

Изабель чуть улыбнулась.

– Я этого не вынесу.

– Вы гораздо выносливее, чем думаете. Месяц назад вы никогда бы не поверили, что можете готовить на костре.

– Я и сейчас не могу.

– Мы едим, и это главное.

Джейк с трудом верил тому, что делает. Изабель нечего делать с ними во время перегона скота в Нью-Мексико. Он не хочет попасть в ловушку чувств к женщине, особенно такой, как Изабель. Так почему все время умоляет ее поехать с ним?

Изабель посмотрела на свои руки, крепко сжатые на груди. Потом подняла глаза на Джейка.

– Благодарю вас за попытку утешить меня. Это очень мило с вашей стороны.

Джейк в отчаянии воздел руки к небу.

– Мило, будь я проклят!

– Я обещаю, что подумаю над вашими словами, но все-таки не могу ехать с вами.

– А мальчики? Вы намерены их бросить?

– Я им не нужна. Они даже не слушают меня.

– А я думал, вы боитесь, что я буду слишком груб с ними.

– Бак пережил фермеров. Мальчики переживут и вас.

– Что будет с ними, когда они попадут в Санта-Фе?

– Вы найдете им работу.

Изабель подняла глаза, взгляд был умоляющим и беспокойным.

– Но вы должны оставить у себя Пита и Вилла, они малы и обожают вас.

– Этим парням нужна мать, надежный дом, отец, который будет рядом, чтобы помочь, когда нужно, чтобы отлупить, когда нужно. Я даже не знаю, будет ли у меня ранчо.

– Я должна знать, что вы сделаете с ними.

– Отошлю в какой-нибудь приют… проклятье, не знаю.

Джейк собрался уходить.

– Вы не можете сделать это! Максвелл резко повернулся к ней.

– Я могу бросить их, где мне вздумается. И черта с два вы сможете помешать.

– Но вы не сделаете этого. Я достаточно вас знаю.

– Кто будет смотреть за ними, когда я уеду искать воду или место для ночевки? Что будет с ними, если на нас нападут индейцы? Я должен думать об остальных мальчиках, о стаде, и не смогу таскать Вилла и Пита за собой, куда бы ни пошел.

– Вы не можете отослать их обратно.

– Мне не придется этого делать, если вы поедете с нами.

Изабель опустила голову.

– Не могу.

Джейк опустился перед ней на колени и заглянул в глаза.

– Вы ведь хотите поехать? Разве нет? Она кивнула.

– Так почему отказываетесь? Никакого ответа.

– Боитесь, что я попытаюсь опять соблазнить вас?

Молчание.

– Я не уверена.

– Думаете, мне удастся?

Более продолжительное молчание.

– И в этом не уверена.

Джейк вздохнул и взял ее руки в свои.

– Я не собираюсь пытаться убедить вас, что вы не сделали ничего плохого, но обещаю, что не прикоснусь к вам во время поездки, не буду целовать, даже не буду говорить, что вы красивы. Я не буду разговаривать с вами без особой нужды, стану держаться так далеко от вас, как только возможно. Я не справлюсь один, мне нужна ваша помощь.

42
{"b":"11100","o":1}