ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой грешный герцог
Нескучная философия
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
Доказательство жизни после смерти
Как победить злодея
Слова на стене
Посеявший бурю
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Милкино счастье

Уорд перевернулся и лег на спину.

– Простите, что я так невежлив, но у меня нет больше сил.

Джейк осторожно осмотрел его.

– Сомневаюсь, что его нужно спасать. Изабель была шокирована, но Уорд сдавленно рассмеялся.

– Был бы рад, если бы вы попробовали. Судя по вашей команде, у вас появился бы хоть один ковбой, достаточно взрослый, чтобы бриться.

Изабель была потрясена, увидев сломанное древко стрелы, торчащее из его ноги.

– Чтобы его вынуть, вам придется подождать, пока доберемся до фургона, – сказал Джейк.

– Так пойдемте, – тихо отозвался Уорд.

Вдвоем Джейк и Изабель подняли его на лошадь. Девушка чувствовала, что боль была нестерпимой, но Уорд не проронил ни слова.

– Выходи, Дрю, – позвал он, когда к нему чуть-чуть вернулись силы. – Мы вполне можем последовать за леди и джентльменом. Не думаю, что в ближайшее время мы получим другое предложение.

Дрю вышел, но с недоверием поглядывал на Джейка.

– Он не очень быстро сходится с людьми, – объяснил Уорд.

– Зато она быстро, – Джейк указал на Изабель. – Особенно с детьми.

– Мое имя Изабель Давенпорт. А этот нелюбезный человек – Джейк Максвелл. Я отвечаю за мальчиков-сирот, которым нужна работа. У Джейка стадо, которое нужно перегнать в Нью-Мексико. Мы решили объединить наши ресурсы.

Уорд усмехнулся.

– Началось с восьми, – добавил Джейк. – Но не успел я оглянуться, она потрясла дерево и свалилось еще двое.

– Похоже, теперь у нас уже дюжина, – уточнила Изабель.

– Меня вы не получите! – заявил Дрю.

– Они получили нас обоих, – усмехнулся Уорд. – Я буду тебе признателен, если ты не станешь создавать им лишние сложности. Их будет вполне достаточно со мной.

Глава 21

Оказалось, вынуть стрелу гораздо труднее, чем считала Изабель. Джейку удалось извлечь ее, только протащив насквозь с другой стороны. Изабель чуть не потеряла сознание. Уорд потерял.

– Лейте побольше виски, чтобы промыть рану, – велел Джейк. – Не хватало только, чтобы началась гангрена, – он внимательно осмотрел страшную рану. – Честно говоря, удивляюсь, почему это не произошло до сих пор.

– Он будет в порядке? – Дрю стал белым, как простыня.

– Поживем – увидим, – ответил Джейк. – Скверная рана. Забирайся в фургон. Нам предстоит еще долгий путь, прежде чем мы разобьем лагерь.

Через полчаса Уорд пришел в себя.

– Я вижу, что жив до сих пор, – обратился он к Изабель.

– Рана не заражена.

– Наверно. Я использовал всю свою карболовую кислоту, чтобы предотвратить гангрену. Надеюсь, мне это удалось, – он огляделся. – Куда мы едем?

Казалось, его нисколько не волновала вероятность смерти.

– На место ночной стоянки. Скоро остановимся.

– Нет, – возразил Уорд, – я знаю хорошее место в двадцати милях отсюда.

– Слишком далеко после того, как нам пришлось задержаться.

– Вы находитесь очень близко к главной тропе индейцев.

– Мальчики не умеют достаточно быстро гнать стадо, они занимаются этим всего неделю, а я не могу оставить Изабель одну.

– Вы позаботьтесь о мальчиках, а я постараюсь, чтобы фургон добрался до места.

– Вы знаете эти равнины?

– Как свои пять пальцев. Джейк был в нерешительности.

– Расскажите мне о стоянке.

Уорд рассказал и объяснил, как попасть туда.

– О'кей, но старайтесь держать глаза открытыми.

Изабель утешало, что Джейк оставляет ее весьма неохотно.

– Поезжайте, – сказала она. – Мальчикам вы нужны больше.

Это была неправда. Она никогда так ни в ком не нуждалась, как в Джейке. Мальчики перерастут свою нужду. Она – никогда.

– Расскажите о себе, – попросила она Уорда, когда Джейк отъехал. – И не умалчивайте, что вы делали один в центре этой Богом забытой страны.

Изабель следила за Джейком, быстро исчезающим вдали. Только что он был здесь, и вот его уже нет. Это вызвало странное чувство, хотелось протянуть руку и попросить его вернуться. Она не может оставаться одна, даже с Уордом и Дрю в фургоне.

Изабель чувствовала себя брошенной. Сегодняшнее утро выковало новое звено в цепи, связывающей ее с Джейком, важное звено. Они связаны чем-то, что является неотъемлемой частью ее существа. Изабель стала его маленькой частицей, а Джейк стал большой частью ее. Вряд ли он понимает это, но она понимала.

Джейку место не нравилось. Следы копыт были довольно старыми, но, без сомнения, больше сотни индейских лошадей прошли на север по тропе, которую должно пересечь стадо. Индейцы вернутся. Весь вопрос в том, когда. И если не будет хорошего дождя, просто не смогут не заметить следов стада.

Они пойдут за ним – в этом Джейк не сомневался. Но сейчас больше волновался о следующих восьмидесяти милях. По словам Уорда идеальное место для стоянки находится у истоков Конго. Это последняя вода, пока они не дойдут до Пекос. Четыре дня по выжженной сухой равнине. Джейк собирался день отдыхать, чтобы дать стаду возможность попастись, но теперь не был уверен, что получит такую возможность.

И что делать с Уордом и Дрю? Вряд ли те захотят проделать весь путь до Санта-Фе, но он не собирается поворачивать обратно и везти их на восток. И не хочет брать под свою ответственность еще одного сироту, хотя это уже мало что изменит.

Он опережает себя самого. Для мужчины, который большую часть жизни избегал обязательств, ведет себя так, словно ему не терпится нахватать их сейчас. Уорд сам может позаботиться о себе и Дрю, вероятно, есть родственники, жаждущие взять малыша. Они могут послать за ним в Санта-Фе точно так же, как в любое другое место. Джейку вполне достаточно проблемы, что делать с Изабель и мальчиками.

Они приехали в лагерь, когда стемнело. К тому времени, как животных напоили и позволили разбрестись в поисках травы, мальчики были совершенно измотаны. Джейк тоже устал, как собака. Стадо боролось за каждый шаг дополнительных пяти миль.

Неопытность ребят заставляла Джейка весь день носиться галопом. Он загнал четырех лошадей. Завтра нужно быть осторожнее. Для такого темпа у него недостаточно лошадей.

Возможно, изнеможение объясняет, почему он так немилосердно относится к Уорду. Он предпочел бы использовать еще одного помощника, чем получить двух человек, о которых нужно заботиться. Однако чувствовать раздражение против мужчины, который мог потерять ногу, не в его натуре.

– Чрезвычайно вкусно, мадам, – говорил Уорд. – Уже очень давно я не пробовал ничего лучше.

– Это только потому, что у вас не было ничего съедобного, – Изабель порозовела от удовольствия, которое доставляли комплименты Уорда, расточаемые весьма щедро. – Хорошая тушеная говядина – наслаждение и для нас. Я устала от свинины.

Уорд взглянул на Джейка.

– Не думаю, что мистер Максвелл в восторге от этого мяса. Полагаю, он размышляет, сколько долларов потерял.

– Меня зовут Джейк. И мне нравится мясо. У него такой вкус, как надо. Изабель действительно становится хорошим поваром.

Комплимент прозвучал совершенно не так, как надеялся Джейк. Он хотел сказать, что еда ему очень нравится, надеялся получить прощение за свое предположение, что кто-то другой готовил еду после их возвращения из Ньюкомб Кроссинг.

– Дрю, встань и подай мальчикам, – велел Уорд. – Иначе мисс Давенпорт никогда не получит возможности съесть свой обед.

Дрю выглядел не слишком довольным, но встал.

– Не нужно, – возразила Изабель. – Мальчики могут обслужить себя сами.

Джейк считал, что Изабель выросла в доме, где ей прислуживали. По словам его матери, светских дам воспитывают именно так. Вся семья во главе с хозяином сидит за большим столом. Это должен быть Джейк. Только он никогда в жизни не сидел во главе стола, а вот Уорд сидел, это сразу видно.

– Вы просто оставьте тарелки, мадам, Дрю и я позаботимся о них.

– Нет, нет, – Изабель опустила тарелки в котел с водой, греющийся на углях. – Вам нужен покой, чтобы рана не открылась снова. И Дрю должен доесть.

52
{"b":"11100","o":1}