ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он не ждал, что его оставят переночевать.

Но чем дальше он ехал, тем тревожней становилось на душе. Зачем Ферн было возвращаться домой? Какой в этом смысл? И откуда она могла знать, что ее отец уехал? Мэдисон об этом ничего не слышал. Он не предполагал, конечно, что Ферн должна ему все рассказывать, но об отъезде отца он должен был знать. И даже если отец уехал, зачем ей нужно было проверять, все ли в порядке дома? Она уже много дней провела вне дома и, кажется, вообще о нем не думала. Но если она не поехала домой, то куда же? Мэдисон не находил ответа на этот вопрос. Чем дальше он ехал, тем яснее становилось ему, что не знает, где ее искать.

Поездка на ферму Коннора была долгой и утомительной. Ферн еще была довольна слаба. Она явно переоценила свои силы. Еще задолго до того, как она прибыла на место, ее грудь начала болеть. Так же, как и все ее мускулы. Время, проведенное в постели, ослабило ее.

Она постоянно оглядывалась. Она не могла понять, почему-то ли она боялась, что кто-то преследует ее со злыми намерениями, то ли думала, что Мэдисон будет гнаться за ней. Она говорила себе, что это глупо. Мэдисон не знает, что она покинула город, а всем остальным было наплевать. Буря приближалась. И, кажется, должна была быть сильной. Тучи метались по небу, скрывая луну. Резкий ветер волнами пригибал траву к земле. У нее с собой был плащ, но он вряд ли мог помочь от сильного ветра и ливневого дождя. Она надеялась, что доскачет до домика раньше, чем начнется гроза.

Покинутые дома поселенцев выглядели странно в темноте. Домики из дерна казались какими-то серыми пятнами среди полного мрака. Если верить Дейву Банчу, такой ночью убили Троя.

Дождь начался еще до того, как она добралась до покинутой фермы Коннора. Он обрушился неожиданно из непроницаемого неба и с такой силой, будто какой-то фантастический, огромный и злой зверь наносил по земле мощные удары. Через несколько мгновений сухая и пыльная почва превратилась в сплошную грязь.

Ферн спрыгнула с коня и привязала его к дереву очень тщательно, так, чтобы если удары грома испугают его, он не смог убежать. В противном случае, Ферн пришлось бы провести всю ночь в домике из дерна.

Ее не так беспокоило то обстоятельство, что крыша может протекать, как какое-то странное опасение, что этой ночью может случиться нечто непредвиденное.

Но она уже не была четырнадцатилетней девчонкой, которая всего боялась. И у нее с собой было ружье. Внезапная вспышка молнии осветила пустынный пейзаж, и Ферн почувствовала себя еще более одинокой. Сдерживая непонятно откуда взявшуюся дрожь, она вошла в домик.

Внутри было совершенно темно. Она прошла в самый конец домика, который состоял из одной комнаты, достала белую рубашку, которую привезла с собой, повесила ее на спинку кровати и отошла к порогу.

Она ничего не видела. Она пыталась переходить с места на место, на это не помогало. Если смотреть со двора, то в доме тоже ничего не видно. Мэдисон был прав. Убийца не мог видеть Троя в этой чернильной темноте. Только при большой удаче он мог застрелить его с одного выстрела. Она опять прошла в конец комнаты и посмотрела на вход в дом. Всякий, входящий в домик, был бы виден, так как снаружи было светлее, чем внутри. Трою было бы очень легко убить противника с первого же выстрела.

Ферн облокотилась о стену, чувствуя сильное облегчение. Хэн не мог убить Троя так, как об этом говорили.

Мэдисон действительно старался докопаться до правды.

Для Ферн все это было жизненно важно. За последние несколько дней она изменила свое мнение о Мэдисоне. Она была бы очень разочарована, если бы ее первое впечатление о нем подтвердилось. Она почувствовала расслабление во всем теле, как после вздоха облегчения.

Мэдисона можно было любить, не опасаясь за последствия.

Плевать на последствия, она любила его в любом случае.

Сильнейшая буря разразилась в то время, как Мэдисон скакал в поисках Ферн. Он накинул на себя плащ и мысленно поблагодарил Эвереста за то, что тот заставил прихватить его с собой. Зря он отказался взять еще и широкополую шляпу, которую предлагал Том. Ничего, достигнув фермы Спраулов, он высушится.

Мэдисон нисколько не удивился, приехав на ферму и застав там одного Бакера Спраула. Он уже давно решил, что едет по ложному следу. Отец Спраул понятия не имел, где может быть его дочка.

– Ей бы следовало заняться быками, – пробормотал Спраул мрачным голосом, не двигаясь со стула и не приглашая Мэдисона присесть.

– Теперь-то она уже ими, наверное, заниматься не будет. После общения с вами она изменилась в худшую сторону.

– А где стадо? – спросил Мэдисон.

– В трех милях на юг отсюда, – ответил Бакер. – Это самый лучший участок прерии, который можно себе вообразить. Долина протяженностью в несколько миль. Полно воды и травы. Это за той фермой Коннора. Ферн там обычно пасет стадо. И никого больше туда не пускает. А многие мужики ведь пытались попасти в этой долине свои стада.

– Как мне найти это место?

– Вы не найдете. Не в такую ночь.

– Значит, вы должны ехать со мной.

– Вы с ума сошли. Там же настоящая буря. Если Ферн хочет, чтобы ее унесло ветром в Миссури, это ее дело.

– Ты ленивый негодяй! – взорвался Мэдисон. – Если бы ты интересовался ею немного больше, чем своими курами, она бы не была там, где она теперь.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Бакер.

– Ты все равно не поймешь, даже если бы у меня было время объяснять тебе.

Удаляясь от фермы Спраула и мчась в кромешной мгле, он стал думать о том, что опять ищет Ферн не там, он и сам не знал толком, где она находится. Единственной координатой, которую дал ему Бакер Спраул, была ферма Коннора. Как только он ее минует, придется искать наобум.

Завывающий холодный ветер превратил дождь в град, который вонзался в лицо Ферн тысячами крохотных стрел. Она понимала, что промокнет до костей, прежде чем достигнет города. Ее конь, возможно, так же мечтал о конюшне, как сама Ферн о теплой кровати в доме миссис Эббот.

Она хотела уже повернуть назад и переждать бурю в домике из дерна. Она прикинула, не заехать ли ей домой, но решила, что отец не отпустит ее после этого в город. А Мэдисон начнет требовать от отца, чтобы Ферн вернулась к миссис Эббот. Она не хотела этого столкновения.

Кроме того, она не хотела пока видеться с отцом. Ночная поездка полностью убедила ее, что ей еще рано садиться в седло. Может быть, Мэдисону она бы и не призналась в этом, но сама-то знала определенно, что так оно и есть.

Ей просто необходимо было подумать о будущем. Мэдисон навел ее на мысль о том, что ей нужно выяснить отношения с отцом относительно ее обязанностей на ферме. Если она вернется домой сейчас, то ей придется играть прежнюю роль до конца жизни. Она знала, что отец никогда не изменится. Сейчас у нее был шанс. Она может заставить отца относиться к ней по-другому. Только нужно точно знать, что ей делать. Как только она примет какое-то решение, отец уже будет не в силах заставить ее изменить его. Он не позволит ей уехать с фермы. А если и позволит уехать, то никогда не разрешит вернуться. Ей тяжело было это признать, но она понимала, что он не испытывает к ней теплых чувств. Если он и чувствовал к ней что-то, то только обиду по поводу того, что выжила она, а не ее брат. Всю свою жизнь она хотела, чтобы ее отец видел в ней мальчика, а не девочку и не переживал так из-за смерти младенца. Но все равно до конца ей это никак не удалось сделать.

Но что она будет делать, если покинет дом?

Внезапно она поняла, чего она хочет. И почти тотчас же осознала, что это невозможно. Мэдисон никогда не сделает ей предложение. Надо быть безумной, чтобы думать о том, что он женится на ней. И она будет, точно, сумасшедшей, если согласится стать его женой.

Они самая неподходящая пара в мире. Дело тут не в том, что она считает его самым красивым мужчиной в мире и мечтает о нем. И неважно, что его поцелуи проникли ей в самое сердце, и она уже не может слушать голос разума. Пусть она твердит себе постоянно, что она не хочет выходить замуж и быть женщиной.

43
{"b":"11101","o":1}