ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Амелия. Сердце в изгнании
Каждому своё 3
Отчаянная помощница для смутьяна
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Идеальная няня
Мертвое озеро
Свой, чужой, родной
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
A
A

Сердце ее было не на месте. Мэдисон не просто прикасался к ней. Он держал ее и крепко обнимал. Она не в силах была сопротивляться ему, не могла вырваться и убежать, и она больше не боялась его. Старый мерзкий страх, правда, начал давать о себе знать, когда Мэдисон опустил ее на землю, но куда сильнее было ощущение сладкого волнения и какого-то неясного ожидания.

Внезапно ей показалось, что на улице слишком жарко, а кругом слишком много народу. Она не могла пока разобраться в своих новых переживаниях, для этого потребовалось бы время, а у нее его не было. У нее щеки горели и бешено билось сердце, а Мэдисон уже крепко взял ее за руку и повел к дому. К свету, ко всем людям.

– Я не хочу, чтобы ты вела себя так, как будто в этом вечере нет ничего необычного, – говорил ей Мэдисон. – Если ты будешь делать вид, что ничем не удивлена, то и сама никого не удивишь.

– Но я чувствую себя, как клоун в балагане.

– А я так себя не чувствую, – сказал Мэдисон, крепко сжимая руку Ферн. – Я чувствую себя, как счастливчик, которому выпала редкая честь сопровождать на бал самую красивую женщину в городе. Я понимаю, что ее попытаются отбить у меня, но я намерен драться, как лев за свою добычу.

– Ты так говоришь, как будто я кость, за которую будут драться собаки, – сказала Ферн. Она понимала, что Мэдисон говорит все это для того, чтобы она чувствовала себя уверенней, но все равно его похвалы радовали ее. Он все же любит ее, это ясно. Если он называет ее самой красивой после того, как видел Саманту, то просто ослеп от любви.

Музыка зазвучала громче, раздались громкие голоса и смех. Дом был залит светом, комнаты заполнены людьми. Ферн прижималась к Мэдисону, держа его под руку. Еще мгновенье и они из темноты улицы войдут в ярко освещенный дом.

Радостное возбуждение и желание быть рядом с Мэдисоном изгнали страх из сердца Ферн. Впервые в жизни она открыто касалась мужчины, позволяла ему касаться себя без внутренней дрожи. Может быть, если Мэдисон действительно любит ее…

– Добрый вечер, Мэдисон, – приветствовал его Дуг Маккой, когда Мэдисон и Ферн подошли к ступеням крыльца.

– Ваша мисс Брюс в центре внимания. К ней невозможно пробраться. – Он посмотрел в полутьму, туда, где стояла Ферн. – Кажется, вы привели еще одну красавицу. Где вы ее нашли?

– Прямо у вас под носом, – отвечал Мэдисон, подводя Ферн к двери, за которой лился свет. – Вы что, не узнаете Ферн Спраул?

Ферн показалось, что Мэдисон получает огромное удовольствие от всего происходящего, но сама себя она чувствовала червяком под камнем. На нее таращились, пялилились и глазели разные люди всю ее жизнь, но никто еще не рассматривал ее в таком оцепенении, как Дуг Маккой.

– Это не Ферн, – произнес, наконец Маккой. – Ну, она… – Он опять уставился на нее. Затем взял ее за руку и подвел поближе к свету. – Святые угодники! – воскликнул он. – Эдна! – рявкнул мэр. – Эдна, иди сейчас же сюда. Ты глазам своим не поверишь.

Ферн попробовала вырваться, но Дуг Маккой крепко держал ее за руку. Мэдисон стоял рядом с ней, а люди за ее спиной поднимались вверх по ступеням. Она почувствовала себя, как в ловушке. Импульсивно она взяла Мэдисона за руку. Она чувствовала, что успокаивается, держа его руку.

– Иди вперед, – шепнул он ей. – Твой час настал. Наслаждайся.

Ферн хотела бы чувствовать себя принцессой, которую ведут к трону, но вместо этого ощутила себя заключенной, которая вот-вот предстанет перед судом, и судья обязательно накажет ее за то, что она посмела быть такой красивой. Гости были присяжными заседателями, которые были намерены признать ее виновной.

Она вошла в зал, и множество пар глаз уставились на нее.

Она хотела бежать, но чувствовала руку Мэдисона у себя на талии. Он вел ее, давая понять, что он рядом и нечего ей бояться. Она увидела Розу, которая улыбнулась ей ободряющей улыбкой. Чувствуя поддержку близких ей людей, Ферн решительно шла вперед.

Несколько мужчин в изумлении смотрели на нее. Некоторые с любопытством изучали ее, не подозревая, кто она на самом деле. Но все эти взгляды выражали одно – восхищение при виде замечательно красивой женщины.

Дамы смотрели на нее несколько иначе. Она заметила Бекки Льюс и вспомнила о том дне рождения, когда она была еще девчонкой, но сразу же забыла об этом, увидя, с каким гневом смотрит на нее бывшая подруга. Да и другие женщины смотрели на нее с негодованием, как будто она сделала что-то не так.

Ферн знала: они боятся, что она затмит их всех, и их никто не будет замечать. Слишком часто прежде они заставляли ее испытывать подобное чувство.

Обида душила Ферн. Мэдисон крепко сжал ее руку.

Она видела по выражению лица Розы, что та не одобряет то, как встречают Ферн эти дамы. Затем, к своему удивлению, она увидела, что к ней идет Саманта Брюс. Ферн не могла понять, как ее могли считать красивой, когда в том же зале находится Саманта. Вот это, действительно, была очаровательная юная леди. Ферн удивляло, что кто-то вообще обратил внимание на ее скромное присутствие. Как они могли вообразить, что Ферн угрожает кому-то, когда среди них находится такая красавица, как Саманта.

– Я так рада, что вы пришли, – произнесла Саманта, приблизилась к Ферн и обняла ее за талию. – Приятно увидеть знакомого человека. Фрэдди и я ждем, когда вы представите нас своим друзьям.

– Я думаю, они сами вам представятся, – сказала Ферн. Она практически не была знакома ни с одним мужчиной в зале. Она хотела бы знать: многие ли женщины хотят, чтобы она представляла их Саманте. Большинство ровесниц Ферн были уже замужем. Она видела, как крепко они держат своих мужей за руки, как будто боятся, что они вдруг улетят от них навсегда.

– Конечно, они могут это сделать сами, но всегда хочется, чтобы тот, кому ты доверяешь, мог порекомендовать тебе кого-то.

Ферн решила, что если кто-то и достоин рая, так это Саманта Брюс. Она поклялась, что никогда в жизни не будет больше ревновать ее к Мэдисону, не будет плохо о ней думать, завидовать ее красоте и всему тому, чем она обладала в жизни.

Вот только Мэдисоном Саманта обладать не будет. Его Ферн при всей доброте Саманте не отдаст.

– Чудесное платье, дорогая, – сказала Роза, подходя к Ферн, чтобы поддержать ее. – Оно вам очень идет.

– Оно вам к лицу, – сказал Фрэдди, подходя к женщинам. – Надеюсь, вы скажете Саманте, в каком магазине вы его покупали. У вас отменный вкус.

По мере того как, они перемещались по залу, Ферн чувствовала себя все более и более уверенной, как будто находилась под чьим-то надежным прикрытием. Роза и Саманта шли по обе стороны от нее, а Мэдисон и Джордж следовали за ней. В таком сопровождении Ферн, действительно, почувствовала себя принцессой, идущей к трону.

Это ощущение усиливалось по мере развития событий на балу. Все гости хотели познакомиться с Брюсами. Женщины хотели познакомиться с Розой. Но при этом все должны были представиться Ферн. Для Ферн такая ситуация была настолько же пугающей, как для них невыносимой. И, конечно, женщины горели желанием познакомиться с Мэдисоном. Они все уже видели его и слышали о нем. Они знали, что он богатый адвокат из Бостона, который уже практически доказал, что его брат не убивал Троя Спраула.

Но все окончательно изменилось, когда в зале появился Хэн Рэндолф и подошел к Ферн. Она могла слыть местной девушкой с замашками парня, могла быть предметом шуток и сплетен городских дам, которые могли не пускать ее в свой круг и всячески поносить ее, но любая женщина, которая находится в дружеских отношениях с богатой светской леди из Бостона и ее красивым братом, сопровождающим ее на балу, а также с влиятельным техасским фермером и его женой, равно как и со скандально знаменитым ковбоем, с такой женщиной приходилось, хочешь того или нет, но считаться. Прошлое кануло в Лету. Все было забыто. Из отверженной и гонимой Ферн за один вечер превратилась в светскую львицу.

Но Ферн не была уверена, что ей нравится быть светской львицей. Она не хотела быть центром внимания, она хотела общаться только с Мэдисоном. Ей начало казаться, что другие женщины общаются с ним больше, чем она. И всякий раз, когда она хотела подойти к нему, кто-то обязательно подходил к ней, чтобы вспомнить какой-нибудь старый случай, о котором она сама давно забыла. Все хотели представить ее своим знакомым.

61
{"b":"11101","o":1}