ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Владелец моего тела
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Рунный маг
Не жизнь, а сказка
Острые предметы
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
A
A

– Открытой раны нет, – рассуждал Хен, легко надавливая пальцами на кожу. Внезапно женщину пронзила острая боль. Шериф не мог не заметить, как она поморщилась и судорожно стиснула зубы, но не счел нужным извиниться. – Вам потребуется покой в течение нескольких дней.

– Я могу одеться, доктор? Он улыбнулся.

– Где-нибудь по близости можно найти опунцию2?

– В глубине каньона их много, – ответила Лорел, поправляя платье.

– Я скоро вернусь. – Неторопливой поступью молодой человек направился в глубь ущелья.

Лорел почувствовала облегчение, когда он удалился. Ей нужно было время, чтобы прийти в себя и успокоиться. Она пыталась понять, почему ее тело так непривычно и странно отреагировало на прикосновения незнакомого мужчины. И пыталась убедить себя, что не хочет, чтобы он снова дотрагивался до нее. Но ей не удалось обмануть себя – она жаждала его новых прикосновений.

– Куда он пошел, ма? – спросил Адам. Все это время он ни на шаг не отходил от матери.

– Он хочет найти опунции. Хотя для меня остается загадкой, что он собирается с ними делать.

На самом деле Лорел нисколько не интересовала эта загадка. Она была полностью поглощена раздумьями куда более важными: почему его прикосновения оказали такое сильное влияние на нее. Ласки Карлина, ее мужа, никогда не доставляли такого удовольствия, не доставляли даже тогда, когда она еще была дико и слепо влюблена в него и свято верила в его любовь. Странно, но близость мужа не приносила радости. Но, о чудо, стоило незнакомцу дотронуться до нее, как тело мучительно заныло, желая новых прикосновений, кожа запылала, а чувства обострились.

Возможно, причиной столь странной реакции послужило пережитое накануне потрясение и грубость Дэмьена. Потребуется несколько дней, прежде чем она сможет прийти в себя.

– А за мной может еще кто-нибудь приехать? – осторожно спросил Адам. Мальчик выглядел сильно напуганным.

Лорел всегда боялась, что наступит день, когда на пороге ее дома появятся Блакторны, чтобы забрать сына. Она знала, что рано или поздно это произойдет. И все же появление Дэмьена сегодня было жестоким ударом.

– Возможно, – отозвалась Лорел. – Но в следующий раз мы подготовимся к встрече.

Сегодня Лорел не была готова. И если бы не помощь этого странного человека, Адам находился бы уже далеко. Конечно, шериф, защищая ее сына, лишь исполнял свои обязанности, но Лорел никогда не встречала мужчину, хотя бы отдаленно похожего на него.

– Он возвращается, – поспешил предупредить Адам.

– Подержите, – Хен высыпал плоды опунции на колени Лорел. Затем достал из кармана нож, взял один грушевидный фрукт и, разрезав пополам, выдавил сок. – У вас найдется кусок марли?

– Конечно.

– Остальные разрежьте так же, протрите соком кровоподтеки и приложите к лицу марлю. Вот увидите, раны заживут вдвое быстрее.

– Но с этой марлей на лице я буду выглядеть так, словно готовлюсь к захоронению, – возразила Лорел. Затем, пристально посмотрев на шерифа, спросила: – А зачем вы приехали сюда?

– Я собирался попросить вас выстирать мою одежду, – он оглянулся вокруг. – Я оставил сумку с вещами где-то неподалеку.

– Я принесу ее сейчас, – сорвавшись с места, прокричал Адам. Мальчик уже успокоился.

– Даже не знаю, когда смогу сделать это, – робко произнесла Лорел. – У меня сейчас очень много работы. – Она понимала, что должна хотя бы из чувства благодарности выстирать его одежду в первую очередь. Но чувство разочарования, чувство безудержного раздражения подавили, вытеснили все остальные чувства. Каждой клеточкой она ощущала, что рядом находится мужчина. Но Хен, в свою очередь, оставался, казалось, равнодушным к тому, что она была женщиной.

– Сегодня вам вообще не следует браться за работу.

– Нужно лишь приложить к телу плоды опунции и сидеть, да?

– Совершенно верно.

Ей показалось, что на губах шерифа появилась слабая улыбка, а глаза засверкали, играя солнечным светом. Лорел улыбнулась в ответ.

– В таком случае, людей, недовольных тем, что их белье не готово в срок, я буду направлять к вам.

– Думаю, лучше всего будет посоветовать им, обратиться за объяснениями к Дэмьену.

Шутливый настрой мгновенно покинул женщину.

– Боюсь, это не поможет. Блакторны никогда не считались с желаниями других людей.

– И, тем не менее, рано или поздно вам придется тоже встретиться с Блакторнами и попытаться решить проблему. Если мальчик окажется между вами и семьей вашего мужа, боюсь, это не принесет ему ничего хорошего.

– Вы просто ничего не знаете, – холодно отозвалась Лорел.

– Верно. Но я знаю одно: вы не можете выбрать сыну другого отца. Об этом думать уже поздно.

– Но я могу воспитать его так, чтобы он, когда станет взрослым, не думал, что ему все позволено лишь потому, что он умеет пользоваться ружьем лучше другого.

Неприятный разговор прервало появление Адама. Он был довольно крупным для своего возраста мальчиком, поэтому легко справился с тяжелой сумкой.

– Как много белья вы привезли, – проговорила Лорел, кинув быстрый взгляд на увесистый саквояж.

– Я уже давно покинул дом.

– Может, вы еще надумаете вернуться обратно?

Ни один человек не был так внимателен к ней, поэтому Лорел решила отплатить за добро добром, хотя хладнокровие Хена и злило ее. Но она от души желала ему добра. И не хотела, чтобы его убили.

– С таким же успехом вы можете изменить свое решение и позволить своему сыну встречаться иногда с дядюшками!

Лорел бросила на Хена колючий взгляд. Желание быть доброй мгновенно исчезло.

– Это не ваше дело!

– Куда я направляюсь или собираюсь направиться – то лее не ваше дело!

– Вы, между прочим, находитесь сейчас на моей земле, – выпалила она в ответ. – Я выстираю ваше белье. А сейчас поторопитесь убраться из моих владений!

– Советую вам приложить парочку разрезанных кактусов к лицу и немного полежать. Завтра вам станет намного лучше.

– Уходите немедленно! – почти закричала разгневанная женщина. – И забирайте свои вещи!

– Завтра я навещу вас, – спокойно произнес Хен.

– У меня есть пистолет!

– Хорошо. Женщина, живущая одна, должна уметь защищаться. – Хен повернулся к Адаму. – Приглядывай за мамой, сынок. В таком состоянии она способна наброситься на кого угодно. Даже на пантеру. Бедная кошка не успеет пикнуть, как окажется растерзанной на мелкие кусочки. И вскоре весь ваш двор покроется шкурами несчастных животных. А тебе, малыш, придется с утра до ночи только и делать, что выбивать из них пыль.

Лорел усилием воли сдержала еще один порыв гнева.

– Я была бы вам крайне благодарна, если бы вы как можно скорее покинули нас, прежде чем успеете опорочить меня в глазах сына.

– Вот видите, значит, вы умеете разговаривать вежливо, когда захотите, – заметил Хен. В его глазах не было и тени иронии. – Приятно было познакомиться с вами.

Хен подошел к Дэмьену и развязал пленнику ноги. Затем грубо забросил последнего в седло. Надвинув на глаза шляпу, шериф направился прочь, уводя за поводья лошадь со связанным седоком.

– Вы забыли одежду, – крикнул Адам в спину удаляющемуся шерифу.

Хен безразлично махнул рукой, даже не удосужившись оглянуться.

– Ма, но он забыл…

– Не забыл, – поправила сына Лорел. – Просто он не собирался возвращаться обратно с ворохом грязного белья.

– И что ты собираешься с ним делать? Она тяжело вздохнула.

– Стирать…

– Но ты же сказала, что не будешь делать это.

– Сказала, но, похоже, господин шериф не расслышал моих слов.

– Его зовут мистер Рандольф. Я запомнил, он сам сказал.

– Знаю. Хен Рандольф. Что за причудливое имя для взрослого мужчины. Хен3. Сразу представляешь что-то, покрытое перьями, ковыряющееся в грязи в поисках зерен и червей. Единственным достоинством этого кудахтающего «что-то» является количество яиц, снесенных в кустах.

вернуться

2

Опунция – род кактуса.

вернуться

3

Хен (Hen) – курица.

3
{"b":"11102","o":1}