ЛитМир - Электронная Библиотека

Джефф сел.

– Я думаю, будет лучше, если мы воздержимся от угроз, – сказал Джордж. – Это несправедливо по отношению к остальным. И потом, как знать, может быть, один из нас передумает? А если мы бросим друг другу вызов, после этого трудно изменить свою точку зрения!

– Я не передумаю.

– Кто следующий? – обратился Джордж к близнецам.

– Думаю, я, – ответил Монти, не поднимаясь. – Я был не слишком рад, когда Роза приехала сюда.

Как вы помните, я хотел, чтобы мы избавились от нее. И я сказал об этом довольно громко.

– Ты все говоришь громко, – заметил Зак.

– Но я изменил свое мнение. Я не стану говорить о том, что она красива, как картинка, и что она самый лучший повар в мире. Роза, по-настоящему замечательная женщина! Я преклоняюсь перед тем, что она сделала для нас сегодня утром. Я бы просто вышиб этих чертовых подлецов из седел, и на нас обрушилась бы целая армия! Она видела, что они пытаются нас обмануть, и знала, что надо сказать, чтобы положить этому конец! Единственное, что трудно забыть, – это то, что она янки. Знаю, что она не воевала. Но ее отец воевал! Меня не мучают кошмары с мертвыми солдатами, как Джеффа, но именно янки позволяют бандитам и скотокрадам грабить нас и делать нас нищими, чтобы мы не могли сопротивляться! Я не хочу, чтобы мы передрались из-за нее! Наконец-то мы стали жить как семья. И я не хочу, чтобы это ушло!

Монти выглядел смущенным оттого, что высказал свои чувства.

Джордж не мог поверить своим ушам: он был уверен, что Монти менее всех других, за исключением Тайлера, ценит семью!

Все смотрели на Хена. Он остался сидеть.

– Сначала она мне тоже не понравилась. Я чуть не взбесился, когда она в первый вечер перевернула стол! Образцом поведения женщины для меня всегда была наша мама, а Роза была полной противоположностью! Затем я вспомнил, как однажды вошел к маме в комнату, а она плакала о чем-то, что сделал отец.

– Она всегда это делала, – сказал Монти. Едва уловимая злость слышалась в его голосе.

– Мама говорила, глядя в зеркало:

– Если бы я могла противостоять ему… – Она не могла никогда противостоять отцу! Но если бы могла, то, я уверен, делала бы это как Роза.

– Мы не… – начал Джефф.

– Я не закончил, – сказал Хен. Его холодный взгляд заставил Джеффа замолчать.

– Я никому не уступал в ненависти к янки. Если бы не мама, я бы ушел воевать вместе с вами! Но я уверен, что ребенок не должен нести ответ за грехи своих родителей. Наш отец был самым низким сукиным сыном, который когда-либо ходил по земле, но я ведь не обвиняю никого из вас в том, что это ваш отец! Видимо, отец Розы был благородным человеком. А это в тысячу раз больше, что мы можем сказать о нашем старике! Роза не виновата в том, что ее отец служил в армии Союза. Я согласен с Монти в том, что мы снова стали семьей. Смогли бы мы сделать это без Розы? До того, как она сюда приехала, у нас это получалось не очень хорошо!

Джордж почувствовал, как волна любви к брату согрела его сердце. Он знал, как обожал Хен мать. И то, что он сравнивал с ней Розу, было самым большим комплиментом, которым он мог удостоить женщину.

Все повернулись к Джорджу.

– Я уже ответил на этот вопрос, когда нанимал Розу, – начал он. – Она рассказывала мне о своем отце, и я знал, что вы почувствуете, если узнаете об этом. Но я нанял ее потому, что она больше всех подходила для этой работы.

– Любая женщина умеет готовить и стирать! – возразил Джефф.

– Я выбрал ее по двум причинам: я понял, что она единственная из тех четырех женщин, кто не разорвет тонких нитей, связывающих нашу семью.

– Вот в этом ты ошибался, – сказал Джефф.

– Нет, не ошибался! Это только что доказали Хен и Монти. К тому же, – продолжал Джордж, когда Джефф попытался перебить его, – я выбрал ее потому, что она показалась мне честной и храброй. Но сейчас мы говорим не о Розе. Мы говорим о ее отце! Меня же не волнует ее отец, я нанимал не его.

– Тебя не волнует ее отец? – повторил Джефф, ошеломленный. – Тебя не волнуют все те честные и смелые южане, которых он убил?

– Я убивал честных и смелых северян. Джефф. И ты тоже. Но война закончилась. А если бы наша сестра жила или оказалась бы одна в Пенсильвании или Нью Хэмшпире? Мне не хочется думать о том, что для того, чтобы прокормиться, ей бы пришлось торговать своим телом!

– Это разные вещи.

– Я так не думаю!

– Все, с меня хватит этого, – сказал Монти. – Давайте голосовать!

Глава 12

– Хорошо здесь, – проговорил Солти.

Роза уселась на колоде для рубки дров. Солти стоял рядом, глядя на звездное небо над головой. Они молчали, пока звук громко спорящих голосов из кухни не превратился в едва различимый шепот.

– Да, – согласилась Роза, переставая прислушиваться к обрывкам фраз, доносящихся из кухни, пытаясь уловить их смысл. – Я всегда жила в городе. Приехав сюда, я поначалу думала, что буду скучать по людям, магазинам и прочим подобным вещам.

– А ты не скучаешь?

– В Остине я была несчастлива. Здесь же должно стать намного хуже, чтобы я захотела вернуться обратно.

– Разве тебе плохо здесь? Я вижу, что все с удовольствием подчиняются твоим командам!

Роза засмеялась, радостно и немного удивленно.

– Взгляни на это с другой стороны: хотя они действительно очень милы и предупредительны, когда я забываю о своем месте и начинаю раздавать приказы, все же я здесь посторонняя, и всегда останусь ею!

– Во всяком случае, Джордж не считает, что ты можешь сделать хуже.

Роза не собиралась объяснять Солти, как обстоят у них с Джорджем дела. Но прежде чем она ответила ему, стало слышно, как дверь кухни отворилась. В следующую минуту они увидели Джеффа. Стремительно выйдя из дома, он зашагал прочь в темноту.

– Похоже, это означает, что ты будешь готовить завтрак, – сказал Солти, поворачиваясь к Розе. – Думаю, через минуту появится Джордж, чтобы объявить приговор!

Но этого не случилось. Вместо Джорджа, сразу за Джеффом, из дома вылетел Зак.

– Ты остаешься! – закричал он, подбегая к Розе и бросаясь ей в объятия, – Джефф взбесился, как кастрированный бык! Ты что, не рада?

Роза крепко обняла малыша. – Спасибо, маленький. Я очень рада. Только плохо, что Джефф так расстроился.

– Не обращай на него внимания, – заявил Зак. – Пока Джордж хочет, чтобы ты оставалась, можешь не беспокоиться!

Не в состоянии ответить благоразумно, Роза оставила без ответа замечание Зака. Ей не хотелось вкладывать особый смысл в оказанную ей Джорджем поддержку. Это и так привело уже к неприятностям.

– Я, пожалуй, займусь тарелками, – поднялась она, и, взяв Зака на руку, пошла с ним к дому. – А не то они превратятся в такие же, как в тот день, когда я приехала сюда!

– Я пошел спать, – сказал Зак, подходя к крыльцу. Он деловито высвободил свою руку из руки Розы и направился к спальне, – Хен мне пообещал, что что-то мне расскажет, если я завтра не буду ему надоедать до смерти!

Роза не могла с точностью сказать, больше привлекает Зака история Хена или пугают тарелки. Но об этом она думала недолго. Войдя в кухню, она увидела, что Джордж убирает со стола.

– Ты не должен этого делать, – Роза поспешила отобрать у него тарелки.

– Ты бы уже давно все закончила, если бы мы не отправили тебя на улицу!

– Ничего, это недолго.

– Я помогу.

– Хорошо, – ответила Роза, почувствовав легкое возбуждение: Джордж не помогал ей с того первого вечера, когда она опрокинула стол.

– Зак, наверное, уже все тебе рассказал?..

– Джефф очень расстроился? Он пронесся мимо меня, как ураган!

– Переживет.

– Наверное, мне не стоит здесь оставаться, – Роза не знала, зачем она сказала это. Ей не хотелось отсюда уезжать больше всего на свете, и ей было все равно, что думает Джефф.

– В действительности, он злится не на тебя, – ответил ей Джордж, кладя грязные тарелки в бак с водой, который Роза поставила на плиту. – Просто он не может забыть того, что с ним сделали солдаты армии Союза!

37
{"b":"11103","o":1}