ЛитМир - Электронная Библиотека

– Именно этого хотят все мужчины.

– Я знаю. А теперь пойду спать.

Рассу уходить не хотелось. Черепашка мирно посапывал в своем углу, Танзи зажгла лампу и направилась в спальню. Расс продолжал стоять, боясь спугнуть очарование, окутавшее дом.

– Позанимаешься со мной завтра? А то я разучусь читать.

– Непременно. А теперь иди спать, а то твои друзья нехорошо о тебе подумают, – улыбнулась Танзи. – Черепашка спит, его теперь из пушки не разбудишь.

– Они знают, что я тебя не трону.

Во взгляде Танзи Расс заметил легкое разочарование. Видимо, ей тоже не хотелось расставаться. Он поцеловал ее в губы.

– Спокойной ночи.

Затем быстро повернулся и вышел из дома.

Глава 18

Весь день Танзи думала о том, что ей рассказал Уэльт. О прошлом Расса. Как мог Уэльт вообразить, что Расс захочет жениться? После того, что ему пришлось пережить из-за матери и сестры. Расс не питал иллюзий относительно женщин и семейной жизни. Поэтому и отказался жениться на ней. Мать и сестра, которых Расс любил и уважал, покрыли его имя позором и заставили страдать. А женщины из Боулдер-Гэп считали его преступником.

Расс никогда не женится. Разве что захочет иметь детей. Когда наконец он поймет, что женщина может быть искренней, любящей, преданной? Весь сам он жаждет любви.

Танзи положила на стол последнее сочинение, которое Расс принес ей.

– Сегодня ты никуда не торопишься? – спросила девушка.

– Ты хочешь побыстрее избавиться от меня? – спросил Расс.

– Наоборот. Мне нужна твоя помощь.

– А мне кажется, тебе вообще не нужен мужчина. – Расс озорно блеснул глазами.

– Пожалуй, ты прав.

– Я так и знал.

– Но я буду рада, если ты мне поможешь.

– Какая именно тебе нужна помощь?

– Мне нужно собрать немного ягод для пирога. – Увидев огорчение на лице Расса, Танзи рассмеялась. – Но если это ущемляет твою мужскую гордость, я как-нибудь обойдусь. Уэльт говорил, что в долине растет смородина, но где именно, не объяснил.

– Это не близко. Туда надо добираться верхом.

– Это меня не смущает. Но я не знаю туда дороги.

– Кажется, у меня нет выбора.

– Не надо так мрачно смотреть на меня. Дело не только в ягодах. Мне бы хотелось побывать в долине, о которой я столько слышала. Так что оседлай для меня какую-нибудь спокойную лошадь.

– Половина всех моих лошадей – дикие мустанги и в любой момент могут сбросить седока.

Танзи собирала на кухне еду для поездки и тихо напевала. Сегодня она попросит Расса рассказать еще что-нибудь о себе. Ему нужно избавиться от ощущения, что все ненавидят его. Разумеется, Расс и Стокер заклятые враги, но Расс в этом не виноват. Он не хочет войны и готов искать компромисс. Танзи считала, что он правильно поступает.

– Этот конь не выглядит смирным, – сказал Танзи, взглянув на неказистую коренастую лошадку.

– Он ничего парень. Я его малость утихомирил. Не такой уж он резвый, как кажется.

Танзи еще раз окинула взглядом «парня». Видимо, у них с Рассом были разные представления о резвости.

– Подведи его к забору, – попросила Танзи.

– Зачем?

– Я сначала залезу на забор, а потом ему на спину.

– Позволь, я тебя подсажу. Так будет намного проще.

– Чтобы увидеть мои раздувающиеся юбки, а потом надо мной смеяться?

– Я не буду над тобой смеяться.

– Может, не вслух, так про себя, – возразила Танзи.

– Могу закрыть глаза и не смотреть.

– Закрой.

– Но с закрытыми глазами все же неудобно. Как я узнаю, что посадил тебя на лошадь, а не на забор?

– Нечего меня пугать, лучше подсади на лошадь.

– Ну задержись хоть ненадолго в моих объятиях!

– Я давно научилась принимать и хорошее, и плохое.

– Что ты считаешь хорошим, а что плохим?

– Если усадишь меня в седло без всяких штучек, возможно, я тебе скажу.

Расс положил руки ей на талию.

– Придержи юбки. Когда я подниму тебя, проследи, чтобы они не сложились комком под тобой, иначе натрешь себе мягкое место.

– Откуда ты знаешь, что женские юбки могут натереть мягкое место?

Расс лукаво улыбнулся.

– Если скажешь, что тебе нравится на ранчо, возможно, я открою тебе свой секрет.

– Скоро полдень, а ты все разговорами меня развлекаешь. Но болтливыми почему-то считают женщин.

Расс посерьезнел.

– А мужчины либо теряют дар речи в присутствии красивой женщины, либо становятся чересчур словоохотливыми. Ко мне скорее относится второе.

– Существует мнение, что женщине не следует доверять мужчинам. Даже самым благородным. Я всегда об этом помню. А теперь подсади меня в седло, и поедем, а то твой конь подумает, что мы напрасно его разбудили.

Расс поднял Танзи так высоко, что у нее дух захватило. Она едва успела расправить складки юбки, как Расс опустил ее в седло.

– Тебе удобно? – спросил он.

– Вполне. Этот мустанг не такой уж большой. Не больше, чем мулы моего отца.

– Он питался травой, а не зерном, потому и небольшой. Зато выносливый и быстрый.

– Я предпочла бы ехать не торопясь.

Расс засмеялся и вскочил на коня.

День выдался чудесный. Танзи не переставала восхищаться Скалистыми горами. Их залитые солнцем вершины отчетливо вырисовывались на фоне голубого неба. Подножие гор утопало в сочной зелени сосен, пихт и осин.

Сама долина была необычайно ровной. Казалось, чья-то гигантская рука старательно разгладила ее, чтобы маленькая речушка могла беспрепятственно нести чистую горную воду.

В зарослях ивы и тополей, щебетали птицы. В тени, падавшей от деревьев, можно было спрятаться от палящего солнца и отдохнуть. В вышине, расправив огромные крылья, парил орел. Коровы мирно пощипывали густую, сочную траву, выросшую на плодородной вулканической почве. Это была земля обетованная. Настоящий рай. Недаром Расс был готов на все, чтобы защитить ее.

– Эта красота кажется нереальной, – промолвила Танзи. – Как ты обнаружил это место?

– Был в бегах. Мне часто случалось этим заниматься в детстве. Однажды сильно проголодался, но возвращаться домой не хотелось. Пошел по берегу ручья, который и привел меня в долину. А потом, когда на меня обрушилась беда, эта долина стала моим пристанищем.

Танзи сразу представила себе, как маленький мальчишка, обиженный и злой, пробирается по горам, чтобы скрыться от насмешек и издевательств соседей.

– Я знал, что обязательно вернусь сюда после освобождения из тюрьмы, и эта надежда помогла мне выжить. Я рассказал о долине парням, сидевшим вместе со мной, и мы все вместе приехали сюда.

– И как вы начали строить ранчо?

– Здесь уже было небольшое стадо мустангов. Мы с парнями выловили их, объездили и некоторых продали. На вырученные деньги купили телят. Я вложил в это дело все свои деньги. В ближайшее время у меня с наличными будет туго. А теперь хватит о делах, давай позавтракаем.

– Я полагала, что ковбои едят всего два раза в день.

– Только когда они вдали от дома. Хватит меня дразнить. Я голоден. Давай сюда свои припасы.

Они нашли небольшую уютную лужайку в тени тополей. Танзи спешилась и почувствовала, как ноет тело. Ведь она не привыкла ездить верхом.

Пока Расс стреноживал коней, Танзи расстелила на земле небольшое одеяльце и стала раскладывать сандвичи из свежеиспеченного хлеба с ломтиками свинины и несколько сушеных яблок на десерт. Утолить жажду можно было водой из горного ручья.

Танзи и Расс молча поели. А потом, к немалому удивлению девушки, Расс лег на спину, закрыл шляпой лицо и заснул. Сначала Танзи обиделась, сочтя это невниманием по отношению к ней. Она даже хотела вылить ему на лицо чашку воды, но потом раздумала. Ведь они не любовники, а друзья. Разве не этого Танзи хотела? Так что нечего ей обижаться. Расс тоже считает, что они друзья, потому и позволил себе уснуть в ее присутствии.

Взгляд Танзи скользнул по телу Расса, и она вдруг почувствовала, что ее бросило в жар, а на лбу выступил пот.

39
{"b":"11104","o":1}