ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничего подобного с ней еще не случалось, она явно потеряла контроль над собой. Ее соски затвердели, когда она представила себе Расса обнаженным. Неизвестно, как далеко ее завели бы эротические фантазии, если бы она не подумала о том, что Расс может проснуться и обнаружить, что она рассматривает его. Эта мысль заставила Танзи отойти от Расса. Чтобы успокоиться, она решила прогуляться по берегу. Затем вернулась.

Сорвав несколько травинок, девушка бросила их Рассу на грудь, видневшуюся из расстегнутой рубашки. Расс не отреагировал. Тогда Танзи бросила ему в руку кусочек земли. Никакого впечатления.

– Если хочешь, чтобы я проснулся, так и скажи.

Танзи опешила и залилась румянцем. Он не спал! Ничего страшного, успокоила себя девушка. Не мог же он прочесть ее мысли.

– Совсем не смешно.

– Ты действуешь типично по-женски. Вместо того чтобы прямо сказать, что тебе нужно, прибегаешь к весьма изощренным способам. Зачем все усложнять?

– Так интереснее, – парировала Танзи.

– Жизнь сама по себе интересна.

– Похоже, ты не любишь приключений.

Расс надел шляпу и сел.

– Мне надоели приключения. Спокойная, размеренная жизнь гораздо привлекательней.

– Не буду спорить. У меня не такой большой опыт, как у тебя. А теперь покажи мне, где растет смородина. Я ничего не соберу для пирога, если ты снова уснешь.

– Всегда мужчина во всем виноват? Так?

Почему у Расса вдруг испортилось настроение?

– Что ты хочешь этим сказать?

– Спорят только мужчины. Женщинам это не нужно.

– Совершенно не нужно.

– Но одна женщина своей болтовней может создать такие проблемы, что десяток вооруженных мужчин с ними не справится.

– Смотря какая женщина.

– Это все наша вина, что мы не выказываем женщине должного уважения, если она ведет себя как последняя шлюха, если ее красота разрушает мужчину, а физическую слабость она использует для того, чтобы тиранить свою семью.

– Не знаю, что на тебя нашло. Но если нечто подобное происходит с тобой после сна, то днем тебе лучше не спать.

Выражение лица у Расса было напряженным.

– Я видел дурной сон, – сказал он наконец. – Прости, что выплеснул на тебя свое настроение.

Танзи сказала, что это, мол, не имеет значения, хотя была неприятно поражена, обнаружив, что прошлое все еще крепко держит Расса.

– Пойдем собирать ягоды, – сказал Расс. – Если парни обнаружат, что мы ездили за ягодами и ничего не собрали, они мне этого не простят.

Расс привел лошадей и помог Танзи сесть в седло.

– Смородина растет в основном вон там, – сказал Расс, жестом показав на заросли деревьев ближе к подножию гор. – Медведи охотно ею лакомятся.

– Надеюсь, они нас простят, если мы соберем немного ягод?

– Им ничего другого не останется. Ты что-то притихла, – сказал Расс, увидев, что Танзи нахмурилась и поджала губы.

– Я думаю.

– О том, что ты будешь делать, когда уедешь от нас?

– Пытаюсь представить себе женщину, которая могла бы стать твоей женой. Я не расстроилась оттого, что ты не хочешь жениться на мне. Думаю, многие женщины согласились бы поселиться на ранчо, несмотря на то что оно далеко от города.

– Расстояние тут ни при чем. Их не устраиваю я. Если я когда-нибудь женюсь, то лишь на женщине, которая примет меня таким, какой я есть. Не будет слушать сплетни местных жителей и не побоится встать на мою сторону.

– Я не разделяю мнения о тебе жителей Боулдер-Гэп.

– Ты не хочешь выйти за меня замуж.

– Дело вовсе не в этом. Но если я думаю о тебе не так, как все, значит, найдется еще какая-нибудь женщина, которая тоже сможет понять, какой ты на самом деле. Нужно дать ей шанс.

– Я пытался это сделать…

– Сомневаюсь. Ты редко бываешь в городе, ездишь только за продуктами, ни с кем не общаешься. Ходишь по улицам мрачный, затеваешь драки со Стокером. Твои друзья тоже не бывают в Боулдер-Гэп, и это тоже дает пищу для сплетен.

– Ты не права. Я разговариваю с людьми…

– Но не так, как нужно. Люди ничего о тебе не знают. Я поняла это, прочитав твои сочинения.

– Если бы они узнали то, что узнала ты, то подумали бы, что я умалишенный.

– Если бы жители Боулдер-Гэп увидели твоих друзей, узнали бы их получше и поняли, что ты для них сделал, то, без сомнения, изменили бы о тебе свое мнение.

Расс остановил лошадь и посмотрел на Танзи.

– Все это нереально. Стоит проявить слабость, и тебя затопчут. Если попытаешься избежать драки, назовут трусом. Если позволишь увести хотя бы одну корову из стада, через месяц лишишься всего стада. Никого не интересует, какой я есть на самом деле. Я вовсе не ввязываюсь в драки со Стокером, просто защищаю то, что у меня есть. Здесь царит беззаконие, что бы ни случилось, полиция на помощь не придет, сколько ни зови. Любой встал бы на защиту своей собственности, если бы кто-то пытался ее отобрать. Своих женщин мы тоже защищаем, это вполне естественно. И мне жаль, что ты не понимаешь таких простых вещей. Именно поэтому я и не хочу на тебе жениться. То, что здесь происходит, сломит твой дух и разобьет сердце. Я не могу этого допустить. Ты мне нравишься.

Танзи поразил этот поток красноречия. Она не ожидала от Расса такого сильного эмоционального взрыва. Ей хотелось возразить, сказать, что люди везде одинаковы. Но почему-то она промолчала. Может быть, он прав? Зачем что-то доказывать, в чем-то убеждать?

Вдруг она спросила:

– Почему ты меня поцеловал?

Глава 19

– Потому что хотел.

– И все?

– А разве нужны какие-то другие причины?

– Нельзя целовать всех женщин подряд. Так поступают только пьяные.

– Я не был пьян.

– Знаю. Но просто так ты не мог меня поцеловать. У тебя были на то какие-то причины.

– Какие же?

– Женщина должна нравиться…

– Ты мне нравишься.

– Этого недостаточно. Она должна чем-то привлекать тебя. Казаться тебе особенной. Ты должен думать о ней.

– Все так и есть.

Разговор пошел совсем не так, как того ожидала Танзи. Она собиралась объяснить Рассу, что ему следует доверять женщинам вообще, а не только ей. Расс понимал все буквально и конкретно, Танзи же пыталась направить их диалог в русло общих понятий и идей.

– Если ты не объяснишь женщине, почему поцеловал ее, она может подумать, что этот поцелуй что-то значит для тебя.

– Что именно?

– Он может означать, что только к этой женщине ты питаешь какие-то чувства. Что она не такая, как те, кто тебя окружает.

– Разумеется, ты не такая, как мои парни. Они же мужчины, а ты женщина.

Танзи засмеялась.

– Спасибо, что заметил.

Расс тоже засмеялся.

– Ты совершенно не понимаешь мужчин.

– Объясни. Мне будет интересно узнать, какие идеи бродят в их головах, – сказала Танзи. Но Рассу вдруг показалось, что ей совсем не хочется слушать его объяснения.

– Мужчина может поцеловать женщину ради шутки. Чтобы поразвлечься, – проговорил Расс.

– Мы говорим о порядочных, всеми уважаемых женщинах.

– Можно поцеловать женщину просто потому, что это приятно. Так же приятно, как выпить хорошего вина и вкусно пообедать.

– Господи Боже мой! Ушам своим не верю! И это называется мужчина!

– Рад, что ты заметила.

– Я хотела сказать, что ты ведешь себя так же, как все мужчины.

– А как я должен себя вести?

– Я думала, ты серьезный, ответственный человек.

– Так оно и есть.

– Вовсе нет, если ты целуешь всех женщин подряд, стоит тебе выпить и плотно пообедать.

– Я не стал бы целовать всех подряд.

– Почему бы и нет?

– Они будут ждать от меня после этого чего-нибудь еще. Ты сама так сказала.

– Но я ничего от тебя не хочу.

– Ты уже говорила, что не выйдешь за меня замуж, поэтому речь не о тебе.

– И поэтому целовать меня безопасно. Да?

– Я бы не стал так говорить.

– А как бы ты сказал?

– Я поцеловал тебя потому, что ты красивая и нравишься мне. Я рад, что ты не думаешь обо мне плохо, как остальные. Что ты добра ко мне, научила меня читать и писать. И при этом я не чувствовал себя дураком.

40
{"b":"11104","o":1}