ЛитМир - Электронная Библиотека

Они подъехали к деревьям, росшим у подножия гор. Танзи направила коня в тень. Ей трудно было контролировать свои эмоции, и она боялась, что Расс заметит ее смущение. Как ни странно, ей очень хотелось поцеловать его. Она твердо решила не выходить замуж за человека, вовлеченного в кровную вражду, но от того, что говорил Расс, в ней снова пробудилось желание.

– Разумеется, у тебя были тяжелые времена, – сказала Танзи. – Но ты должен научиться доверять горожанам, как доверяешь своим друзьям. Если ты чаще будешь выезжать в город, то обнаружишь, что здесь есть много прекрасных женщин, которые просто мечтают познакомиться с таким мужчиной, как ты.

– Теперь это будет еще труднее.

– Почему?

– Потому что я узнал тебя.

У Танзи закружилась голова.

– Я рада это слышать. Только не надо ничего больше говорить.

– Почему?

– Я скоро уеду. Через месяц или два. Жаль, что из-за меня тебе будет еще труднее найти жену.

– Поздно об этом сожалеть.

– Ну что ты со мной делаешь? – в отчаянии воскликнула Танзи. – Ведь ты же не хочешь на мне жениться.

– Здесь растет смородина. Видишь? – Расс указал на большой раскидистый куст, облепленный красными ягодами. – Кажется, мы опередили медведей. Остановимся здесь?

Танзи захотелось ударить Расса. Он был совершенно спокоен.

– Помоги мне, пожалуйста, спуститься. Я боюсь запутаться в юбках и упасть.

Расс спешился, привязал лошадь к дереву и забрал у Танзи корзинки.

– Ты готова?

Она кивнула. Расс взял Танзи за талию, легко приподнял над седлом и опустил на землю. Однако не спешил отпускать.

И в следующее мгновение запечатлел на ее губах поцелуй. Отнюдь не дружеский. Охваченная страстью, Танзи ответила на его поцелуй.

И тут оба осознали всю опасность происходящего. Расс выпустил Танзи из объятий, отступил на шаг и посмотрел ей в глаза.

– Это и есть многообещающий поцелуй, о котором ты говорила?

Танзи, не в силах произнести ни слова, слегка наклонила голову.

– Прости.

Танзи просила прощения потому, что ее поцелуй действительно обещал больше, чем она могла дать. Ведь она не хотела выходить замуж за Расса. Совершенно неожиданно для себя Танзи вдруг осознала, что любовь, эмоциональная зависимость, физическое влечение наделяют женщину необыкновенной силой, и никакая опасность ей не страшна. И сейчас ей необходимо взять себя в руки, чтобы неожиданная страсть не разрушила ее жизнь.

– Послушай, Расс, мне нет дела до того, по каким именно причинам мужчины целуют женщин. Но мне это не нравится. Этот поцелуй… Он заставил меня почувствовать то, чего я не хотела бы чувствовать. Я потеряла над собой контроль. Мы взрослые люди, и оба понимаем, что ни тебе, ни мне не нужно никаких сложностей. У наших отношений нет будущего, поэтому не стоит тешить себя иллюзиями. Это может принести боль. Обещай, что никогда больше не прикоснешься ко мне, иначе я вынуждена буду уехать.

– Ты не сделаешь этого.

– Сделаю.

– Но кто может поручиться за твою безопасность?

– В любом городе я буду в большей безопасности, чем рядом с тобой.

– Неужели так плохо жить рядом со мной? Быть моей женой?

Танзи не могла понять, о чем сейчас думает Расс. Он так глубоко прятал свои чувства, что производил впечатление человека холодного. После столь страстного поцелуя он как ни в чем не бывало спросил, не хочет ли она стать его женой, словно спрашивал о том, хватит ли им ягод на два пирога.

– Разумеется, я обещаю больше не прикасаться к тебе, не целовать. Я не сделаю ничего такого, что может огорчить или обидеть тебя. Если уедешь… Что ж, я поручу готовку еды кому-нибудь другому.

– Но ты же хотел, чтобы я учила тебя читать.

– Я попрошу Уэльта.

– Вы почти не видитесь. Когда ты на ранчо, его нет. Когда дома он, ты в горах, в городе или где-нибудь еще.

– Я что-нибудь придумаю. Давай собирать ягоды. Они такие мелкие. Нелегко будет набрать на пирог.

По всей видимости, разговор на эту тему был окончен. Танзи хотелось схватить Расса за плечи и потрясти его, усадить рядом с собой на ствол упавшего дерева и немедленно устранить все неясности, возникшие в их отношениях. Но она не слишком хорошо разбиралась в мужчинах, а поэтому не знала, как правильно вести себя в такой ситуации.

– Как думаешь, они сладкие? – спросил Расс, поднося веточку с ягодами к губам Танзи.

Похоже, Расс прекрасно понимал, что так делать не нужно. Танзи тоже хорошо знала, что ей стоит делать, а чего не стоит. И все же… И все же она поступила как настоящая женщина. Взяла ягоды губами. Расс перехватил ее тревожный, настороженный взгляд, и его снова охватило волнение. Он коснулся пальцами ее губ. Танзи залилась румянцем. Оба изо всех сил старались не потерять над собой контроль.

– Кисловатые, – проговорила наконец Танзи, когда к ней вернулся дар речи. – Для пирога в самый раз.

– Что ж, давай соберем еще.

Они молча принялись наполнять ягодами корзинки. Мысли вихрем пролетали в голове Танзи, но ни на одной из них девушка не могла сосредоточиться. Ей казалось, что она ведет себя по отношению к Рассу безупречно. Она не подавала ему ложных надежд, ничего не обещала, не кокетничала, была предельно откровенна.

Однако эмоции взяли верх над рассудком. Танзи хотелось целовать и обнимать Расса. Заниматься с ним любовью. Заниматься любовью? Только этого не хватало. Надо немедленно покинуть ранчо, но ей некуда ехать. Она больше не будет оставаться с Рассом наедине. Не будет с ним целоваться. Но ведь дело не в Рассе, а в ней самой. Она должна справиться со своими чувствами, придерживаться собственных принципов. Иначе никто не будет ее уважать, в том числе и Расс.

Тот поцелуй Танзи будет помнить до конца жизни. Однако не выйдет замуж за мужчину, который воюет с целым городом.

– Не нужно мне было с вами ехать, – со вздохом произнес Черепашка, когда они с Танзи выехали из Боулдер-Гэп, куда ездили за продуктами. – Я знал, что тетя Этель больше не отпустит меня на ранчо.

– Расс говорит, что у тебя все отлично получается, но пока ты еще слишком юн и тебе следует вернуться домой. Хотя бы на время.

– Но тетя Этель обращается со мной как с шестилетним ребенком. Даже чужие люди относятся ко мне лучше. Почему?

На ранчо Черепашку сразу полюбили все. Даже Уэльт. Оно и неудивительно. Черепашка был трудолюбив и делал все на совесть. К обитателям ранчо относился с большим уважением, каждое их слово было для него законом. Мужчины добродушно над ним подшучивали, но мальчик не обижался. Черепашка заражал всех своим оптимизмом и веселостью. Буквально на газах он превращался в настоящего мужчину, в нем появилась уверенность в собственных силах. Если лето он проведет на ранчо, то к осени вернется в Боулдер-Гэп совсем другим человеком.

– Неужели вы уедете через два месяца? – печально спросил Черепашка.

– Да.

– Как жаль.

– Выплачу свой долг и поеду, куда захочу.

– Но зачем?

Танзи задавала себе тот же вопрос. Сейчас она уже не могла ответить на него уверенно, как раньше.

– Когда-нибудь мне захочется выйти замуж и завести детей. Но для этого моя репутация должна быть безупречна. А в Боулдер-Гэп обо мне всегда будут думать плохо.

– Вы хотите выйти замуж за одного из жителей Боулдер-Гэп?

– Нет.

– Так не все ли равно, что они о вас думают?

Действительно, не все ли ей равно?

– Я бы не хотела, чтобы моим детям плохо говорили обо мне.

– Но Расс ничего плохого о вас не думает. Наоборот. Считает, что лучше вас нет.

Вряд ли Расс говорил нечто подобное Черепашке. Просто мальчик выдает желаемое за действительное. Но почему тогда ее сердце радостно забилось от слов Черепашки? Видимо, она все же любит Расса. Мужчину, за которого не может выйти замуж. Будь у нее хоть капля здравого смысла, она осталась бы в Боулдер-Гэп, попросила бы Этель снова дать ей работу в школе, а продукты на ранчо отвез бы Черепашка.

41
{"b":"11104","o":1}