ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи! Да они же еще дети!

– Каждая женщина, независимо от возраста и судьбы, очень рано начинает понимать: найти мужа – ее главная задача.

– Вы тоже усвоили этот урок? – поинтересовался Джефф. Виолетта вспыхнула.

– Да, конечно. Однако для себя я избрала иной путь.

– Какой же? .

– Ухаживать за братом и отцом, – ответила она.

– А сейчас вам есть о ком заботиться?

– Нет.

– Тогда почему вы не замужем? Вы довольно красивы.

Глава 6

Джефф, очевидно, полагает, что она совсем сошла с ума, если предлагает ответить на вопросы, которые джентльмен никогда не задает леди. Впрочем, он наверняка искренне убежден: янки не могут быть леди, и доказывать ему обратное совершенно бесполезно.

– Только не говорите, будто вас никто раньше не спрашивал об этом, – предупредил Джефф. – Я ни за что не поверю в это.

Признаться, Виолетта всегда избегала вопросов, касающихся ее личной жизни, и большинство людей были достаточно тактичны, чтобы не спрашивать об этом. Однако Джефф Рандольф оказался иного мнения.

– Почему же?

– Я уже сказал: вы красивы.

– Полагаете, это единственно необходимое качество для жены: только быть красивой?

– У меня нет жены.

– Ну, если бы была? Если бы вам, к примеру, потребовалось бы ее выбрать?

– Это невозможно.

– Чего же вы ищете?

Джефф отложил вилку. Похоже, ему совсем не хотелось отвечать. Однако он сам задавал Виолетте очень личные вопросы, следовательно, у нее было право делать то же самое.

Отставив в сторону стакан с молоком. Джефф произнес:

– Жена должна быть доброй, нежной, заботливой, должна уметь вести хозяйство. Кроме того, она непременно должна быть настоящей леди.

Немногого же он хочет, с сарказмом подумала Виолетта. Если женщина будет предъявлять подобные требования мужчине, то в течение года по всей стране заключится не более дюжины браков.

– И вам удалось найти в Денвере такую женщину? – спросила Виолетта.

– Я не искал.

– Почему?

– Моя жена может быть только истинной дочерью Юга.

– Разве здесь нет южанок?

Виолетта надеялась, что это прозвучало не слишком саркастически, но Джефф, похоже, доходил до абсурда.

– Я никогда не выберу женщину в Колорадо. Подожду возвращения в Вирджинию, – серьезно произнес Джефф, искренне веря в одно: если женщина покинет Юг, характер ее изменится коренным образом.

Интересно, подумала Виолетта, сознает ли он, что могли сделать с ним самим пятнадцать лет, проведенных вдали от Вирджинии? Разумеется, нет. Мужчины никогда не оценивают своих поступков, считая, что они то, чем хотят быть.

– Вы имеете в виду, что истинная южанка не должна покидать Юг?

– Можно сказать и так. Моя мама тоже переехала в Техас, но не перенесла этого и через два года умерла.

– Но Техас – тоже часть Юга.

– Настоящий Юг – Вирджиния, Каролина, возможно, часть Джорджии, – назидательно заметил Джефф, словно давая Виолетте урок географии и истории.

– А где вы сами родились? – спросила она.

– В Вирджинии.

– Почему же уехали оттуда?

– У вас масса вопросов, – усмехнулся Джефф. – А на мой единственный вы так и не ответили.

– Я вас совсем не знаю, – пожала плечами Виолетта. – Мне кажется невозможным обсуждать с первым встречным вопросы, касающиеся моего замужества.

Какое-то время Джефф рассматривал ее поверх стакана. Виолетта не помнила случая, чтобы кто-либо изучал ее таким образом. Ситуация становилась нелепой.

– Вам не удастся обвести меня вокруг пальца, – наконец проговорил Джефф. – Ну, хорошо, я вам все расскажу. Мой отец был горьким пьяницей. После того, как он убил своего лучшего друга, наши соседи не пожелали, чтобы рядом с ними жил такой человек. Они согласились даже оплатить его долги, лишь бы отец переехал в Техас.

Подобное признание застало Виолетту врасплох. Она даже не находила слов. Наверняка, Джеффу было нелегко покидать родной дом.

– Как же вы оказались в Денвере? – наконец решилась спросить она.

– Простой расчет. Когда наше ранчо стало приносить слишком мало денег, пришлось заложить его. Мы переехали сначала в Чикаго, потом в Денвер. Возможно, скоро окажемся в Сан-Франциско.

– А куда вам самому хотелось бы отправиться?

– Я не задумываюсь об этом, пока делаю деньги.

– Судя по всему, у вас их и сейчас предостаточно. Не хочу, чтобы вы подумали, будто я сую нос в чужие дела, но близнецы сообщили мне, что вы владелец банка.

– Банком владеет семья, – уточнил Джефф.

«Вместе с ранчо и отелем „Виндзор“, – подумала Виолетта, а вслух спросила:

– Вы собираетесь открыть в Сан-Франциско новый банк?

– Не думаю. Меня не слишком привлекает банковское дело.

– Но…

– Это просто способ делать деньги.

– Зачем вам так много?

– Чтобы когда-нибудь вернуться в Вирджинию.

– Всей семьей? – не удержалась Виолетта.

– Да.

Так вот почему он работает словно одержимый, совершенно не считаясь со временем…

– А зачем вам возвращаться? Джефф посмотрел на нее как на сумасшедшую, и Виолетта торопливо добавила:

– Вы президент банка. Один из ваших братьев – удачный бизнесмен, другой владеет в Денвере шикарным отелем, у остальных есть ранчо. Каждый добился для себя обеспеченной жизни. Почему же вы хотите сорвать всех с места и переехать в Вирджинию?

Джефф подался вперед, обжигая Виолетту взглядом.

– А вы намерены остаться в Денвере?

– Нет.

– Куда же вы собираетесь отправиться?

– Домой. Я хочу там кое-что сделать.

– Вы не можете сделать это в каком-то другом месте?

– Нет, – ответила Виолетта, не понимая, куда он клонит.

– Я так и думал. Значит, вы поедете туда потому, что это ваш дом.

– Ну, да.

Джефф откинулся на спинку стула, явно удовлетворенный ее ответом. Впрочем, этого нельзя было сказать о Виолетте.

– А зачем мне оставаться в Колорадо? У меня здесь нет ни семьи, ни денег. Ваша же семья покинула Вирджинию двадцать лет назад. За это время там все могло измениться.

Виолетта не стала расспрашивать Джеффа о доме, почему-то полагая, что он разрушен.

– А теперь объясните, почему вы до сих пор не вышли замуж, – проигнорировав ее последнее замечание, потребовал Джефф.

Пусть знает: ей не удастся слишком долго уводить его в сторону от вопроса.

Виолетта сомневалась, что, действительно, хочет обсуждать с Джеффом подобные вещи. Но он словно загипнотизировал ее своим взглядом. Мысли путались у Виолетты в голове. Господи, как же ей ответить на этот, казалось бы, простой вопрос? Конечно, она могла бы сказать, что просто не хочет сама, или что ее никто не просил выйти замуж. Но все будет неправдой, и Джефф это сразу поймет.

– Полагаю, вы думаете, возраст – не причина, – начала Виолетта, – но… когда у меня появилась возможность выйти замуж, оказалось уже слишком поздно.

– Не выдумывайте, – возразил Джефф. – Вы привлекательны и еще достаточно молоды. Между прочим, сколько вам лет?

Есть ли у этого человека совесть, досадовала Виолетта. Неужели он не понимает, что у женщины ее возраста не может быть желания обсуждать этот вопрос.

– Я вам уже говорила.

– Не помню.

– Двадцать девять. Как видите, несколько поздновато для замужества.

– Мне тридцать семь, а я считаю этот возраст самым подходящим для женитьбы.

– Сомневаюсь, чтобы девушка шестнадцати или семнадцати лет думала точно так же, – заметила Виолетта.

Джефф удивился.

– Господи! Я вовсе не собираюсь жениться на ребенке.

– Но для женщины это самый подходящий для замужества возраст, – не унималась Виолетта. – Если вы не желаете столь юную жену, кого же тогда вы ищете?

Джефф посмотрел на нее как на клерка, провалившего свое первое задание.

– Не задавайте мне больше вопросов, пока не ответите на мой.

– Это долгая и грустная история, – замялась Виолетта, никак не решаясь начать свой рассказ. – Вы еще решите, будто я хочу, чтобы меня пожалели.

17
{"b":"11105","o":1}