ЛитМир - Электронная Библиотека

Виолетта благодарила Бога, что больше никто из родителей не пришел на службу. Ей придется еще многое им объяснить, иначе все будет понято неправильно. К тому же Бетти Сью и так уже внесла достаточно смуты. Ее мать приезжала в пансионат два раза в неделю: во вторник и в пятницу. Виолетта не сомневалась, что Бетти наверняка написала ей обо всем, что произошло, добавив при этом пару фактов, существующих лишь в ее воображении.

Виолетта пыталась сосредоточиться на службе, но ее взгляд неизменно возвращался к Джеффу. Она вспомнила, с каким хмурым видом он спускался вниз, чтобы отправиться в церковь. Виолетта улыбнулась ему, и выражение его лица сразу смягчилось. Она знала, что он не сердится, но, конечно же, захочет отомстить, поэтому следовало быть начеку. Однако Виолетту больше беспокоило то, что Джефф нравился ей даже со своим неуживчивым характером.

Сейчас речь шла уже не только о простом физическом влечении, которое со временем нисколько не ослабло. Не хотела же Виолетта влюбляться в южанина, а это все-таки произошло. В голове у нее царила полная сумятица.

С одной стороны, она восхищалась Джеффом, а с другой, он был очень вспыльчив, упрям, твердо верил в то, что любая женщина, рожденная за пределами Мейсон-Диксон Лайн, является творением дьявола. Нельзя сказать, что Виолетта мечтала быть такой женщиной, на которой хотел бы жениться Джефф. Признаться, она даже не могла вообразить себе более ничтожное создание, чем южная красавица в представлении Джеффа. Да любая, уважающая себя женщина, пришла бы в негодование при одной мысли об этом.

Но все это казалось не так важно, как то, что Виолетта с некоторых пор перестала контролировать свои чувства.

Она с интересом изучала классический профиль Джеффа. Но ведь женщины влюбляются вовсе не в классический профиль. У нее из головы не выходил образ Джеффа в слишком узких спортивных штанах, поднимающего штангу.

Многие мужчины утверждают, будто ценят в женщине прежде всего ее душу, а не тело, но Виолетта не верила в это. Даже Джефф говорил, что хочет красивую жену. Судя по всему, другие внутренние качества, кроме абсолютного послушания, он считал вовсе не обязательными.

Нужно слушать проповедь священника, написанную точно специально для нее, увещевала себя Виолетта. Но как ни старалась, она не могла простить ни людей, погубивших ее семью, ни тех, кто хотел украсть у нее рудник.

Интересно, какие чувства сейчас испытывает Джефф? Уж он-то лучше, чем она, помнит свои обиды. Наверно, не следовало его принуждать приходить в церковь.

Наконец орган заиграл последний псалом, и Виолетта постаралась собраться с мыслями, сосредоточившись на тексте. Впрочем, с таким же успехом она могла сегодня остаться в своей комнате, поскольку почти не слышала проповеди.

Шум внизу отвлек Джеффа от работы. Он до сих пор был раздражен тем, что потратил столько драгоценного времени на службу в часовне, позволив Виолетте заманить себя туда. К тому же священник не сводил с него глаз. Маленький лицемерный негодяй! Джефф едва не взорвался, но благоразумно решил не думать о нем.

Очередной взрыв визга, топот м детские крики окончательно уничтожили тишину. Последние цифры разом вылетели у Джеффа из головы. Красочно выразившись по этому поводу, он поднялся из-за стола и подошел к окну.

Несмотря на пасмурную погоду, ветра не было. День для прогулки выдался поистине прекрасный. Джефф надеялся, что его служащие воспользуются этим в полной мере, потому что следующую неделю он собирался попросить их работать без отдыха.

Джефф в задумчивости отошел от окна. Прошлой ночью он спал всего четыре часа, но совсем не чувствовал усталости, только раздражение и разочарование. Казалось, его оторвали от чего-то очень важного, что ему очень хотелось сделать. Вот только от чего, Джефф не знал.

Он вышел из комнаты и направился к окну в конце холла. Отсюда, с высоты третьего этажа, Джефф различил свой дом на Четырнадцатой улице. Были видны также несколько домов в новом фешенебельном районе. Особенно выделялась устрашающая громада особняка Филиппа и Клары Рабин. Джефф сумел разглядеть и участок, подготовленный Хорасом Табором для строительства нового дома.

А вот дома Мэдисона не было видно, он находился в конце Бродвея. Именно Ферн в свое время настояла на строительстве дома за городом, чтобы иметь достаточно места для верховой езды, хотя с тех пор, как они переехали в Чикаго, времени на это у нее совсем не оставалось: Ферн или ходила беременная, или ухаживала за-детьми. В результате Мэдисон обнаружил, что сидит на изрядном куске настоящего богатства. За последние годы Денвер заметно разросся, и дом брата волею случая оказался в самом престижном районе. Джеффа всегда удивляло, как все, чего касался Мэдисон, неизменно превращалось в золото.

Внимание Джеффа привлекла прогуливающаяся перед школой семья. Два маленьких мальчика с криком и смехом повисли на руках отца. Женщина спокойно шествовала рядом. Джефф удивился, обнаружив, что хорошо знает этого человека. Он вел с ним дела и не предполагал, что тот так интересуется своей семьей. В бизнесе это был довольно жесткий партнер. Сейчас же этот человек выглядел так, словно ни в чем не мог отказать своей жене и детям.

Эта сцена напомнила Джеффу, как он сам одинок. Интересно, страдала ли Виолетта от одиночества? Правда, ее постоянно окружало предостаточное количество детей. Но, наверняка, это не одно и то же, что иметь своих собственных. Виолетта утверждала, будто не хочет выходить замуж, а собирается помочь женщинам, подобным ей самой. Впрочем, вряд ли это заменит ей семью.

Джефф вдруг обратил внимание на воцарившуюся в доме странную тишину. Он прислушался, но не уловил ни звука. Настроения работать уже как не бывало. Почему в здании стало так тихо? И это после того, как там разыгрывались такие баталии!

Спустившись вниз, Джефф обнаружил второй этаж совершенно пустым. Все двери комнат были открыты, в холл падал свет. На первом этаже тоже оказалось безлюдно. Сначала Джефф решил, что карантин закончился немного раньше. Но нет, в таком случае первым должен был уйти он, а не девочки.

Джефф открыл дверь в комнату на правой стороне холла. Бет накрывала стол для ужина и очень удивилась, увидев его.

– Я ищу Виол… мисс Гудвин, – пробормотал Джефф, не придумав ничего другого, чтобы объяснить свое присутствие внизу в это время.

– Она напротив, повторяет с девочками уроки. Завтра заканчивается карантин, и они вернутся в классы.

Джефф пересек холл и открыл дверь. Вместо столов в этой комнате стояли парты, за каждой из которых сидела девочка с открытой книгой. Виолетту. Джефф увидел около доски с написанными на ней именами: их было более дюжины.

– Это мистер Рандольф! – воскликнула Эсси. – Вы можете помочь мне по арифметике?

– Мне тоже нужно помочь, – перебила ее Аурелия. – Ведь это мой дядя.

– Проходите, мистер Рандольф, – пригласила ? Виолетта. – Вы как раз вовремя, чтобы помочь нам с уроком по Гражданской войне.

Глава 10

Инстинкт самосохранения подсказал Джеффу единственно верное решение: он должен отойти, чтобы спасти свою жизнь. Шквальный огонь тяжелой артиллерии противника вынудил его ступить на минное поле, которое никому еще не удавалось пересечь живым и невредимый. Но Джефф обладал инстинктом старой военной лошади. Пока его ноздри чувствовали запах боя, он мог избежать опасности и перевести дыхание…

Память услужливо вернула Джеффа в ужасные дни войны. Даже тело его невольно напряглось, а на лбу выступили капли пота. Он опять ощущал запах крови, слышал свист снарядов, видел панику вокруг себя, вдыхал наполнявший воздух запах гари и чувствовал палящий жар орудий.

Словно наяву мелькали перед Джеффом лица убитых и искалеченных солдат, лица друзей, которые принесли в жертву свои молодые жизни. Цвет мужского населения Юга, по сути дела, превратился в кровавые куски мяса, жестокая несправедливость случившегося навсегда застряла в горле Джеффа непроходящей горечью.

27
{"b":"11105","o":1}