ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Он сказал / Она сказала
Тварь размером с колесо обозрения
Про деньги, которые не у всех есть
Посеявший бурю
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Скажи маркизу «да»
Блондинки тоже в тренде
Тайна красного шатра
Темные воды

Мисс Гудвин ответила не сразу. Однако у Джеффа не возникло впечатления, будто она не знает, что сказать. Скорее всего, мисс Гудвин просто сдержала готовые сорваться с губ резкие слова. Как ни странно, ему это тоже понравилось. Впрочем, Джеффа совершенно не интересовало, что думает о нем эта женщина.

– Ну что ж, возможно, так даже будет лучше, – наконец произнесла мисс Гудвин, разглядывая его.

Ее пристальный взгляд раздражал Джеффа. Он не любил дерзких женщин и полагал, что мисс Гудвин не мешало бы вести себя поскромнее. Мужчинам она, разумеется, нравится. Ей нисколько не грозит остаться в старых девах. Напротив, Джефф находил ее слишком привлекательной, чтобы все еще быть не замужем.

– Директор попросила меня сообщить вам о том, что если поведение ваших племянниц не изменится к лучшему, будут приняты дисциплинарные меры, – официальным тоном продолжила мисс Гудвин.

Джефф почувствовал, как его охватила холодная ярость.

– Вы имеете в виду, что вытащили меня сюда, вынудили пропустить важную встречу и полчаса занимали бессмысленной болтовней только для того, чтобы сообщить это?

– Мисс Сеттл хотела, чтобы вы знали…

– Плевать я хотел на то, что желает мисс Сеттл! – вне себя воскликнул Джефф, хватая свое пальто. – У меня слишком много работы, чтобы выслушивать ваши жалобы на то, что мои племянницы не вовремя выполнили задание или легли спать, не причесавшись!

– О нет, – возразила мисс Гудвин, – их поступки гораздо серьезнее.

– Тогда, ради Бога, скажите же, что это за поступки?!

Мисс Гудвин с вызовом посмотрела на посетителя.

– Сегодня утром вашим племянницам назначили испытательный срок. Если их поведение не улучшится, они будут исключены из школы.

Джефферсон замер, сжав в руках шляпу. Господи, если двойняшек, действительно, исключат, пока Ферн больна, а Мэдисон в отъезде, во всем обвинят его самого. Именно ему придется в таком случае заботиться о девочках, пока не приедет Джордж и не увезет их в Техас.

– Я хочу увидеться с ними, – наконец проговорил Джефф.

– Они на занятиях.

– Меня это не волнует.

– Я посмотрю, можно ли их побеспокоить, – поднимаясь, сказала мисс Гудвин.

– Какого дьявола! Я уже не просто обеспокоен!

– Мистер Рандольф, не в правилах нашей школы мириться с богохульствами, – заметила мисс Гудвин и вышла из комнаты.

Только закрыв за собой дверь, Виолетта позволила себе глубоко вздохнуть. Она буквально дрожала от ярости. Никогда еще ей не приходилось встречаться с таким несносным человеком. Правда, заметив, что у мистера Рандольфа нет руки, она почувствовала к нему невольное сострадание. Оно стало еще глубже, когда Виолетта узнала, что он потерял руку во время Гражданской войны. И хотя этот человек воевал против ее брата, она понимала: боль ни для кого не делает различий.

– Мистер Рандольф уже ушел? – спросила служанка.

– Нет, он хочет поговорить с племянницами.

– Бедняжки. Мистер Рандольф способен до смерти напугать их.

– Если на свете и существуют женщины, способные дать отпор мистеру Рандольфу, то именно Джульетта и Аурелия, – рассмеялась Виолетта.

Служанка тоже фыркнула.

– Да, эти девочки – истинное наказание.

– Я надеялась встретиться с родителями близнецов, но после визита их дяди не уверена, что все еще хочу этого. Пойди, скажи девочкам, чтобы они немедленно явились сюда. Да, Бет, пусть не тратят времени на переодевание. Этот человек, наверное, взорвется, если заставить его ждать еще хоть одну минуту.

Правда, Виолетта несколько сомневалась в правильности своего решения. Разумно ли позволять девочкам встречаться с дядей? Впрочем, эта процедура была самой обычной. Школа всегда поощряла родителей, активно участвующих в воспитании детей. Особым усердием отличались в этом плане люди состоятельные.

Виолетта задумчиво разгладила складку на юбке. Интересно, богат ли мистер Рандольф? Судя по всему, да. Он явно обладал заносчивостью человека, унаследовавшего состояние и считавшего себя выше других, потому что ему не нужно зарабатывать деньги.

Мистер Рандольф был типичным южанином. Его вызывающее поведение довольно красноречиво свидетельствовало об этом. Он не только не забыл войну, но и не собирался вычеркивать ее из своей памяти. Ну что ж, отлично. Виолетта была настроена так же решительно.

Воспоминание о мучительной смерти брата заставляло Виолетту кипеть от ярости, но то, что Рандольф в этой войне потерял руку, несколько охлаждало ее пыл. Кому как не ей было знать, что это значит для человека! Вполне очевидно, Рандольф, как и Джонас, не смирился с потерей. Виолетта всем сердцем любила своего брата и самоотверженно ухаживала за ним в течение десяти лет, но самое большое, что она могла сделать для мистера Рандольфа, – это быть приветливой с ним в эти несколько минут.

Виолетту поразило его внешнее сходство с близнецами. Любой на ее месте мог бы подумать, будто он их отец. Несмотря на то, что Виолетте никогда не нравились светловолосые мужчины, она не могла не признать очевидную красоту мистера Рандольфа. Ей еще никогда не приходилось видеть таких мощных широких плеч. Под тканью безупречно сидевшего пальто перекатывались крепкие мускулы. А эти глаза, цвета летнего неба над заливом Кейп-Код…

В это время открылась дверь, и в холл ворвались Аурелия и Джульетта. Честно говоря, они вошли гораздо спокойнее, чем когда-либо, и сейчас больше напоминали ангелов – прелестные, белокурые, ничем не отличающиеся от обычных детей. Трудно было поверить, что за этими ангельскими лицами скрывается столько коварства! Виолетта внимательно посмотрела на девочек, пытаясь представить себе, какими они будут, когда вырастут.

– Бет сообщила нам о приезде дяди Джеффа, – произнесла Аурелия – так, по крайней мере, показалось Виолетте, которая до сих пор не могла отличить сестер друг от друга.

Джульетта тут же состроила рожицу.

– Нам обязательно встречаться с ним?

– Вы можете наказать нас. Мы никому ничего не расскажем, – снова вступила в разговор Аурелия.

– Пока вас не за что наказывать, – возразила Виолетта.

– Нет, есть за что, – настаивала Аурелия.

– Вам следует извиниться перед дядей за то, что он пропустил из-за вас важное собрание, и пообещать ему, что отныне вы будете вести себя хорошо.

– Мы не можем этого сделать, – заявила Аурелия.

– Мама говорит, что мы никогда не должны лгать, – объяснила Джульетта.

– Тогда пообещайте, что, по крайней мере, постараетесь вести себя хорошо. Это-то вы можете сделать?

Девочки молча переглянулись.

– Думаю, да, – наконец ответила Джульетта.

– А теперь улыбнитесь-ка пошире, – посоветовала Виолетта. – Так, отлично. Это наверняка обезоружит вашего дядю. Ну, ступайте.

– С таким же успехом можно было отправить детей в медвежью берлогу, – вздохнула Бет, когда улыбающиеся близнецы скрылись за дверью.

– Пусть мистер Рандольф только повысит на них голос, и ему тут же придется иметь дело со мной, – решительно проговорила Виолетта.

– Вы собираетесь подслушивать у замочной скважины? – поинтересовалась Бет.

– Конечно, это ужасно. Но как еще я смогу узнать об их беседе?

Глава 2

Аурелия и Джульетта вошли в кабинет с опущенными головами, словно два щенка, ожидающих наказания. Впрочем, Джефф знал, что это всего лишь игра. Девочек еще никогда никто не наказывал, хотя и следовало бы. Вдобавок, они никогда не раскаивались в своих проступках. Одним словом, это были своевольные, полные жизни дьяволята.

– Здравствуй, дядя Джефф, – вежливо поздоровались девочки. – А где тетя Ферн?

– Дома, в постели.

– А что случилось? – спросила Джульетта.

– Тетя нездорова.

– Она умирает?

– Нет, просто скоро у нее родится ребенок.

– Мальчик? – поинтересовалась Аурелия.

– Не знаю, – ответил Джефферсон. – Но, принимая во внимание возникшие из-за вас проблемы, надеюсь, это будет мальчик. Кстати, у меня появилась отличная идея. А не вызвать ли сюда вашу мать?

3
{"b":"11105","o":1}