ЛитМир - Электронная Библиотека

Виолетта невольно вернула Джеффа в эпицентр борьбы, которую вот уже долгие годы он вел сам с собой и никогда не выигрывал: в конфликт между любовью к Вирджинии и ненавистью к изуродовавшей его войне. Проклятие! Виолетта разверзла перед ним ад, который Джефф упорно хотел забыть все эти пятнадцать лет.

Виолетте хотелось куда-нибудь спрятаться, пока не пройдет нервная дрожь. Но она так и не вспомнила места, куда бы Джефф не мог последовать за ней. Бет и девочки с изумлением наблюдали за Виолеттой, и она постаралась улыбнуться, притворившись, что все нормально. Но эта улыбка получилась какой-то странной, вымученной. Господи, где же ее хваленое умение держать себя в руках?!

– Мистер Рандольф вернется? – первой спросила Эсси.

– Возможно, после обеда, – ответила Виолетта. – А сейчас он очень занят.

Да, занят тем, что хочет свернуть ей шею! Пожалуй, не следовало нападать на него, с запоздалым раскаянием подумала Виолетта, но как можно было слушать весь это вздор?! Возможно, Джефф действительно верил в то, о чем говорил, и воевал именно за выход из Штатов. Это вполне объяснимо: Джефф – идеалист, и это было вполне в его духе. Вполне вероятно, что после поражения южан идеалы Джеффа потерпели полный крах.

– Мы будем обсуждать прочитанное? – поинтересовалась Джульетта.

– Все уже закончили? – рассеянно спросила Виолетта, но руки подняли только близнецы и Коринна. – Думаю, вам понадобится еще немного времени.

Не стоило задевать лично Джеффа. Он до сих пор не смог забыть войну. Ее брат чувствовал то же самое. Жизнь остановилась для Джонаса в тот момент, когда в его тело вошел кусок металла.

Но Джефф не сдался. Он просто отказывался все забыть. Поистине глупо и неразумно требовать от кого-то, чтобы он забыл такое серьезное событие, как война, собственное увечье, годы, проведенные в тюрьме. Как бы там ни было, но жизнь Джеффа на этом не кончилась. Он продолжал бороться.

– Скучно, – протянула Джульетта.

– И мне тоже, – поддакнула Аурелия. Виолетта вопросительно взглянула на Коринну, но та промолчала.

– Не согласится ли кто-нибудь из вас помочь Эсси с математикой?

– Я могу, – тут же вызвалась Джульетта.

– И я тоже, – сказала Аурелия.

– А ты не хочешь помочь им, Коринна? – спросила Виолетта, зная, что девочке хорошо дается арифметика, кроме того, она была постарше и могла предостеречь близнецов от необдуманных поступков.

– Хорошо, мисс Гудвин.

– Тогда вы вчетвером отправляйтесь в столовую. Только потом все уберите за собой.

– Конечно, – хором ответили девочки.

– Когда все сделаете, возвращайтесь обратно. Мы должны закончить занятия до шести часов.

В комнате воцарилась тишина, и мысли Виолетты снова вернулись к Джеффу, вокруг которого они кружились все эти дни.

Работа, наверняка, помогала ему уйти и от прошлого, и от настоящего. Однако Виолетта начала подозревать, что за этим кроется нечто большее. Джефф так же, как и она, ненавидел войну, считая а ее глупым, неэффективным способом решения споров, и все-таки воевал. Виолетта совершенно не понимала этого. Вот Джонас и отец верили в войну. Она горячо спорила с ними, но они не принимали ее всерьез, считая, что женщина не может разбираться в этих вопросах. То же самое Виолетта услышала и от Джеффа. Однако что-то скрывалось за его словами, что-то такое, в чем он не хотел признаться ни себе, ни тем более ей.

– Мисс Гудвин?

– Да, Бетти Сью?

– Мне тоже скучно.

У Виолетты совсем не было аппетита. Хорошо еще, что Джефф не пригласил ее на обед. Правда, она и не ожидала этого и даже придумала возможную отговорку, но вместо облегчения чувствовала разочарование. Все-таки существовала довольно большая разница между отказом принять приглашение и вовсе не быть приглашенной.

Жизнь всегда была для нее борьбой, думала Виолетта, глядя на остывающее мясо. Денег нет, а за стенами школы ей не найти работы. Вдобавок ко всему она сделала врагом человека, который мог бы помочь и в том, и в другом. Все произошло потому, что Виолетта до сих пор не могла простить Югу гибель своей семьи.

Выходит, она ничем не отличалась от Джеффа. Обвиняя его в нежелании забыть войну, Виолетта сама поступала точно так же. Правда, у нее не было видимой раны или пустого рукава, чтобы показать людям, но оставалась память, подогревавшая гнев. Когда же Юг оказался в столь плачевном состоянии, Виолетта перенесла всю свою ненависть на генерала Роберта Ли.

Непонятно, почему она так удивилась, узнав, что у Ли есть родственники? Они ведь могли оказаться где угодно. Надо же ей было столкнуться с одним из них прямо здесь! К тому же Джефф был первым мужчиной, который возбудил интерес Виолетты после того, как Натан Вейнрайт просил ее выйти за него замуж.

Как же это глупо! Джефф ведь ясно дал понять, что никогда не станет мужем женщины, уехавшей с Юга. Хорошо еще, что она не любит его, по крайней мере пока, хотя он ей безумно нравится. А это, похоже, верный путь к замужеству.

Что и говорить, повезло ей встретить человека, который ненавидит все, связанное с ней, – и ее прошлое, и настоящее.

Внезапно голос Эсси прервал тягостные раздумья Виолетты.

– Мисс Гудвин, можно мне увидеть мистера Рандольфа?

Глава 11

Джефф наблюдал, как Эсси пыталась решить последний пример, и недоумевал, почему у девочки столько проблем с арифметикой. Эта наука должна была хорошо ей даваться, ведь Гарольд Браун прекрасно разбирался в сложении и умножении. Темпы же, с которыми он приумножал свои доходы, скоро сделают его одним из самых богатых людей Денвера. Эсси, как единственный ребенок, станет богатой наследницей.

Перед Джеффом лежала давно заброшенная работа. После недавнего спора он не мог думать ни о чем, кроме Виолетты. Сначала Джеффу казалось, что он больше никогда не захочет не только разговаривать, даже вспоминать о ней. Но на самом деле все – вышло иначе.

Ее злость удивила Джеффа. Виолетта просто уничтожила его своей критикой. Временами ему казалось, что она смеется над ним.

– Правильно? – спросила Эсси, протягивая Джеффу листок.

– Все точно. Почему же ты не делаешь так все время?

– Не знаю.

– Нет знаешь, скажи мне.

– Мне не нравится моя учительница, – чуть помолчав, призналась Эсси. – Она пугает меня.

– Чем же?

– Она сердито смотрит на меня. А я не могу думать, когда боюсь.

– А мисс Гудвин ты боишься?

– Нет, она мне очень нравится. Джульетта и Аурелия тоже. Они мои друзья.

– А ты представь, будто делаешь арифметику для мисс Гудвин, – сказал Джефф и, заметив, что Эсси взвешивает свой ответ, добавил: – Ей это наверняка будет приятно.

– Может, тогда мисс Гудвин перестанет издавать те смешные звуки, – вдруг выпалила Эсси и тут же смутилась.

– Ты должна мне все рассказать. Возможно, это очень важно. В противном случае, мне придется спросить у самой мисс Гудвин.

– Нет! – воскликнула Эсси. При этом она выглядела такой несчастной, что Джеффу стало жалко ее.

– Ты совершила что-то недозволенное? Эсси молча кивнула головой. , – Что? 1» – Это все Бетти Сью, вреди на. Я ненавижу ее!

– Что же ты натворила?

– Бетти Сью плохо говорила о моем папочке, и я плакала. Присцилла – девочка, с которой мы вместе живем в комнате, – сказала, что если я не перестану, то буду спать в холле, и в конце концов выгнала меня. В холле было темно. Я испугалась. Мисс Гуд-вин сама говорила, что всегда спит с открытой дверью, чтобы услышать, если она нам понадобится. Поэтому я пошла наверх.

– Спать в комнате у мисс Гудвин? Эсси покачала головой.

– Нет, около ее двери. Но пол оказался очень твердым, и я не могла уснуть. К этому времени я уже перестала плакать и направилась вниз, в свою комнату.

– Ну, а что за странные звуки ты слышала? – напомнил Джефф.

– Мисс Гудвин очень смешно разговаривала во сне, не так, как всегда, а словно была очень расстроена. Нет, она не плакала, но как будто собиралась это сделать.

30
{"b":"11105","o":1}