ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
Чего желает джентльмен
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
Цветы для Элджернона
История пчел
Моя гениальная подруга
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Непрожитая жизнь
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо

– Не знаю, насколько сильно вас еще беспокоят воспоминания о войне, но подозреваю, что вы намеренно не даете зарубцеваться этой ране. Вы используете свою искалеченную руку, чтобы заставить окружающих чувствовать себя виноватыми. Полагаю, таким способом вы даете выход ярости по поводу проигранной войны, потерянной руки и вашего тюремного заключения.

– А вы не считаете это важным?

– Конечно, считаю, но вы слишком долго мучаетесь от этого. К счастью, вы нашли свое дело и слишком заняты, чтобы постоянно думать о руке или лелеять воспоминания о войне.

Джефф попытался ее перебить, но Виолетта решила, что он и так сказал достаточно много в начале разговора, и торопливо продолжала:

– Поймите, я не против вашего гнева по поводу того, что война сделала с вами, с Вирджинией и тысячами других людей, убив или покалечив их. Но гнев должен со временем остывать. Вы уже пережили это и должны признать: эта часть вашей жизни осталась позади. Но вы продолжаете по-прежнему использовать войну и свою руку в качестве тарана, это уже стало привычкой. А все остальные тоже привыкли мириться с этим.

Джефф смотрел на Виолетту, как волчица на животное, угрожающее ее детенышам. Наконец он проговорил:

– Удивительно, что мне пришло в голову защищать вас от мисс Сеттл. Я совсем забыл, что вы янки. А янки, как известно, стоят двух-трех простых смертных. Вы отнюдь не нуждались в моей помощи. Вы сами могли бы вцепиться в бедную женщину зубами и терзать до тех пор, пока от нее ничего не останется.

Виолетта, разумеется, была готова к вспышке ярости, но столь резкий ответ превзошел все ее ожидания. Однако, отметила она, даже сейчас Джефф, скорее, сердился не на нее, а на себя самого. Виолетта невольно заставила его почувствовать, что не нуждается в нем, хотя это было неправдой. Но разве Джефф поверит ей? Тем более момент для этого был уже упущен. Виолетте слишком хотелось показать, что она все знает о его чувствах. А вот самого главного ей сказать так и не удалось.

Разумеется, она не жеманная, беспомощная южная красавица и вовсе не стремится стать таковой, да и опека ей не нужна. Если Джефф собирался таким странным образом изменить представление о себе, то ему придется придумать что-то другое. Виолетта твердо стояла на собственных ногах, но это вовсе не означало, что ей не нужен человек,

на которого она могла бы опереться в трудную минуту.

Виолетта трудно переносила одиночество. Оно утомляло ее, лишало многих радостей жизни. Вряд ли Джефф сумел бы это понять. Для него жизнь была лишь непрерывной борьбой против чего-то или кого-то. А для Виолетты даже сознание того, что Джефф на ее стороне, что он думает о ней, скучает без нее, было величайшим подарком. Она не нуждалась в деньгах Джеффа, его положении и даже защите. Ей просто был нужен маленький уголок в его сердце.

– Я очень вам благодарна за то, что вы пошли со мной к мисс Сеттл, – сказала Виолетта. – Я навсегда запомню выражение лица директрисы, когда вы обвинили ее в побеге близнецов. Но я вам уже говорила, что могу справиться сама.

– Я это хорошо помню. Простите за надежду, что мне удастся уберечь вас, по крайней мере, еще от одной царапины. Мне даже не приходило в голову, что на самом деле я защищаю мисс Сеттл.

Они остановились на перекрестке. Одна дорога вела в пансионат, другая – в город. Вот и пришло время расставаться.

– Мне нужно возвращаться к близнецам. Конечно, они маленькие чудовища, но им всего по девять лет, и кто-то все-таки должен их успокоить. А вам лучше отправиться к своим клеркам. Извините за беспокойство, – продолжала она, протягивая на прощание руку. – Поверьте, я очень благодарна вам за помощь и доброту и никогда не забуду те два дня в «Виндзоре».

Вместо рукопожатия Джефф неожиданно при – жал Виолетту к себе.

– Ты ведьма, – выдохнул он. – Тебя следовал бы сжечь на костре.

Потом Джефф так грубо поцеловал ее, что она едва не лишилась чувств, и вдруг, забыв о рассудительности, здравом смысле, даже об обычной осторожности, ответила ему. Виолетта не понимала, почему позволяет Джеффу так грубо обращаться с собой, но больше уже не могла бороться со своими чувствами к нему.

Ее не волновало, что их может увидеть добрая половина обитателей школы, что они с Джеффом такие разные. Она просто упивалась сознанием того, что находится в его объятиях. Еще никогда в жизни Виолетта не чувствовала себя так хорошо.

Она поразилась силе Джеффа, будучи даже не в силах пошевелиться. А этот грубый, сердитый поцелуй… Впрочем, какое это имеет значение?! Виолетта тоже вдруг разозлилась. Ей хотелось схватить Джеффа и разрушить стены, которые он воздвиг вокруг себя; хотелось целовать до тех пор, пока Джефф не поймет: она любит его, и ей абсолютно безразлично, сколько у него рук – одна или три. Каким бы грубым и бессердечным иногда не казался Джефф, Виолетта знала: перед любовью он так же беззащитен, как и все остальные.

Она целовала его с упоением, прижимаясь всем телом, словно хотела сказать, что ничего не скрывает от него. Виолетта обещала все, не требуя взамен ничего.

Когда Джефф отпустил ее, Виолетта почувствовала себя совершенно опустошенной. Ее губы горели, все тело болело, волосы в беспорядке рассыпались по плечам. В тот момент, когда они оба настолько пришли в себя, что смогли говорить, Виолетта вдруг заметила вдалеке Харви Макки.

Смелость ее так же внезапно исчезла. Она подумала о том, как объяснит свое поведение Харви.

– Я лучше войду в здание, – как можно спокойнее произнесла Виолетта. – Даже ведьма должна время от времени давать своей метле отдых. Если я этого не сделаю, боюсь, получу еще одно прозвище.

– Пусть только кто-нибудь попробует сказать хоть слово, я…

Судя по всему, Джефф даже сейчас был готов броситься на ее защиту.

– Опять вы стараетесь защитить меня, – улыбнулась Виолетта. – Разве вы не убедились, что я в состоянии постоять за себя?

Она видела, как Харви пересек улицу и направился к школе.

– Мужчинам нравится, когда женщины нуждаются в их защите. Если нас лишить этого преимущества, зачем мы тогда вообще нужны? – спросил Джефф.

– Спросите об этом еще раз, когда у меня будет время для ответа на этот вопрос. А теперь я должна идти.

– Не раньше, чем я скажу последнее слово, – заявил Джефф и, поцеловав ее, пошел прочь.

Виолетта растерянно смотрела ему вслед, совершенно сбитая с толку столь неожиданным поворотом событий. Если Джефф действительно влюблен в нее, – хотя она знала, что это невозможно, – к чему эти насмешки? А если он просто злился на нее, к чему этот поцелуй? Но одно не вызывало у Виолетты никаких сомнений: она полюбила Джеффа. Правда, ее любовь совершенно противоречила всякой логике, но факт оставался фактом.

Джефф восхищал Виолетту, ее влекло к нему, она постоянно о нем думала. Возможно, этого слишком мало для настоящей любви, но Виолетта не могла не считаться со своими чувствами.

А вот с Джеффом все обстояло сложнее. Судя по всему, он не собирался влюбляться в янки. Это было выше его сил, какой привлекательной она бы ему не казалась. Если Джефф все-таки полюбит ее, то, наверняка, будет всю жизнь бороться с этим чувством. Да, такая любовь вряд ли принесет радость им обоим. Самым разумным было бы выбросить ее из головы.

Между тем Джефф поравнялся с Харви. Даже на таком расстоянии Виолетта увидела, как Джефф нахмурился, а Харви удивленно приподнял бровь. Затем они вместе посмотрели в ее сторону, потом опять друг на друга. Виолетта усмехнулась про себя: оказывается, не настолько неприятно быть предметом вожделения сразу двух мужчин. Признаться, раньше с ней такого никогда не случалось.

Наконец мужчины разошлись в разные стороны. При этом Джефф Рандольф дважды оглянулся. Ему пойдет на пользу пара уколов ревности, подумала Виолетта. Он заставил ее достаточно пострадать и сделает это еще не раз, пока ей не удастся окончательно выбросить его из головы.

Выбравшись из экипажа, близнецы с опущенными головами двинулись следом за Виолеттой. Мисс Сеттл все-таки исключила их из школы, и Виолетта до приезда родителей привезла девочек к Ферн. Поначалу она хотела обо всем сообщить Джеффу, но, поразмыслив, решила, что близнецы не смогут с ним остаться. Даже если-Джефф и найдет время для своих племянниц, он все равно вряд ли с ними справится.

49
{"b":"11105","o":1}