ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элиза и ее монстры
Инстаграм: хочу likes и followers
Три товарища
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Лбюовь
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Двадцать три
Соблазн
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире

– Совершенно верно.

– И какая она?

– У нее медно-рыжие волосы. Ей нравятся люди с непростыми характерами. Она носит платья вызываюших расцветок и утверждает, будто Джефф груб скорее по привычке.

Выслушав это описание, Джордж заметил:

– Джефф никогда не женится на ней. Он по-прежнему считает, что женщина должна вести себя, как наша мама. И в любом случае, Джефф никогда не женится на янки. Иначе ему придется отказаться от половины сказанного за последние двадцать лет.

– Готова биться об заклад. Джордж недоверчиво посмотрел на жену, потом медленно улыбнулся.

– С тобой очень опасно держать пари. Ты всегда оказываешься права.

Бет принесла записку, в которой говорилось, что мистер Рандольф ждет Виолетту внизу, в кабинете. Виолетта поспешила спуститься, не понимая, что Джефф делает здесь в такое время. Она даже надела свое любимое изумрудно-зеленое платье, зная, что оно очень идет к ее волосам и глазам. Каково же было разочарование, когда, войдя в кабинет, Виолетта увидела Мэдисона Рандольфа.

– Он не приедет, – без вступления заявил он, меряя шагами комнату.

– Простите, я не поняла. Кто не приедет? – спросила Виолетта, тщетно стараясь подавить разочарование и вникнуть в суть дела.

– Ваш доктор, – объяснил Мэдисон – Он сказал, что не может ради одного единственного случая проделать такой путь.

– Я полагала, вы сами отвезете жену в Бостон.

– Доктор считает, что она слишком слаба, чтобы выдержать путешествие, пусть даже поездом.

Виолетту очень расстроило это известие. По ее мнению, доктор Улмстед был единственным человеком, который мог определить, что с Ферн.

– Вы меня извините, но я не представляю, как вам помочь.

– Я хочу, чтобы вы попытались уговорить его.

– Разумеется, я напишу столько писем, сколько понадобится, но у нас очень мало времени.

– Я говорю не о письмах. Я имел в виду телеграф.

– Не понимаю.

– Через неделю доктор Улмстед собирается в Чикаго на конференцию. Уговорите его после ее окончания приехать в Денвер.

– Вы предлагали ему деньги?

– И деньги, и личный вагон от Чикаго до Денвера. Доктор не соглашается.

– Тогда я даже не знаю, что…

– Но ведь доктор знает вас. Вы сами говорили, что он был другом вашего отца. Не сомневаюсь, для вас доктор сделает больше, чем для совершенно незнакомого человека.

Виолетта, однако, сомневалась, что старые связи смогут помочь там, где оказались бессильны деньги.

– Доктор Улмстед согласился находиться возле телеграфа сегодня в восемь часов вечера, – продолжал Мэдисон. – Я хочу, чтобы вы поехали со мной и поговорили с ним.

– Но я не умею пользоваться телеграфом.

– Вам и не нужно это делать. У меня есть оператор.

– А как же девочки? Как я оставлю их?

– Одна из учительниц согласилась побыть с воспитанницами до вашего возвращения.

Виолетте нечего было больше возразить.

– Хорошо, – согласилась она. – Если вы считаете, что я могу помочь…

– Отлично, – не дал ей договорить Мэдисон. – Я заеду за вами в половине восьмого.

– Куда мы поедем?

– В офис Джеффа, воспользуемся его телеграфом.

Глава 19

Сегодня Джефф показался Виолетте более суровым и сдержанным, чем обычно. В офисе находился еще один мужчина, очень похожий на Мэдисона.

– Джордж Рандольф, – представился он. – Отец этих ужасных близнецов.

Виолетта знала, что Джефф побаивается своего старшего брата, и сделала вывод, что Мэдисон довольно энергичен и обладает твердым характером. Джефф, вероятно, лишь претендовал на то, чтобы его считали жестким, несговорчивым человеком. На самом же деле он вовсе не являлся таковым.

Несмотря на волнение и смущение, Виолетта не могла не сравнить офис Джеффа с комнатой, которую он занимал в школе в течение пяти дней. Разница оказалась поистине разительной. Виолетту окружали красное дерево, кожа, медные украшения. На стене висел даже телефон. Это был кабинет человека, ворочающего миллионами. Мэдисон упомянул о личном вагоне, готовом в любой момент немедленно отправиться в путь, а третий брат, Джордж Рандольф, как известно, владел целой империей из трех огромных ранчо, расположенных в разных шта тах. Здесь Виолетта чувствовала себя еще более неловко, чем в отеле «Виндзор».

– Кто будет работать на телеграфе? – осведомилась она.

– Я, – чуть заметно улыбнулся Джефф. – Не удивляйтесь. Я не люблю, когда кто-нибудь читает мои сообщения.

– Доктор на месте? – спросил Мэдисон.

– Да, – ответил Джефф. – Я только что получил подтверждение.

– Тогда, мисс Гудвин, пишите первое сообщение. Виолетта совсем растерялась, не зная, что писать. Как можно уговорить человека совершить какой-то поступок, когда он уже твердо решил не делать этого? Тем более, когда у нее за спиной стояли Джефф и Мэдисон. Такая напряженная обстановка мешала ей думать. Виолетта обратилась к Джорджу, который выглядел самым спокойным.

– Как работает телеграф? – спросила она.

– Вы пишете сообщение на листке бумаги, а я передаю его, – ответил вместо брата Джефф. – Потом мы ждем ответ. Получив его, вы опять что-либо пишете, и все повторяется сначала.

Виолетта глубоко задумалась. Мэдисон, наверняка, уже привел все возможные доводы, уговаривая доктора приехать в Денвер. Ей оставалось только сообщить об очень плохом состоянии Ферн. Однако Виолетте не хотелось лишний раз тревожить находящегося у нее за спиной Мэдисона.

«Дорогой мистер Улмстед! Очень прошу вас приехать. Никто из местных докторов не может помочь миссис Рандольф. Я опасаюсь за ее здоровье и жизнь ребенка».

– Я уже ему все это говорил, – заметил Мэдисон, явно неудовлетворенный запиской. – Не придумаете ли вы что-либо другое?

– Давайте все-таки подождем ответа, – предложил Джордж, пока Джефф нервно стучал по ключу. – Не может же мисс Гудвин требовать от доктора немедленного приезда.

Виолетте было очень жаль Мэдисона. Он прекрасно понимал, что его жена опасно больна, знал человека, который мог бы ей помочь, но оказался не в состоянии ни властью, ни силой своих денег спасти ее.

«Был бы рад помочь, однако очень занят. На следующей неделе еду в Чикаго, потом опять в Бостон, добывать денег для клиники. Не смогу появиться в Денвере в ближайшие три, а то и шесть месяцев. Кстати, у вас там все еще сохраняется опасность нападения индейцев?»

Виолетта почувствовала, как у нее похолодели руки. Господи, доктор Улмстед, оказывается, нисколько не заинтересован в приезде в Денвер, а она ничего не может придумать, чтобы заставить его изменить свое решение!

– Сумасшедший дурак! – в сердцах выругался Мэдисон. – Он все еще боится, что его оскальпируют. Неужели доктор не знает, что Колорадо вот уже четыре года как является штатом? Возможно, он полагает, что индейцы должны добывать золото и серебро, валить лес и выращивать скот, чтобы все это потом отправлялось на Восток для прокорма этих жирных, ленивых бостонцев?!

Виолетта удивленно посмотрела на Мэдисона: он говорил точно так же, как и Джефф. Интересно, неужели все Рандольфы ненавидят янки?

– Доктор Улмстед просто любопытен, – предположил Джордж. – Они на Востоке все такие. Ты же помнишь, как Джефф рассказывал, о чем его расспрашивали в Вирджинии, когда он был там последний раз.

Однако шло время, и все начали волноваться все больше и больше. И вот долгожданный ответ.

– Доктор сообщил, что приедет, – наконец произнес Джефф. – Детали он уточнит после приезда в Чикаго.

Издав победный клич, Мэдисон схватил Виолетту и, запечатлев у нее на губах звучный поцелуй, бросился к двери.

– Я должен немедленно все рассказать Ферн.

– Мне лучше отправиться вместе с ним, – сказал Джордж.

– Я провожу мисс Гудвин в школу, – пообещал Джефф.

Джордж подошел к Виолетте и взял ее за руку.

– Я не знаю, что вы сказали доктору и почему он изменил свое решение, пусть это останется вашей с Джеффом тайной. Но наша семья перед вами в долгу. Сомневаюсь, что мы сможем рассчитаться с вами, но, поверьте, постараемся это сделать.

54
{"b":"11105","o":1}