ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеффа, несомненно, разозлил ее отказ. Но ничего, он это сумеет пережить и скоро поймет, что Виолетта вовсе не отвергала его, а просто не хотела сталкиваться с денверским обществом.

Признаться, ее также пугало и то, что Джефф принадлежал к верхушке этого общества. Как знать, не стыдно ли будет ему появиться на самом значительном мероприятии сезона с воспитательницей? Ведь она даже не была учительницей. Люди наверняка начнут шептаться за его спиной. Виолетте не хотелось и думать, что будут говорить по этому поводу женщины. Она много натерпелась за свою жизнь, однако не сможет вынести, если Джефф будет стыдиться ее присутствия.

Едва закрыв за собой дверь, Виолетта бросилась к окну. Она видела, как Джефф медленно брел по дорожке, и знала: стоит ей передумать и окликнуть его, он тут же вернется.

Словно угадав ее мысли. Джефф вдруг остановился и оглянулся на школу. Виолетта отпрянула от окна. Так он стоял довольно долго, потом неохотно продолжил путь.

– Если мисс Сеттл видела то же, что и я, вы уже через минуту окажетесь на улице, – проговорила за ее спиной Бет.

Виолетта вздрогнула от неожиданности. Она была так поглощена своим занятием, что не слышала, как девушка вошла в приемную.

– О чем ты? – спросила Виолетта, словно действительно не понимала, о чем идет речь.

– Мисс Сеттл не позволяет персоналу иметь какие-либо отношения с родственниками воспитанниц. Как раз перед вашим приходом она выгнала одну учительницу только за то, что та, как показалось мисс Сеттл, слишком вольно вела себя с одним из отцов девочек. Если бы мисс Сеттл увидела, что вы целуете мистера Рандольфа, ей бы, наверняка, стало плохо.

– Мы не совершили ничего недозволенного, – возразила Виолетта,

– Я и не говорила этого. Просто хотела вас предупредить, – улыбнулась Бет. – А теперь расскажи-? те мне поскорее обо всем, что произошло. Кстати, мисс Сеттл едва не хватил удар, когда вы с близнецами не вернулись вовремя в школу.

В душе Джеффа опять появился знакомый страх. Любой отказ на какое-либо предложение с его стороны он всегда соотносил со своей покалеченной рукой. Прошло уже столько лет, а пустой рукав так и не потерял над ним магической власти. Даже когда здравый смысл подсказывал Джеффу абсурдность подобных предположений, он все равно испытывал страх.

Оказываясь в таких щекотливых ситуациях, Джефф начинал жалеть о том, что его не убил тот роковой снаряд. Господи, неужели ему так никогда и не удастся избавиться от чувства собственной ущербности?

Джефф старался убедить себя в том, что Виолетта не имела в виду ничего другого. И пусть ее доводы пришлись ему не по вкусу, они были вполне разумными. Почему же тогда он не может их принять? Зачем напрасно мучает себя?

Причина заключалась в том, что Виолетта с каждым днем нравилась Джеффу все больше и больше, и он боялся, что она откажет ему. Всю свою жизнь Джефф отказывал людям прежде, чем они успевали сами отказать ему. Конечно, он допускал, что однажды встретит женщину, чье признание станет для него важнее всего на свете, и одновременно страшился быть отвергнутым ею. Впрочем, нежелание Виолетты принять приглашение на бал было единственным случаем, когда она отказала ему. Но, с другой стороны, это произошло именно тогда, когда Джефф попытался пойти дальше простых поцелуев.

Он опасался, что, когда дело дойдет до более серьезных отношений, Виолетта предпочтет его кому-нибудь вроде Харви Макки. А почему бы и нет? Адвокат богат, удачлив, нравится всем, в том числе и Виолетте. Кроме того, у него две руки. А что мог предложить Джефф, кроме дрянного характера, необузданного нрава и отсутствующей руки?

Джефф уговаривал себя быть справедливым. Он, наконец, понял, что семья любит его. Несмотря на все сказанное им за эти годы, они без колебаний обратились к нему за помощью сегодня ночью.

Джефф впервые почувствовал себя таким же полноправным членом семьи, как Джордж и Мэдисон, Монти или Тайлер.

К тому же Виолетта назвала его самым добрым человеком. Джефф надеялся, что это действительно так, ему очень хотелось, чтобы это так и было. Добрый же человек не станет во всем обвинять только себя одного. К чему постоянно испытывать чувство вины? Джефф решил пересмотреть свои взгляды на жизнь, чтобы не разочаровывать Виолетту.

Массажисту пришлось изрядно потрудиться над его мышцами. Джефф лежал спокойно, понимая, что дал своему телу слишком большую нагрузку. Впрочем, сегодня его это ничуть не волновало.

– Я знаю, вы не любите, когда вас поучают, но вы мне за это платите, – осторожно заметил массажист. – Поэтому мой долг предупредить: если вы намерены продолжать в том же духе, то можете сильно навредить себе.

– Я сам знаю, что мне делать.

– Возможно, если это касается вашего поведения за столом. Но вы слишком перегружаетесь, поднимая тяжести. Это вредно.

Вполне вероятно, Джефф хотел именно этого, чтобы наказать себя за увлечение Виолеттой.

– По крайней мере, хотя бы завтра дайте себе отдохнуть. Ваше тело должно восстановиться.

– Хорошо, посмотрим, – согласился Джефф. Все эти дни он работал сутками напролет, пытаясь отвлечься от мыслей о Виолетте, но все равно не – мог избавиться от ощущения, что что-то должно вот-вот произойти. Лишь изнурительные физические упражнения давали ему некоторое облегчение, да и , то на пару часов.

– Луиза спрашивала, когда вы снова навестите ее.

Интересно, сколько времени понадобилось массажисту, чтобы решиться на этот вопрос, подумал Джефф. Он знал, что массажист питал слабость к Луизе, правда, не представлял, насколько серьезны его намерения. Не стоило ему влюбляться в нее. Луиза, несомненно, была хорошей женщиной, но Джефф сомневался, что она сможет жить с одним единственным мужчиной, даже если массажист предложит ей выйти за него замуж.

– Луиза до сих пор ждет меня в обычное время? – спросил Джефф.

Они не виделись с Луизой с той самой ночи, когда она так бесцеремонно отправила его домой.

– Не имею понятия, что Луиза делает со своим временем, – с деланным равнодушием пожал плечами массажист.

– Передайте ей, что я не знаю, когда навещу ее, – сказал Джефф.

Признаться, ему абсолютно не хотелось возвращаться в постель Луизы. Всеми его мыслями теперь владела Виолетта.

Глава 22

Виолетта с недоумением смотрела на мисс Сеттл.

– Но я не могу пойти на бал с мистером Макки.

– Понимаю, вы будете чувствовать себя неуютно в светском обществе, – официальным тоном заметила мисс Сеттл. – Я собиралась отправиться на бал сама, но что-то плохо себя чувствую.

– Но почему именно я? – недоумевала Виолетта. – Почему не кто-нибудь из учителей, более знакомых с денверским обществом?

Мисс Сеттл неодобрительно взглянула на Харви Макки.

– Я предложила то же самое. Однако мистер Макки настоял на вашей кандидатуре.

– Какой же мужчина откажется появиться на празднике с одной из самых прелестных женщин Денвера? – проговорил Харви. – Кроме того, я никогда не делал секрета из того, что мне приятно ваше общество.

Выражение лица мисс Сеттл стало еще более отталкивающим.

– Вот уж не предполагала, что вы знакомы с мистером Макки, хотя он говорил, что видел вас несколько раз в школе.

– Мистер Макки ведет дело о наследстве моего дяди, – объяснила Виолетта.

– Я это уже знаю, – недовольно заметила мисс Сеттл. – Надеюсь, скоро все благополучно завершится.

– Возникли кое-какие проблемы, – возразил Харви. – Поэтому понадобится некоторое время.

Мисс Сеттл явно не удовлетворил ответ адвоката, но она решила не развивать дальше эту тему, а вернулась к балу.

– Люди, конечно, могут подумать, будто вы хотите увлечь мистера Макки. Но полагаю, для возникновения слухов одного бала будет недостаточно. К тому же, я объясню всем, что вы отправляетесь туда вместо меня.

– Но я не хочу, чтобы кто-нибудь, действительно, решил, будто я охочусь за Харви… мистером Макки, – сказала Виолетта, начиная сердиться.

63
{"b":"11105","o":1}