ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судорожно вздохнув, Элмара кивнула:

– Когда я должна уйти? Браэр улыбнулся:

– Как только я наколдую нам обоим полотенца, чтобы вытереть слезы. Эльфы еще больше людей не любят долгих печальных прощаний.

Эл попробовала рассмеяться, но грусть расставания вырвалась наружу.

– Поняла почему? – спросил Браэр, делая шаг вперед, чтобы обнять ее. Элмара успела заметить, как заблестели слезы и в его глазах, когда они крепко обнялись.

* * *

Стояла теплая, тихая ночь. Эл шла через убегающие вдаль холмы в неведомый Лейдихаус Фоллс. Над ее головой простиралось бархатно-синее небо. Покинув привычный полог леса, она чувствовала себя такой беззащитной, как будто была обнажена, но заставляла себя не торопиться. Слишком спешащие люди становятся отличными мишенями для разбойников с луками… Врагов не было видно, а на спине между двумя заплечными ножнами с мечами уютно покачивался мешок со всякой снедью. Ей и в самом деле было некуда спешить.

Она совсем немного прошла по дороге из Хастарла и почти сразу же оказалась за пределами Королевства Оленя. Как здорово в первый раз в жизни оказаться в чужой стране!

Вступала в силу пора листопада. Глубоко втянув бодрящий прохладный воздух, Элмара принялась разглядывать местность, по которой шла. Десять лет назад Великие Пожары выселили эльфов с их родных земель. Но люди продолжали тесниться в перенаселенных городах и городках вдоль Делимбира, и лето за летом лес выползал обратно на холмы, чтобы вернуть их себе. Теперь здесь буйно росли кусты, и скоро эльфы тоже вернуться сюда. Их стрелы станут злее и быстрее на расправу.

Сейчас эта поросль напоминала лес темных алебард. Высоко в чистом небе кружили два коршуна. Элмара шла легко и радостно, не останавливаясь, пока не стало слишком темно, чтобы продолжать путь, и не завыли волки.

* * *

К своему разочарованию, она увидела всего несколько домиков из грубого камня и полуразрушенный амбар. Дальше дорога бежала через небольшую рощицу. Вдали слышался рев воды. Наверное, это и есть Лейдихаус Фоллс.

Превратившись в проселочную, дорога, на которой отчетливо отпечатался глубокий след телеги, поворачивала на восток. От нее прямо в рощу, откуда доносился звук падающей воды, убегала едва заметная тропинка. Эл вышла в поле, прорезанное огромной плоской скалой, рядом с которой бежала быстрая речушка. Невдалеке девушка увидела дом с островерхой крышей.

Его стены густо обвивал плющ, дверь была темна, но для магического зрения Элмары она пылала голубым огнем. Во все стороны от нее, как от центра паутины, через окрестные поля и вдоль тропинки, по которой Эл вышла сюда, тянулись светящиеся нити. Одна из таких нитей замерцала у нее под ногами, и девушка поспешно сделала шаг в сторону, дальше уже ступая только на мох рядом с колеей.

Элмара чуть не споткнулась о старуху в темном длинном одеянии, на коленях копавшуюся в земле: она сажала маленькие желто-зеленые луковицы и хорошенько присыпала их.

– А я все спрашивала себя, пройдешь ли ты прямо по моей грядке, так и не заметив меня, – сказала она, не поднимая головы. Голос ее звучал резко, но не сердито.

Оробев, Элмара уставилась на нее:

– Я… простите меня, пожалуйста. Я правда не видела. Я ищу…

– Славы Мистры. Я знаю. – Морщинистые руки присыпали очередную луковицу в предназначенном ей месте отдохновения.

Они похожи на крошечные могилки, внезапно подумала Эл, и тут же седовласая голова поднялась. На Эл-мару смотрели удивительно ясные, пылающие зеленым пламенем глаза. Казалось, они, как два изумрудных лезвия, пронзали ее насквозь.

– Почему ты так решила?

Эл даже потеряла дар речи. Она дважды открывала рот, но не смогла вымолвить ни слова и только на третий раз выпалила:

– Я… Мистра говорила со мной. Она сказала, что давно не встречала такую, как я. Она попросила меня преклонить колени перед ней, и я так и сделала. – Не в силах больше выносить этот горящий взгляд, Элмара отвела глаза.

– Да, все так говорят. Мистра, наверное, велела тебе хорошо ей поклоняться.

– Да, она даже написала это. Я…

– И чему же тебя научила жизнь, девочка?

Серо-голубые глаза Элмары встретились с мерцающим взглядом зеленых глаз, которые теперь казались еще ярче, чем прежде, но Эл была настроена выдержать этот взгляд, и она его выдержала.

– Я научилась ненавидеть, воровать, горевать и убивать, – сказала она. – Надеюсь, что круг умений жрицы Мистры включает и нечто большее.

Старуха криво улыбнулась:

– Для многих – не намного больше. Давай-ка подумаем, что же нам с тобой делать. – Посмотрев на грядку перед собой, она задумчиво похлопала по земле.

– С чего мне начать? – спросила Элмара, глядя на разрытую землю. Ничего интересного там не было, но, может, жрица хочет сказать, что ей надо научиться выхаживать растения, как Браэр хотел, чтобы она научилась чувствовать и понимать лес. Эл огляделась… Нет ли где поблизости воткнутой в землю лопаты?

Жрица покачала головой, словно прочла ее мысли (а она, без сомнения, и прочла их, как безрадостно подумала Эл):

– За прожитые годы я, милая, научилась все делать как надо, сама. И меньше всего мне хочется, чтобы здесь мешались хоть и желающие помочь, да не умеющие руки, а уж тем более – нетерпеливый язык, задающий мне вопросы с утра до ночи. Нет уж, уходи.

– Уходить?

– Походи по свету, деточка. Мистра не собирает вокруг себя беззубых мужчин и женщин, только и умеющих что петь похвалы да преклонять колени перед камнями, на которых вырезано ее изображение. Весь Фэй-рун вокруг нас и есть истинный храм Мистры. – Она махнула костлявой рукой. – Так вот иди и делай, как я тебе сказала. И хорошенько слушай, деточка. Учись у магов, но не присваивай себе ни звания, ни дурные привычки чародеев. Неси в народ слово о могуществе волшебства, о тайнах и чудесах. Пусть люди, которых ты повстречаешь на своем пути, сами захотят творить чудеса. Тогда дай тому, кто покажется тебе наиболее жаждущим, ощутить вкус магии, но пусть платят тебе за это только едой и местом для ночлега. Обращай мужчин и женщин в магов.

Эл недоверчиво сдвинула брови:

– А как я узнаю, что поступаю правильно? А вдруг я сделаю что-нибудь не так?

Жрица покачала головой:

– Пусть тебя ведет твое сердце, но знай: Мистра ничего не запрещает. Иди и попробуй в жизни все, что может случиться с человеком в Фэйруне. Слышишь, все.

Эл снова недоверчиво нахмурилась. Медленно, очень медленно она повернулась, чтобы уйти.

За спиной у нее снова раздался резкий голос:

– Сядь и поешь сначала, глупая твоя голова. Огорчение не окрыляет… Всякий раз как остановишься поесть – думай, и ты за год передумаешь больше, чем многие за всю жизнь.

Губы Элмары тронула улыбка. Девушка сбросила плащ и, присев, потянулась за мешком, который дал ей в дорогу Браэр.

Покачав головой, старуха щелкнула пальцами. Прямо из ниоткуда перед Эл появилась деревянная миска вареных овощей. Серебряная вилка, сверкнув, неподвижно повисла в воздухе перед ней.

Эл с опаской протянула к ней руку.

Старуха фыркнула:

– Что, испугалась такого простого волшебства? Отличная же из тебя получится последовательница Мистры.

– Я… я часто видела, как магию используют, чтобы убивать, разрушать, управлять с помощью страха, – медленно ответила Элмара. – С тех пор я настороженно отношусь к ней. – Она решительно взяла вилку. – Я не искала встречи с Мистрой. Это она пришла ко мне.

– Тем более будь благодарной. Другие чародеи всю жизнь мечтают увидеть ее и умирают, так и не увидев. – Седовласая голова снова склонилась, пристально рассматривая разрытую землю. – Если ты так ненавидишь магию или боишься ее, то зачем же явилась сюда?

Между ними повисло неловкое молчание.

– Чтобы выполнить то, что я поклялась сделать, – наконец сказала Элмара, – мне нужно стать могущественным магом… и еще, чтобы понять, какой магией я уже владею.

– Ну что ж, ешь и отправляйся в путь. Старайся делать так, как я тебе предложила: думай, пока ешь.

46
{"b":"11106","o":1}