ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока она шла через огромный зал, святящаяся сфера двигалась вместе с ней и угасла, только когда Эл миновала огромную бронзовую дверь, которая с грохотом закрылась за ней. После того как эхо утихло, Илхундил негромко прибавил:

– А как только ты добудешь для меня эту книгу, отправишься на верную смерть.

Красивое лицо Гарадика беззвучно изменилось: у него отросли клыки и оно покрылось чешуей. Чешуйчатое чудовище сделал шаг вперед и с любопытством спросил:

– Зачем, хозяин? Сумасшедший Маг сдвинул брови:

– Я еще не встречал человека, в котором дремлет такая сила Если она останется жить, то станет настоящим магом и будет править Королевствами. – Он пожал плечами. – Но она умрет.

Гарадик приблизился еще на шаг. Его хвост шаркнул по полу.

– Хозяин, а если она не умрет? Илхундил с улыбкой ответил:

– А вот об этом позаботишься ты.

Часть IV

Маг

Глава Десятая

В Плавающей Башне

Отличное приключение? Как бы не так! Или сходишь с ума со страху, или копаешься в могилах, а то и похуже – проливаешь кровь или пытаешься одержать победу над существами, у которых и крови-то уже нет. Если ты маг, то это длится лишь до тех пор, пока какой-нибудь другой чародей не швырнет заклинание быстрее, чем ты. Так что не надо рассказывать мне об отличном приключении.

Телдон «Пламеметатель» Айсон. Поучения одного Сердитого Старого Мага
Год Грифона

Стоял холодный ясный день в начале Марпенота. На дворе был Год Обильного Пива… Пора Увядания уже щедро позолотила листья деревьев, когда Храбрые Клинки добрались до места, которое они так долго искали. Их цель нависала прямо над ними: темная и молчаливая Плавающая Башня – безжизненная обитель давно умершего мага Ондила. Башня спряталась в заросшем ежевикой ущелье в пустынных землях далеко на западе от Отрожья.

Одинокая каменная башня, местами разрушившаяся от старости, поднималась в чистое небо, но, как рассказывали предания, ее основание превратилось в груду камней, а между ним и темным пустым залом шестого этажа… был пустой воздух. И чтобы добраться до этого зала, двенадцать человек должны встать на плечи друг другу. Башня Ондила веками терпеливо висела в воздухе, поддерживаемая ужасающим волшебством.

Клинки посмотрели вверх на башню и отвели глаза – все, кроме единственной среди них женщины, осторожно поднявшей жезл. Она пристально разглядывала безмолвную башню, висящую над ней. Казалось, башня ждала…

Путь сюда был долог и опасен. В затерянном Таэра-веле, о котором говорили как о земле магов, где появился Нетерил, в кишащей пауками гробнице Клинки нашли рукопись одного чародея. В ней говорилось о могущественном архимаге Ондиле и о том, как в конце жизни он удалился в заколдованную башню, чтобы изучать новые сильные заклинания.

Затем старик Лхангаэрн приготовил себе омолаживающее зелье, хлебнул его и, не сходя с места, с криком повалился на землю… и Клинки остались без чародея.

Они не рискнули пуститься в долгий путь без поддержки хотя бы совсем неопытного мага. Поэтому когда на постоялый двор, где жили Храбрые Клинки, пришла молодая женщина и стала рассказывать всякие истории о чудесах магии, а потом выяснилось, что она и сама может немножко колдовать, они, не долго думая, буквально затащили эту Элмару в свои ряды.

Из-за большого носа с горбинкой ее нельзя было назвать хорошенькой. А взгляд темных серьезных глаз заставлял многих держаться от нее подальше. Она носила, как простой воин, сапоги и штаны, избегая длинных одеяний, столь излюбленных у большинства магов. Вряд ли у кого-нибудь из Клинков возникало желание затащить ее в постель, даже если бы вокруг нее не висели охранные заклинания. При вступлении в банду она поставила два условия: время на изучение книг, принадлежавших Лхан-гаэру, которому те уже явно больше не понадобятся, и возможность использовать эти заклинания.

Клинки согласились и отправились сражаться с шайкой разбойников, притеснявших жителей этого края. В старой полуразрушенной башне, где гнездились наголову разбитые разбойники, Элмара нашла жезлы, которыми те не умели пользоваться, и книги заклинаний, которые они не смогли прочесть, и с ликованием вынесла свои находки.

Всю следующую зиму, когда воющие холодные ветры наметали снаружи сугробы, Клинки сидели в тепле у огня, точили мечи и рассказывали бесконечные истории о том, какие они совершили подвиги и какие совершат, когда снова наступит лето. Все это время юная волшебница усердно занималась чуть в стороне от них.

Ее глаза ввалились, веки сильно припухли. Похудевшая, она щурилась, когда отходила от книг, и была очень немногословна. Ее ум витал где-то далеко-далеко – на другом краю света, словно заклинания одурманивали ее. Но тем не менее когда зима сильно выхолаживала комнаты, она умела наколдовать в них огонь, так что всем было тепло и светло, но без дыма от очага или свечей. К тому же не надо было рубить дрова.

Каждый предложенный ими план вызывал с ее стороны настоящую бурю вопросов вроде: «А надо ли убивать этого человека? Правильно ли это?» или «Но что нам сделал этот дракон? Не благоразумнее ли оставить его в покое?» И в конце концов Клинки научились не спорить с ней.

Прошла зима. Храбрые Клинки снова отправились в дорогу. Их пути пересеклись с подлыми Блестящими Щитами – повсеместно известной шайкой искателей приключений без стыда и совести, мнящих о себе невесть что. В битве, которая произошла на улицах Баэрлита, несколько Клинков погибли – им больше не мечтать о будущих подвигах. Элмара попросила обоих сражавшихся против нее магов Блестящих Щитов прекратить битву и поделиться с ней заклинаниями, «чтобы слава магии процветала, а число искусных магов умножалось».

В ответ те рассмеялись и метнули в нее убивающие заклинания, но чародея Клинков уже и след простыл.

Эл появилась позади них и ударила каждого рукоятью кинжала. Позже она даже заплакала, когда подскочившие Клинки перерезали горло лежащим без чувств магам.

– Но они же могли обучать меня! – плакала она в голос. – И много ли в том чести – убивать беззащитного?

К концу дня Блестящие Щиты были полностью разбиты. Клинки забрали деньги, оружие, лошадей и всякое другое – кому что нужно. Их волшебнице достались сапоги, ремни, кольца и жезлы, – от большей части этих вещей исходило голубоватое магическое сияние. Ей не терпелось попробовать их в деле, но она не осмелилась серьезно подступиться к ним – пока. Клинки могли подумать, что она настоящий чародей, а она-то всего лишь служит Мистре, и умений в волшебном ремесле у нее не больше, чем у неопытного ученика… Узнав их горячий нрав, она не решалась открыть правду.

Так все и продолжалось, пока жаркое долгое лето не подошло к концу. Клинкам неизменно сопутствовала удача, их седельные сумки распухли от монет, а те богатства, что уже не влезали в них, без сожаления бросались к ногам хорошеньких женщин, охотно даривших свои ласки. Только их смуглая серьезная волшебница, всегда державшаяся особнячком, предпочитала проводить ночи в компании своих заклинаний.

Однажды Тарту в руки попался отчет одного купца о путешествии за высокие горы, что находятся к северу от Онгского Леса. Купец рассказывал о долине, в которой из одинокой башни вылетали грифоны. На их шеях висели опознавательные знаки Ондила Творца Многих Заклинаний. И Тарт повел свою банду к Плавающей Башне.

Казалось, прошла целая вечность, с тех пор как они все просто прыгали при одной только мысли, что можно ограбить Плавающую Башню, и вот уже лошади стреножены в тени ее мрачной, безмолвной громады.

Тарт повернулся к девушке с магическим жезлом в руке. Солнечный свет отражался от доспехов на широких плечах главаря, и отблески плясали в его вьющихся рыжеватых волосах и бороде. Среди всех этих людей он выглядел как лев, гордый вожак славных искателей приключений, – вожак до мозга костей.

49
{"b":"11106","o":1}