ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Угрюмый голос ответил:

– Обещать не обещаю. Но, по-моему, если какую животину на костре жарить, мяса-то получается не так уж и много. Так вы там посмотрите: если котел попадется, но чтоб большой и годный, так сюда его давайте, слышите? Тогда сразу можно столько еды готовить – на всех хватит.

– Да и тебе забот будет поменьше, а?

– И это тоже. Так помните про котел.

– Вот еще, была охота тащить на себе такую махину, – проворчал Беллард, – особливо если разживемся монетой или хорошим клинком.

– Эх ты, голова в шлеме… тащи добычу в котле, неужто самому не догадаться? Да и нести удобнее, а что?

Вокруг одобрительно засмеялись.

– Как он тебя, Беллард.

– В который раз.

– Кто со мной, пошли.

Под ногами уходящих зашуршали мелкие камешки у входа в пещеру, затем все стихло.

Эльминстер немного подождал, прислушиваясь, но только ветер шумел в деревьях. Наверное, все ушли. Он медленно поднялся и, потянувшись, чтобы размять затекшие руки и ноги, стал осторожно пробираться в темноте к выходу. Еще один каменный выступ… и его груди легко коснулось острие меча, преградившего путь.

– А ты, парень, кто такой? Наверное, убежал из той деревни внизу?

На человеке, державшем меч, были порядком потрепанные кожаные доспехи с порыжевшими от времени рыцарскими перчатками и поцарапанный, с вмятинами, шлем, из-под которого виднелась густая, похожая на обрубок борода. Оказавшись так близко от него, Эльминстер почувствовал запах давно немытого тела, перемешанный с дымом костра, вонью кожаных доспехов и прогорклого масла.

– Это мои овцы, Хелм, – спокойно сказал Эльминстер, – не трогай их.

– Твои? А для кого теперь тебе пасти их? В деревне же никого не осталось.

Эльминстер встретил спокойный взгляд человека с мечом и почувствовал себя неловко, когда слезы снова навернулись на глаза. Вытирая их, он отпрыгнул назад и выхватил из-за пазухи Меч Льва.

Поглядев на него с какой-то жалостью, человек сказал:

– Ладно, парень, оставь. Я не собираюсь драться с тобой, даже если бы у тебя был настоящий меч. Ты наверняка оттуда, – он мотнул головой в сторону деревни, но взгляда от Эльминстера не отвел, – из этого, как его, Хелдона?

– Оттуда. – Голос Эльминстера предательски не слушался.

– И куда ты теперь? Эльминстер пожал плечами.

– Хотел остаться здесь, – с горечью ответил он, – а ел бы мясо овец.

Глаза Хелма невозмутимо встретили молодой дерзкий взгляд.

– Ну, не всегда все получается так, как хочется. Оставить тебе овцу, чтобы было с чего начать?

При этих словах негодование захлестнуло Эльминстера.

– Вор! – огрызнулся он, отступая назад. – Вор! Человек пожал плечами:

– Ничего, меня называли и похуже.

Эльминстер почувствовал, что у него дрожат руки. Стараясь унять эту дрожь, он убрал обломок меча обратно под куртку. Хелм загораживал ему единственный выход из пещеры. Был бы под рукой какой-нибудь камень, да побольше…

– Ты бы не вел себя так спокойно, если бы поблизости были рыцари Аталантара! Потому как знаешь не хуже меня – они убивают разбойников! – Эльминстер отчеканил каждое слово: так делал отец, когда сердился, и тогда в его голосе появлялась властность.

Но ответ ошеломил его. Камешки зашуршали под сапогами, и человек с мечом вплотную подошел к нему. Рука в поношенной перчатке взяла Эльминстера за грудки.

– Это я – рыцарь Аталантара, мальчик. Я клялся в верности Оленьему Королю, да хранят его боги и богини. Если бы в Хастарле не было сейчас столько проклятых чародеев, которые приказывают нам, словно они – короли, и их подручных головорезов, которых они называют «верная армия», то сейчас бы я объезжал дозором наше мирное королевство, а ты, без всякого сомнения, жил дома, и семья твоя, и соседи были бы живы!

Усталые серые глаза горели ненавистью, не меньшей, чем та, что поселилась в сердце Эльминстера. Эл проглотил подкативший к горлу ком, но продолжал все также смотреть на Хелма.

– Если ты настоящий рыцарь, тогда дай мне пройти. Человек с мечом медленно отпустил куртку мальчика и чуть посторонился.

– Ладно, парень… но зачем тебе уходить? Эльминстер снова вытащил обломок меча и поднял его вверх.

– Узнаешь? – дрогнувшим голосом спросил он. Скользнув взглядом по обломку клинка, Хелм мотнул головой… и вдруг замер.

– Меч Льва! – вырвалось у него. – Он должен лежать в могиле Утграела. Как он попал к тебе, парень? – Он протянул руку к обломку меча.

Эльминстер покачал головой и быстро спрятал свое сокровище обратно под куртку.

– Это мое, он принадлежал моему отцу, и… – он всеми силами старался не расплакаться, – и, наверное, вчера вечером отец умер, держа его в руках.

Бесконечно долгое мгновение смотрели друг другу в глаза Эльминстер и Хелм, затем любопытство взяло верх, и Эльминстер спросил:

– А кто этот Утграел? Почему отцовский меч должен лежать в его могиле?

Хелм смотрел на Эльминстера, словно у того вдруг выросло три головы и на каждой из них – по короне.

– Ладно, парень, я отвечу на твой вопрос, но сперва скажи, как звали твоего отца. – Он подался вперед. Темные глаза пристально вглядывались в мальчика.

Горделиво выпрямившись, Эльминстер произнес:

– Моего отца зовут… звали… Элтрин Омар. Люди называли его некоронованным повелителем Хелдона.

Хелм чуть не онемел от изумления.

– Слышишь, парень, никому не рассказывай того, что сейчас сказал мне, – быстро произнес он. – Никому, понял?

– Почему это? – спросил Эльминстер, прищурив глаза. – Я знаю, что отец был не простым человеком и его… – Голос его дрогнул, но мальчик тут же справился со своей слабостью и продолжил с потускневшим взглядом: – Его убил чародей с двумя жезлами, прилетевший на темно-красном драконе. Я никогда в жизни не забуду, как они выглядят. – Он снова вытащил обломок Меча Льва, взмахнул им и горячо прибавил: – Придет день…

Улыбка грязного рыцаря – не насмешливая, но восхищенная – поразила Эльминстера.

– Что такое? – потребовал ответа сбитый с толку подросток. Он снова бережно спрятал свой меч. – Ты чего так веселишься?

– Эх, парень, парень, – тихо произнес человек с мечом, – садись-ка сюда. – Убрав свой меч в ножны, он указал на большой камень неподалеку. Эл настороженно взглянул на него, и человек, вздохнув, уселся сам и, отцепив от ремня закупоренную граненую флягу, протянул ее Эльминстеру: – Хочешь?

Эльминстер взглянул на флягу и вдруг ясно понял, что очень хочет пить. Он сделал шаг вперед.

– Если ты ответишь на несколько вопросов, – сказал он, – и пообещаешь не убивать меня.

Хелм взглянул на него почти с уважением и ответил:

– Вот тебе мое слово – слово Хелма Стоунблейда, рыцаря Оленьего Трона. – Он прокашлялся и добавил: – И на вопросы твои я тоже отвечу, обязательно, но прежде сделай мне еще одно одолжение, будь так любезен. – Он подался вперед. – Как твое имя?

– Эльминстер Омар, сын Элтрина.

– Единственный сын?

– Хватит, – оборвал его Эльминстер и взял протянутую флягу, – я ответил на твой вопрос, теперь моя очередь спрашивать и получать ответы.

Человек снова улыбнулся:

– Как тебе будет угодно, принц, но прошу… можно только один вопрос?

Эльминстер пристально посмотрел на него:

– Ты что, издеваешься? Какой я принц? Хелм покачал головой:

– Да тут уж не до шуток, парень… то есть принц Эльминстер. Но я умоляю тебя, я должен знать. У тебя есть братья? сестры?

Эльминстер замотал головой:

– Никого. Ни живых, ни мертвых.

– А твоя мать? Эльминстер развел руками.

– А ты видел, чтобы там кто-нибудь остался в живых? – спросил он, вдруг снова теряя самообладание. – Все, хватит, теперь я хочу получить мои ответы, сэр рыцарь. – Он сделал нарочито долгий глоток из фляги.

Нос и горло обожгло огнем. Эльминстер закашлялся, судорожно хватая ртом воздух. Ноги его подкосились, на глазах выступили слезы, и он тяжело осел на камень. Хелм поддержал его и помог сесть. Сильные руки тихонько встряхнули мальчика.

5
{"b":"11106","o":1}