ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только когда Элмара скрылась за перевалом, лодочник зашевелился. Отвернувшись, он с силой налег на весло. Лодка отчалила от пристани, и морщинистое лицо старика прорезала неприятная усмешка.

Она становилась все шире и шире, пока верхняя часть лица не соскользнула вниз, как гнилая каша. Сквозь стекающую плоть, капающую на дно лодки со слишком острого подбородка, показались клыки. Возникшее жуткое чешуйчатое лицо ухмыльнулось и прошипело:

– Сделано, господин. – Гарадик знал, что Илхундил наблюдает за ним.

* * *

Элмара остановилась перед алтарем – плоским темным камнем на вершине холма. Мимо нее с легким вздохом пронесся ветерок. Эл погрузилась в молитву Мистре, и, казалось, на мгновение-другое ветер утих. Закончив молиться, она развернула Книгу Заклинаний Ондила, все еще запечатанную блестящей металлической лентой. Девушка с благоговением положила книгу на холодный камень.

– О, Святая Госпожа, Повелительница Таинственного, прошу тебя, прими мой дар, – тихо проговорила Элмара, не уверенная в том, какие слова ей точно следовало сказать. В ожидании она поглядела на алтарь, готовая простоять здесь, если понадобится, всю ночь.

Вдруг по телу у нее побежали мурашки. Из камня появились две призрачные женские руки с длинными пальцами. Схватив книгу, они начали погружаться обратно. Книга ослепительно засияла, и раздался высокий, чистый, мелодичный звук.

Элмара заморгала, прикрывая глаза рукой. Когда же она снова смогла видеть, руки и книга исчезли. Только легкий ветерок проносился над пустой каменной плитой, совсем как недавно, когда она только пришла сюда.

Долго стояла перед алтарем юная служительница, чувствуя себя странно опустошенной, усталой и… умиротворенной. У нее еще будет время до утра найти дорогу обратно… а сейчас она была довольна тем, что просто стояла. И вспоминала.

Жителей Хелдона и разбойников в ущелье перед входом в Замок, лежащих в переулке друзей из Бархатных Ручек, Храбрых Клинков… как много мертвых! Они все ушли, чтобы встретиться с богами, и снова она осталась совсем одна…

Блуждая в воспоминаниях, Элмара не сразу заметила сияние, появившееся на склоне холма за алтарем. Оно исходило от стройной, очень высокой, величественной женщины, облаченной в красивые одежды… Ее глаза походили на темные омуты. Улыбнувшись, она подняла руку и поманила девушку. Женщина повернулась и по воздуху пошла прочь к подножию холма. Элмара тут же последовала за ней навстречу порывам поднявшегося ветра, затем обогнула еще один холм и так далее, и так далее. Они вышли на покрытый галькой берег на противоположном конце острова. Сияющая фигура впереди продолжала идти прямо в бушующие волны – но нет, она шла над волнами!

Пристально поглядев на край воды, Элмара помедлила. Там, где Мистра прошла над водой, оставалась светящаяся дорожка, которую не разрушали даже набегавшие волны. Все дальше и дальше уходила богиня, шествуя по морю.

Элмара осторожно вступила в прибой и обнаружила, что ее сапоги остаются сухими. Ее окутывал легкий туман, но ноги не погружались в воду… она шла по волнам! Приободренная, Эл прибавила шаг, стараясь нагнать уходящую Мистру.

Так они шли в открытое море. Остров остался далеко позади. Навстречу им дул холодный, колючий ветер, гнавший к берегу волны. Элмара шла быстро, насколько хватало дыхания, не осмеливаясь бежать над разбушевавшейся водой… Но расстояние между ней и сияющей фигурой впереди не уменьшалось.

Эл только собралась спросить, куда они так спешат, как прямо у нее над ухом раздался равнодушный голос:

– Ты проиграла мне.

Сияющая женщина впереди потускнела и растаяла над темными волнами. Теперь Элмара действительно пустилась бежать, но светящаяся тропинка перед ней становилась все темнее и темнее, пока не исчезла совсем – вместе с призрачной фигурой. Эл вдруг обнаружила, что не может идти по воде, но погружается в ледяную пучину.

Сопротивляясь, она вынырнула, наглотавшись холодной воды, и стала с силой бить руками, стараясь удержаться на поверхности… Очередная волна ударила ей в лицо. Выплюнув воду, девушка развернулась к берегу, и следующая волна, подхватив, понесла ее с собой.

Назад к острову, который теперь только темным пятнышком виднелся среди бушующего мрачного моря. Эл была совсем одна, в ледяной воде, в ночи, далеко от суши…

* * *

Среди порывов ветра, воющего над вершиной холма, неожиданно появился небольшой вихрь искрящегося света. Из мерцающего облака выступила высокая фигура, облаченная в длинное темное одеяние.

Человек прошествовал к каменному алтарю, презрительно посмотрел на него и холодно произнес:

– Восстань!

Из камня перед ним послышался вздох и какая-то возня, и из алтаря начали просачиваться легкие струйки жемчужного света. Сильный ветер тут же относил их в сторону. Жемчужное сияние закружилось, уплотнилось и превратилось в полупрозрачную женщину с книгой в руках. Призрак протянул человеку в темном одеянии книгу, вокруг которой проскакивали крохотные молнии, и тот с довольным видом поспешно взял ее.

Призрачное лицо чуть приблизилось к нему. Умоляющий шепот прозвучал почти как плач:

– Ну а теперь-то ты разрешишь мне упокоиться, о Почти Всемогущий Чародей?

Илхундил кивнул.

– На некоторое время, – кратко ответил он. – Теперь – убирайся!

Призрачная тень покачивалась над камнем-алтарем. Снова зазвучал ее слабый голос:

– Кто эта юная волшебница и что ей суждено?

– Смерть ей суждена, и поэтому она ничто и ничем другим быть не может, – со злостью презрительно ответил Илхундил. – Убирайся!

Покойница застонала и нырнула обратно в камень. Последнее, что можно было увидеть перед тем, как она полностью исчезла, – это ее простертые к нему умоляющие руки.

Не обращая на них внимания, Илхундил взвесил в руке толстый том и снова презрительно усмехнулся в ветреную ночь, глядя на вершину третьего холма, где только одинокий валун остался от разбитого Истинного Алтаря Мистры. Если за все эти годы колдовства и безжалостного продвижения к своей цели он что-то и усвоил, так это то, что богиня Магии больше всего ценила магическое могущество. Именно поэтому-то гордо носил Илхундил титул Сумасшедшего Мага, которым люди шепотом наградили его за глаза. Скоро, очень скоро он станет самым могущественным Магистром всего Фэйруна, и его врагам уже некогда будет перешептываться и плести интриги против него.

Вдруг он неподвижно застыл, вглядываясь в ночь. На соседней вершине холма из разбитых камней возникло голубое пламя. Оно мерцало, разгораясь все ярче и ярче…

У Илхундила пересохло во рту. На той вершине стояла высокая женщина – в два раза выше, чем он, – и смотрела в его сторону. Величественная госпожа из голубого пламени. Спокойный взгляд ее темных глаз коснулся его.

Внезапно волна ледяного страха окатила чародея. Илхундил поспешно забормотал и начертал в воздухе знак. Мерцающий свет окутал его, унося прочь…

* * *

Элмара застонала и, закашлявшись, открыла глаза. Над Фэйруном снова занимался рассвет.

Эл лежала наполовину в воде на песчаной отмели. Неутомимые волны прибоя разбивались о берег. Пенистые струйки сбегали мимо нее по песку обратно в море. Некоторое время Элмара наблюдала за ними, чувствуя себя разбитой и больной, затем, пытаясь подняться, встала на четвереньки… Похоже, она цела и невредима, только немного кружится голова.

На берегу никого не было. Девушка поежилась от налетевшего прибрежного ветерка. Она была совсем голая, на шее привычно висел Меч Льва. Элмара вздохнула и, пошатываясь, поднялась на ноги. Нигде не было видно ни домов, ни пристани, ни изгородей… только высокие деревья, скалы и островки травы, старые пни и кусты – там, где заканчивалась прибрежная полоса. Сделав шаг вперед, Эл вдруг замерла. На песке перед ней кто-то написал одно-единственное слово: «АТАЛАНТАР».

Посмотрев на слово на песке, Элмара перевела взгляд на свои голые ноги и снова поежилась. Откашлявшись, она покачала головой и, приободрившаяся, вышла из воды прямо навстречу восходящему солнцу.

57
{"b":"11106","o":1}