ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из двери, ведущей в следующий зал, показались еще одни доспехи. Вздохнув на это ребячество, Илхундил бросил второе – и последнее – кислотное заклинание. Фиолетовое «пламя» со вспышкой ударилось о невидимую преграду и отлетело обратно в повелителя Калиша-ра. Илхундил успел отступить только на шаг, и кислота пропитала его. С шипением повалил дым. Не издав ни звука, Илхундил упал, превращаясь в пар. Сумасшедший Маг снова постепенно возник из воздуха на другом конце галереи и с упреком сказал:

– Дурак, думаешь, ты единственный чародей, который умеет создавать двойников и пользуется обманными заклинаниями?

Он повелительно взмахнул рукой. Справа от него в воздухе внезапно появились каменные шипы. Илхундил указал рукой на доспехи, и шипы послушно понеслись к ним. Не успели они достичь своей цели, как некая сила, сбив их с пути, заставила врезаться в витые стеклянные фигурки. Разбитые скульптуры Илхундила падали на пол. В глазах Сумасшедшего Мага вспыхнула ярость.

– Семь месяцев работы! – зарычал он. – Семь месяцев!

Янтарные лучи вырвались из раскинутых рук главного чародея Калишара и ударили по ходячим доспехам, которые тут же растаяли. Лучи, миновав место, где они только что стояли, вонзились в дальнюю стену. В мгновение ока камни стены словно закипели, и на месте их образовалась огромная дыра. А лучи уже неслись дальше, пробив таким же образом стену северной башни. Где-то снаружи охранник испуганно закричал предупреждение своим товарищам.

Разгневанный правитель Калишара в негодовании взирал на разрушения, которые причинил своему замку, когда доспехи снова возникли позади него, как раз на том самом месте, где раньше появились каменные шипы. Закованные в металл кулаки с силой замолотили по явно пустому воздуху. И опять видимый Илхундил упал на пол, не издав ни единого звука, и исчез из виду. В следующее мгновение Сумасшедший Маг снова возник на другом конце галереи, рыча от слепой ярости.

– Да как ты посмел…

Он прогремел слова, которые рокочущим эхом разнеслись вокруг, и Замок Волшебства задрожал. Выскочившие из пола шипы пронзили ходячие доспехи, затем дюжина каменных блоков с высокого потолка с грохотом обрушилась вниз и смяла незваного гостя в лепешку. Когда клубы пыли рассеялись, стены галереи раздвинулись, и из открывшихся ниш выплыли три отвратительных смотрителя. Смертоносные глаза на стебельках дико завращались в поисках врага. Из потайного люка в потолке на цепи опустилась светящаяся клетка. Она распахнулась, когда исчезли запирающие ее заклинания, и из нее выползли шесть крылатых зеленых змеев. Они быстро расползлись по всей галерее, злобно щелкая челюстями в поисках жертвы. То там, то здесь каменные плиты пола со скрипом переворачивались, и на них загорались магические иероглифы.

Подняв руки, Сумасшедший Маг напряженно ждал, готовый создать еще больше гибельных препятствий. В комнате воцарилась мертвая тишина. Тираны-смотрители, ни на миг не останавливаясь, угрожающе плавали по залу, но не находили ничего такого, по чему можно было бы ударить лучами. Летающие змеи тоже возбужденно метались по галерее. Один из них метнулся к Илхундилу. Пробормотав одно-единственное слово, правитель Калишара скрутил его в воздухе, и снова воцарилась тишина. Вроде ему в самом деле удалось уничтожить незваного гостя.

Сумасшедший Маг произнес заклинание, поднимающее каменные блоки на место. Они послушно взлетели вверх, но затем переместились чуть в сторону.

От удивления у Илхундила открылся рот. Объятый ужасом, он наблюдал, как каменные блоки, смертоносные смотрители, летающие змеи, осколки стеклянных фигурок – все это начало медленно завиваться в спираль.

– Исчезните, – завопил Илхундил и выкрикнул самое сильное из известных ему разрушающих заклинаний. Вращение спирали запнулось, но только на одно мгновение, от которого захватило дух… а затем возобновилось с нарастающей скоростью, пока все, что захватил этот вихрь, не стало носиться кругами по комнате.

Правитель Калишара попятился к выходу: впервые за все прожитые годы он узнал, что такое холодный вкус страха. А вихрь нес каменные блоки и смотрителей прямо на стеклянные фигурки. Те с жалобным звоном разбились, и их осколки, сверкая, влились в витки спирали, которая теперь надвигалась по галерее на Илхундила.

Сумасшедший Маг попятился, затем повернулся и бросился к двери. Его руки заметались, сплетая заклинание. И вот уже по галерее бежало много Илхун-дилов, мерцающих в сложном танце то здесь, то там. Вихрь накрыл их всех. Одно тело швырнуло о стену: оно сморщилось, как сломанная кукла, и исчезло. Другой Илхундил внезапно возник на балконе, прилепившемся под высоким сводом, и бросил в самую бурю, бушевавшую внизу, сверкающий кристалл. Вспыхнув, драгоценный камень исчез, а вместе с ним и все, что захватил вихрь. Комната осталась совсем пустой, если не считать уцелевшие на подставках разбитые стеклянные фигурки.

Равнодушно взглянув на них, Илхундил произнес:

– Появись.

Прямо из воздуха горбоносый маг возник на балконе рядом с ним: внутри его магической защиты!

Илхундил отпрянул, лихорадочно пытаясь вспомнить заклинание, которое можно было бы безопасно для себя использовать против врага на таком близком расстоянии.

– Зачем ты явился сюда? – зашипел он. Невозмутимый взгляд незваного гостя встретился с его взглядом.

– Ты обманул меня, надеясь, что послал на верную смерть. Как и маги Аталантара, ты правишь, применяя магию для устрашения, используешь заклинания, чтобы убивать, или калечить людей, или держать их в заточении, превратив в животных.

– И что? Чего ты хочешь от меня?

– Такой вопрос уместно задавать до того, как нападаешь, – сдержанно ответил Эльминстер и добавил: – Я хочу уничтожить тебя. И так буду поступать с каждым магом, который ведет себя подобным образом.

– Из чего следует, что ты рассчитываешь прожить долгую-долгую жизнь, – негромко сказал Илхундил, – а я не заинтересован, чтобы тебе это удалось.

Он произнес три слова и шевельнул пальцами. Из щита на противоположной стене галерии вырвались молнии. Их яркая потрескивающая сеть накрыла балкон. Когда вокруг заплясали голубовато-белые заряды, Илхундил стащил защиту и, отведя ее в сторону, открыл своего врага разбушевавшейся энергии. Край щита отогнулся, через него ударила молния. Сумасшедший Маг увидел, как Эльминстер пошатнулся.

Победно взревев, правитель Калишара поднял левую руку, собираясь выпустить особую молнию из кольца на среднем пальце. Он наверняка попадет в этого выскочку, стоящего всего в трех шагах от него. Высасывающий жизнь заряд поразил свою цель и отскочил обратно.

Илхундил вскрикнул, когда его собственное заклинание вонзилось в него, и попробовал бежать, с трудом пробираясь к проходу прочь с балкона. Рука Эльминс-тера коснулась пола, и балкон, сорвавшись, полетел по стене вниз. Не успевший выбраться с балкона Илхундил в отчаянии выкрикнул заклинание.

Его магия сработала, когда они были всего лишь в нескольких футах от пола галереи. Стремительное падение замедлилось, превратившись в спокойный плавный спуск. В суматохе никто из людей не заметил парящие в воздухе сияющие глаза, которые появились на противоположном конце галереи и спокойно наблюдали за этой битвой. Правитель Калишара повернулся к стене и снова поднял руку. Замерцало другое кольцо, и из каменной стены появилась массивная рука. Каменные пальцы протянулись к Эльминстеру. Тот быстро выкрикнул заклинание, и рука взорвалась, разлетаясь осколками, сбросившими горбоносого мага с приземляющегося балкона. Падая, он столкнул еще одну стеклянную скульптуру.

Илхундил прорычал заклинание и выставил большие пальцы в сторону Эльминстера. Принц почувствовал, как волшебная сила извлекла его из стеклянных осколков и швырнула через всю комнату. Эл развел руки в величественном, всеохватывающем жесте. Всего мгновение оставалось до его столкновения со стеной галереи, но она вдруг исчезла. С громоподобным скрежетом начал падать потолок. Илхундил поглядел вверх на рушащиеся каменные блоки и… бросился бежать, на ходу бормоча слова очередного заклинания.

73
{"b":"11106","o":1}