ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это самое мудрое, что можно было сделать? Эльминстер гневно сверкнул глазами:

– Да, если это заставит следующую банду негодяев дважды подумать, прежде чем воспользоваться такой жестокой магией.

– Но некоторые чародеи ее все-таки используют. Ты и их будешь убивать?

Эльминстер пожал плечами:

– Если понадобится. А кто остановит меня?

– Ты сам. – Мириала опять смотрела вниз на замок. – Похоже на руины Хелдона, – тихо сказала она, не глядя на Эльминстера.

Эл открыл рот, чтобы возразить ей… и закрыл, не проронив ни звука. Он смотрел, как она, спокойно сойдя со скалы, пошла вдаль, плавно ступая по воздуху. Его взгляд упал на руины внизу, и он вздрогнул, потому что ему вдруг стало стыдно. Вздохнув, Эльминстер отвернулся от дела рук своих, но затем снова беспомощно взглянул на замок. Он не знал таких заклинаний, которые помогли бы вернуть все назад.

* * *

Стояла теплая ночь в начале Флэймрула в Год Избранных. Эльминстер проснулся весь в поту и, резко сев на постели, безумным взглядом уставился на луну. Мириала сидела рядом с ним. Ее волосы разметались по плечам, глаза потемнели в тревоге.

– Ты кричал, – сказала она.

Эльминстер потянулся к ней, и она обняла его за плечи, покачивая, словно мать, успокаивающая испуганного ребенка.

– Мне приснился Аталантар, – прошептал Эл, глядя в ночь. – Я шел по улицам Хастарла и повсюду, куда бы я ни посмотрел, видел ухмыляющихся чародеев. Под моим взглядом они падали замертво… с ужасом на лицах…

Не отпуская его, Мириала спокойно сказала:

– Похоже, ты наконец-то готов к Аталантару. Эльминстер повернулся, чтобы посмотреть на нее.

– А если я доживу до того дня, когда уничтожу всех Верховных Чародеев, что тогда? Эта клятва движет мною так давно… чем я тогда буду жить?

– Разумеется, управлять Аталантаром.

– Теперь, когда трон все больше и больше приближается ко мне, – медленно произнес Эльминстер, – я вдруг понял, что все меньше и меньше хочу этого.

Мириала крепче обняла его.

– Это хорошо, – тихо сказала она. – Я так устала ждать, когда же ты повзрослеешь.

Эльминстер хмуро посмотрел на нее:

– Вырасту из слепой мести? Ну, наверное… ради чего тогда все это продолжать?

Мириала все так же смотрела на него из темноты. Взгляд ее огромных глаз был таинственным.

– Ради Аталантара. Ради твоих покойных родителей… и всех, кто жил и смеялся в Хелдоне до того дня, когда туда прилетел дракон. Ради тех людей в «Роге единорога» и ради жителей Нартила… и ради твоих товарищей-разбойников, умерших в Отрожье.

Эльминстер сжал губы.

– Ты права. Мы доведем дело до конца, – тихо сказал он со спокойной решимостью. – Аталантар будет свободен от Верховных Чародеев. Клянусь Мистре: я сделаю это или умру.

Мириала промолчала, держа его в объятиях, но Эл почувствовал, что она улыбается.

Часть V

Король

Глава Пятнадцатая

Охота на Человека

В защищенных башнях они трясутся от страха, ибо идет в ночи тот, кто убивает магов.

Бендоглаер Сипдрат, бард из Бароухила. Из баллады «Смерть Всем Магам»
Год Согнутой Монеты

В этом году месяц Элизиас выдался дождливым. Уже четвертую ночь подряд бушевала буря. Мириала и Эльминстер с благодарностью укрылись от дождя на грязных задворках Лонтока.

– Это последний из аталантарских посыльных, отправившихся в полет. К этому времени их хозяева уже наверняка заметили нас, – с некоторым удовлетворением отметила Мириала, когда они устроились с кружками за столом в углу таверны.

– Значит, связались с Верховными Чародеями, – сказал Эльминстер, задумчиво потирая руки. Он наклонился вперед. – Ты учила меня не держать огненные шары в обеих руках… поэтому, может, нам стоит распустить слухи о заговорах и смутах, а самим отсидеться в каком-нибудь укромном уголке. Пусть они некоторое время поубивают друг друга, а потом посмотрим, кто из них самый сильный?

Мириала покачала головой:

– Пока мы будем отсиживаться, они заодно уничтожат весь Аталантар. – Отпив глоток эля, она поморщилась и мрачно посмотрела на кружку. – Кроме того, твой план сработает, только если мы уничтожим самых могущественных Верховных Чародеев, то есть предводителей… После этого нам останется справиться только с кучкой фигляров и самых безрассудных болванов.

– А что потом? – спросил Эльминстер, отхлебывая большой глоток эля.

Мириала приподняла изящную бровь:

– Это же твоя месть.

Поставив кружку, Эльминстер слизнул пену с пробивающихся усов. Казалось, Мириала забавляется, но ее спутнику было не до шуток.

– Никогда не думал, что скажу такое, но после Илхундила и этих волшебников-рабовладельцев… я по горло сыт местью. – Он поднял глаза. – Итак, как бы нам все устроить? Напасть на Аталгард и попробовать уничтожить всех, каких можно, Верховных Чародеев, пока они ничего не поняли?

Мириала пожала плечами и ответила, все так же глядя на свою кружку:

– Есть люди, которые чувствуют особое возбуждение, когда разрушают и убивают. У большинства же этот восторг быстро проходит. Боги не попускают, чтобы творящие зло жили долго' если чародей своей магией только и делает, что убивает, то обычно ему на пути попадается другой чародей, делающий то же самое, но в запасе у него будет на пару заклинаний больше. – Она взглянула на Эльминстера. – Если ты хочешь напасть на Верховных Чародеев и обрушить на них всеуничтожающие огненные шары, то неплохо было бы держать в голове, чего и сколько ты при этом попутно разрушишь, – а ведь все это Аталантар, королевство, за которое ты сражаешься. И совсем необязательно, что все чародеи будут вызывать тебя на честный бой, один на один, и при этом каждый следующий будет вежливо ждать своей очереди умереть.

Эльминстер вздохнул:

– Значит, прятаться и из года в год делать потихоньку свое дело. – Он отхлебнул из кружки. – Расскажи мне, как, по-твоему, нам все устроить. Ты старше меня, и я сделаю так, как ты скажешь.

Мириала покачала головой:

– Эльминстер, тебе уже давным-давно пора начать думать самому. Смотри на меня не как на свою наставницу, но как на союзницу в борьбе.

Эльминстер угрюмо взглянул на нее и, медленно кивнув, сказал.

– Ты, как всегда, права. Ну что же… если сейчас благоразумнее избегать большой волшебной битвы, то, наверное, надо выманивать Верховных Чародеев так, чтобы можно было сражаться с ними один на один и они не смогли бы позвать на помощь своих союзников. Придется расставить кое-какие ловушки… И если даже только мы вдвоем выступим против них, рано или поздно нам все равно не избежать большого сражения. Если и мы, и Верховные Чародеи будем бросать друг в друга огненные шары, то, пожалуй, возникнет пожар.

Мириала кивнула.

– Что хочешь этим сказать? – тихо спросила она.

– Нам нужны союзники – те, кто будет сражаться на нашей стороне, – сказал Эл. – Но кто? – Насупившись, он уставился в стол.

Мириала подняла кружку и стала задумчиво рассматривать в ней свое отражение.

– Ты не раз говорил мне, что хочешь, чтобы Верховных Чародеев постигла справедливая кара, – осторожно подбирая слова, сказала она. – А что может быть более правильным, чем позвать эльфов Высокого Леса, воров Хастарла, Хелма и его рыцарей? Это и их королевство тоже. Королевство, за свободу которого ты сражаешься.

Эльминстер собрался было отрицательно мотнуть головой, но передумал и медленно прищурил глаза.

– Ты права, – сказал он негромко. – Почему я всегда так слеп?

– Невнимательный. Я уже говорила тебе об этом, – жестко ответила Мириала. Эл раздраженно взглянул на нее, но она улыбнулась и нежно погладила его по руке. Он улыбнулся в ответ.

– Придется мне завернуться в магию и постранствовать по королевству, чтобы поговорить с ними, – неторопливо сказал Эльминстер, обдумывая их план, – потому что они не знают тебя. – Он сделал еще глоток эля. – А так как меня могут заметить Верховные Чародеи, будет немудро открывать врагу сразу все козыри. Побудь лучше пока в тени.

75
{"b":"11106","o":1}