ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Англатаммарот яростно изогнулся. Только стремена удержали Ундарла от падения, иначе лететь бы ему с высокого седла. Черный дракон вытягивал лапы, пытаясь зацепить когтями врага, но серебряный дракон ускользнул. Как он мог уйти целым и невредимым! Крыши Хастарла стремительно неслись навстречу, и Ундарл, сердито рыча, снова нацелил магический жезл прямо в морду серебряному дракону. Его взгляд встретился с гордыми, печальными глазами: дракон знал, что чародей не может промахнуться.

Зеленая молния рассыпалась вспышкой, ударившись о невидимый барьер, сферой накрывший Ундарла… о боги!

Королевский маг беспомощно взревел от страха, когда молния отскочила прямо в него. Казалось, весь Фэйрун взорвался. Оборвавшиеся ремни драконовой упряжи ударили его по лицу и плечам, он завертелся от боли… Вдруг еще более сильная боль пронзила Ундарла: это взорвался один из жезлов, спрятанных у него в рукаве, начисто уничтожив руку и выбив его из седла… Ундарл Укротитель Дракона больше не видел ни неба, ни извивающихся драконов, ни крыш внизу-Черный дракон пронзительно закричал – неподдельный ужас и боль эхом отразились от города внизу, разбудив всех горожан Хастарла. Дракон извивался и корчился, а на его сломанной спине, где еще совсем недавно крепилось седло, зияла открытая рана. Неповинующиеся крылья беспомощно дрожали. Не в силах развернуться, Англатаммарот падал на Аталгард.

От удара содрогнулся весь Хастарл. На глазах у Бра-эра, летевшего неровно от усталости и боли, крылья черного дракона сломались, как у насекомого. Башня замка, по которой они ударили, сместилась и, треснув, с громоподобным грохотом обрушилась во двор. Обреченные наемники завопили, увидев, что приближается их смерть. Браэр закрыл глаза, чтобы не видеть эти разрушения.

Теперь он весь оказался во власти боли. Его магия закончилась: израненное, кровоточащее тело менялось, сокращаясь. Крылья превратились в стройные плечи эльфа, и он начал падать.

Крыши домов были уже совсем близко. У него не оставалось времени даже на последнюю молитву. «Матерь Мистра!» – выдохнул он, силясь открыть глаза. На миг он заметил, что от его собственных рук и ног стелется дым. Вдруг кто-то бережно подхватил его. Падение остановилось, и свистящий в ушах ветер утих. Слезы ослепляли эльфа. Неистово заморгав, Баэритрин отогнал их и взглянул на своего спасителя. Темные глаза сияли силой на склонившемся над ним лице подруги Эльминстера Мириалы, но… Узнав, Браэр распахнул глаза шире, и благоговение охватило его. – Госпожа?

* * *

В сырых подземельях ниже сточных труб глубоко под Аталгардом было темно и холодно. Сквозь каменные стены просачивалась вода. Здешних обитателей долго никто не тревожил, и они побежали и поползли в разные стороны, когда в подземелье вспыхнул огонь. В самом сердце пламени, извиваясь, плавал окровавленный бесформенный кусок плоти, покрывавшийся пятнами и судорожно сжимавшийся, – все, что осталось от Ундарла Укротителя Дракона. Силясь создать себе новое тело, королевский маг долго бился над своей задачей: в мерцающем тусклом свете нарастил руку к уцелевшему плечу, затем, напрягая волю, начал битву за ноги.

Временами он срывался в свою истинную форму, но каждый раз возвращал ту внешность, какую хотел: высокий, еще более величественный Ундарл. Его уверенность росла, а боль угасала… Он побеждал… Ему удастся переломить ход событий в нужную сторону, только бы хватило времени.

Простерлась другая рука, на ней появились кисть и пальцы. Рука не слушалась своего хозяина, и он ничего не мог поделать. Пока не мог. Дайте мне, о боги, еще совсем чуть-чуть времени…

* * *

Верховные Чародеи ожесточенно препирались, когда из кристалла Итболтара как мстительный призрак возник Эльминстер. С потолка посыпались каменные осколки. Надменные маги поспешно отступили назад. Эл сурово посмотрел на Старейшего, шептавшего последние слова заклинания.

Когда оно начало действовать, каменный пол зала с оглушительным треском раскололся от стены до стены. Во все стороны с короны Старейшего, словно крошечные огненные шары, посыпались пылающие огнем драгоценные камни. Закричав от боли, Итболтар пошатнулся и схватился за голову.

Верховные Чародеи не увидели, как Эльминстер исчез обратно в кристалле: их сердитые, недоверчивые взгляды были прикованы к мерцающей силе, вихрем вылетевшей из разорванной шапочки на голове Итболтара. Из глаз их потрясенного наставника валил дым. Мерцающая корона задрожала, вырвавшаяся сила сворачивалась в спираль. По всей разгромленной комнате чародеи поспешно забормотали нараспев заклинания. Мутные волны силы накрыли их, сталкивая друг с другом, а затем разметали, швыряя о стены… Корона взорвалась, разбрасывая во все стороны разрушительные белые молнии. От неожиданности Верховные Чародеи с воплями заметались по залу, то появляясь, то снова становясь невидимыми.

На противоположной стороне двора наблюдавшая за происходящим Мириала пробормотала последние слова своего заклинания. Рядом с ней из воздуха появился, тяжело дыша, забрызганный кровью, растрепанный Эльминстер.

Они оба внимательно следили за тем, что происходит в разгромленной магической комнате. Обезглавленное тело Итболтара, покачнувшись, сделало неуверенный шаг и упало. У стены один из чародеев, согнувшись, на коленях бормотал заклинание, другой его соратник превратился в дымящуюся груду пепла и костей.

Остальные Верховные Чародеи изо всех сил старались выбраться из комнаты. Их руки неистово метались, сплетая заклинания. Вихрь, украшенный молниями, которые выбросила в него корона, словно разгневанный смерч, набирая силу и скорость, несся прямо на чародеев. Нарастающий рев, похожий на бесконечный раскат грома, двигался вместе с ним, отражаясь эхом от стен и башен Аталгарда. Теперь дрожал весь замок.

Сдвинув брови, Мириала сделала движение руками, словно что-то вытаскивая. Подчиненный ее воле наблюдающий глаз выскользнул через зияющий пролом в стене и повис снаружи у самой башни.

– Похоже, – негромко сказала она, – в комнате их удерживает корона.

Вихрь добрался до Верховных Чародеев и пронесся сквозь них. Достигнув дальней стены магической комнаты Итболтара, он врезался в старые камни. Башня содрогнулась… и медленно, но неизбежно разгромленная комната сложилась пополам и с колоссальным грохотом и ревом обрушилась вниз, увлекая за собой и верхние этажи.

Раздался оглушительный взрыв. Во все стороны из каменной лавины полетели отдельные камни. Среди них выбросило и одного Верховного Чародея, как тряпичная кукла пролетевшего через двор замка. Он все еще пытался сплести заклинание, когда его тело врезалось в другую башню. Кровь брызнула на лицо скованного ужасом слуги, который не мог оторваться от окна. Останки чародея соскользнули по каменной стене…. и исчезли среди мерцающих пятнышек света – это было его последнее запоздалое заклинание.

Камни градом сыпались со стен расколовшейся башни, когда сам двор задрожал и заходил ходуном. Решетки, камни мостовой, пыль – все полетело вверх. Вокруг забили маленькие гейзеры магического сияния. Что-то взорвалось в невидимых подземельях замка.

Остатки башни Итболтара содрогнулись, оседая по бокам, и она перестала существовать. По всему двору то здесь, то там среди неистово мечущихся обезумевших солдат появлялись языки пламени. Спотыкаясь, наемники Аталантара бежали сквозь клубы дыма и пыли, беспорядочно размахивая бесполезными алебардами, словно оттого, что они порубят воздух, падет некий невидимый враг и все станет как прежде. Откуда-то издалека донесся крик ликования. Он приближался, нарастая все больше и больше.

– Идем, – сказала Мириала, беря Эльминстера за руку, и скользнула к ограждению балкона. Эльминстер последовал за ней, и она спокойно ступила на воздух. Держась за руки, они медленно плыли над суматохой. Аталгард рушился на бегущих, вопящих наемников. Оба мага все еще были в нескольких футах над мостовой, когда из-за ближайшего угла выскочил отряд стражников.

89
{"b":"11106","o":1}