ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Элтаргрим неподвижно стоял под охраняющим его куполом и наблюдал за тем, как дракон постепенно уходит в небытие. Вот еще раз чудовище угрожающе подняло голову, но это была уже только рваная тень его исчезающей плоти. Мрачный правитель стоял как вкопанный, и тогда дракон стал слабеть, уменьшаться, наконец, упал, чтобы стать дымом в светло-голубом пламени коронеля.

Когда все было кончено, старый эльф пригладил дрожащей рукой белые волосы и опять опустился на колени перед распростертым телом любимой:

– Линтра, – печально позвал он и наклонился, чтобы коснуться ее губ, на которых все еще пузырилась кровь. – О, Линтра.

Он коснулся магией ее раны на горле, и кровь на ней превратилась в облако дыма. Когда дыма стало еще больше, слезы закапали всерьез.

Он боролся с ними, как мог, потому что опять зазвенели стеклянные колокольчики – это ветер, несмотря на все защитные заклинания, доносил сюда взрывы смеха и громкую музыку с пирушки Эрладдена. Он боролся, потому что был правителем Кормантора, и в его обязанности входило сказать кое-что еще, прежде чем кровь совсем перестанет течь, а сама Линтра совсем остынет.

Элтаргрим откинул назад голову, чтобы еще раз увидеть луну, чтобы загнать рыдания вглубь, и, справившись с этим, сказал прямо в блестящий глаз Линтры, который все еще смотрел на него:

– Мы будем чтить память о тебе.

А потом он долго укачивал ее тело, и если даже печаль полностью овладела им, то все равно на острове больше никого не было, чтобы это услышать.

Часть I

Человек

Глава первая

Дикие следы и скипетры

О путешествии Эльминстера из родного Аталантара через глухие леса в легендарное королевство эльфов Кормантор никаких записей нет. Остается только предполагать, что оно прошло без особых приключений.

Антарн Мудрый из великой истории могущества архимагов Фэйруна, изданной приблизительно в Год Посоха

Молодой человек был настолько занят размышлениями над последними словами богини, которые та ему сказала, что стрела, вылетевшая из-за деревьев, оказалась для него полным сюрпризом.

Она просвистела у самого его носа, оставив след на листве, и Эльминстер удивленно захлопал глазами. Когда он снова взглянул на дорогу перед собой, по ней бежали люди в потертых и грязных кожаных доспехах, с кинжалами и мечами, явно намереваясь прикончить одинокого путника. Их было человек шесть, может быть, больше, и ни один из них не выглядел дружелюбно.

– Слезай, а то умрешь! – заявил один из них почти вежливо. Эл метнул быстрый взгляд вправо, влево, увидел, что никто не подкрадывается к нему сзади, и тихо произнес несколько коротких слов.

Миг спустя он щелкнул пальцами, и тех троих, что стояли прямо перед ним, отбросило очень далеко, будто их сильно ударили… просто воздухом. А их клинки, вращаясь, взлетели вверх. Напуганных, словно подхваченных вихрем людей тащило через заросли ежевики, и, если им случалось за что-нибудь зацепиться, они поминали всех чистых и нечистых.

– Полагаю, вы хотели сказать «Добро пожаловать!», – сказал Эльминстер человеку, который с ним заговорил, и добавил скупую улыбку к своему замечанию, полному чувства собственного достоинства.

Побледневший вожак отскочил за дерево.

– Элган! – заорал он. – Дрейк! Выручайте!

В ответ на его вопли из глубины зеленого леса вылетело еще несколько стрел, они прожужжали, словно рассерженные осы.

Буквально через мгновение после того, как Эл птицей выпорхнул из седла, две из них встретились в голове его лошади. Преданная серая кобыла удивленно захрипела, вскинулась на дыбы, словно посылая вызов невидимому противнику, потом опрокинулась на бок и издохла.

Еще бы на полпальца в сторону, и всадник был бы повержен. Бормоча проклятия, он, как мог, проворно откатился в сторону и стал думать, какое из его заклинаний может лучше всего помочь ему пробраться через заросли папоротника и ежевики, в которых прячутся бандиты с луками и мечами наготове.

Что бы там ни было, но он решительно не желал бросать свою седельную сумку. Задыхаясь от страшной спешки, Эл добрался до толстого старого дерева, на ходу приметив, что листва его уже начала сворачиваться, тронутая золотом и бронзой первых дерзких заморозков Года Избрания. Он вцепился в замшелую кору, чтобы отдышаться и оглядеться. Поднявшийся треск подсказывал, что грабители окружают молодого чародея.

Эльминстер перевел дух и прислонился к дереву, поспешно шепча заклинание, которое должно было сделать его незаметным в случае встречи лицом к лицу с каким-нибудь диким голодным зверем. Эл закончил заклинание, улыбнулся бандиту, осторожно выглядывавшему из-за ствола, и отступил в мрачную тень дерева.

Испуганное проклятие замерло на устах вожака, когда молодой человек растворился в старчески терпеливом молчании лесного гиганта. Сливаясь с деревом, Эл мог проследить, как корни его дерева добираются до следующего ствола, еще толще этого, но стоящего довольно далеко. Ну что ж, придется это сделать. Он направил свое смутно различимое в тени тело вдоль главного корня (главное, не задыхаться и не чувствовать себя в западне). Преданные уже забвению ощущения в свое время довели некоторых магов до безумия, когда они попытались сотворить такое же заклинание, но Мириала объяснила ему, как важно уметь пользоваться этой магией.

Неужели она умеет предвидеть события на много лет вперед?

От такой мысли Аталантара пробрал озноб. Не произошло ли все, что с ним случилось, по воле Мистры?

И если это так, то, что будет, если ее воля столкнется с волей иного бога, который руководит кем-то другим?

Вспомнить только, ведь он летел бы над этим лесом в облике сокола, если бы не ее приказ ехать в легендарное эльфийское королевство Кормантор верхом. Ведь хищная птица может лететь так высоко, что никакие бандиты с их стрелами не смогут ее достать, даже если они решат тратить впустую силы и стрелы. Значит, нужно пройти через испытания.

Эта мысль опять вернула Эльминстера к реальности. Он вытек из темной, теплой древесины на яркий солнечный свет, увидев слева пыльную ленту Скалдаск-роуд, а справа, не более чем в двух шагах, грязные кожаные штаны бандита. Эльминстер не удержался от искушения незаметно вытащить из-за пояса разбойника нож, как много лет назад. Рукоять ножа оказалась выточена в форме змеиной головы, поднявшейся для атаки.

Молодой маг застыл, не смея сделать шаг из опасения, что шуршание опавших листьев выдаст его присутствие. Он стоял неподвижно, как каменный, потому что к тому же дереву осторожно крался человек.

Сумеет ли он заполучить свою седельную сумку и удрать так, чтобы его не заметили? Если бы у них не было стрел и навыков в стрельбе, то он ни за что не стал бы тратить заклинания на горстку отчаянных парней здесь, в самом центре Скалдаскара.

За время путешествия он уже видел медведей, огромных лесных котов и пауков-снотворцев и слышал рассказы о животных, которые, вызывая ужас, охотятся в окрестностях на людей. Однажды он даже нашел обглоданные кости и гниющие останки под фургонами каравана, остановленного смертью на дороге, и он не хотел стать еще одним жутким знаком на обочине.

Так он и стоял в нерешительности, пока еще один бандит, который, опустив голову, обходил дерево, не набрёл прямо на него. От неожиданности оба кинулись в листву, но молодой аталантарец уже держал в руке клинок. Кинжал был острым, и с одного взмаха на лбу неосторожного разбойника открылась рана, сам Эл тут же вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону, для пущей уверенности поплясав на луке, который человек выронил. Лук треснул под его сапогами. Затем, сопровождаемый выстрелами спохватившихся бандитов, Эл ринулся к дороге.

Человек, которого он поранил, будет ослеплен потоком крови до тех пор, пока кто-то ему не поможет, и, стало быть, бандитов, преследующих Эльминстера из Аталантара, стало на одного меньше. Бердаскан Рапидс все еще в дне пути, даже дальше, учитывая, что теперь ему придется идти пешком. А если возвращаться, то Эльтурель и того дальше. Но что его совсем не прельщало, так это путь с бандой головорезов за спиной, которые день и ночь будут за ним охотиться.

4
{"b":"11107","o":1}