ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако ему следует хорошенько рассчитать время, согласился он теперь сам с собою, и тогда у него появится шанс, но только один. Эл ждал, мрачно улыбаясь, когда Тланнатар со своим трусливым дружком доберется до комнаты башни и увидит, как человек повернется и побежит по проходу в разрушенную палату, через которую охотники проникли в замок.

«Если у меня это не получится, Мистра, – шутливо подумал он на бегу, – тебе придется искать другого избранника и посылать его в Кормантор. И если будешь милостива к нему, то выберешь на этот раз эльфа».

Мистра не подала виду, что слышала.

К тому времени, как Эл выскочил в разрушенную палату и направился к груде обломков в ее центре, эльфы, бегущие сзади, были уже совсем близко.

Принц повернулся к преследователям с таким встревоженным лицом и воздел руки так, словно был не уверен, какое заклинание метнуть. Разгоряченные охотники ворвались в палату, размахивая мечами и завывая, но остановились.

Эльф, который был впереди всех, неуверенно прошептал:

– Здесь что-то не так… Он был прежде не так напуган. Это, должно быть…

– Тихо! – рявкнул Ивран Селорн и отпихнул его в сторону. Испуганный эльф поскользнулся и чуть не упал на камни, но Ивран не обратил на это внимания. Это был миг его славы.

Он с неторопливой грацией направился к Эльминстеру, почти танцуя на цыпочках:

– Итак, человеческая крыса, тебя, наконец, загнали в угол, не так ли?

– Загнали, – с улыбкой согласился Эльминстер. Пугливый эльф опять поднял тревожный крик, но Ивран шикнул на него и с глумливой улыбкой снова повернулся к Эльминстеру.

– Вы, волосатые варвары, воображаете о себе, что слишком умные, – заметил он, сверкая глазами, – так и есть… слишком умные. К несчастью, в уме полудурка иногда заводится дерзость. И ты проявляешь изрядные ее запасы. Думаешь, что можешь вырезать наследников не менее чем десяти домов Кормантора – одиннадцати, если считать и Аластрарра, чей драгоценный камень мудрости ты носил, когда вторгся к нам. А кто сказал, что ты не убил Юмбрила, чтобы заполучить кийру? Убил и не заплатил за это? Далеко не все, кто носит арматорское звание и честно служит Кормантору, убивали столько эльфов, сколько уничтожил ты.

Тут Ивран Селорн с явно преувеличенным удивлением оглянулся на своих товарищей, а потом опять повернулся к Эльминстеру:

– Видишь? Здесь много эльфов. Какая блестящая возможность увеличить свой счет! Почему же ты не нападаешь? Может быть, ты испугался?

Губы Эльминстера приподнялись в полуулыбке:

– Мистра никогда не была жестокой.

– Ах так? – Ивран скептически повысил голос, – А что же тогда был за взрыв у пруда? Может быть, он произошел сам по себе?

С натянутой, волчьей улыбкой, Ивран распорядился, чтобы эльфы окружили Эльминстера. Сам он при этом держался на безопасном расстоянии.

Эльфы так и сделали, молча и улыбаясь. Затем вожак кровожадных охотников повернулся к своей добыче и сказал:

– Позволь мне назвать тебе имена тех наследников и большей частью арматоров, которых ты убил: Ваэлвор и те, что погибли от твоего взрыва: Йесчант, Амартен, Ибрийл, Гваэлон, Тассарион, Ортоурэ, Беллас и, как я слышал от наших магов, Экорн и Аугламир.

Ивран опять двинулся вперед, медленно, подбрасывая свое длинное узкое лезвие и ловя его. Это беспокойное жонглирование означало, что скоро эльф метнет свое оружие.

– Только одного из этих наследников – не говоря уж о дюжине или около того слуг, которых ты свалил заодно, – было бы достаточно, чтобы ты заплатил смертью. Только одного! И теперь, когда ты, наконец, попался, мы думаем, сколько раз тебя надо убить: десять раз по… или это должно быть одиннадцать?

Ивран подошел еще ближе:

– Двое из тех, кого ты убил, были моими близкими друзьями. И каждый из нас здесь опечален потерей леди Симрустар. Ты уничтожил прекрасную деву, человеческий червяк. Можешь ли ты хоть что-нибудь сказать, хотя это и бесполезно, в свою защиту? Что-нибудь, что развлечет нас перед тем, как мы разрубим тебя на куски?

Ивран прокричал последние слова и бросился в атаку, швырнув свое лезвие, как серебристую молнию. Предполагалось, что лезвие должно было порезать руку Эла и тем самым помешать ему метнуть ответное заклинание, прежде чем другие эльфы – теперь прыгавшие со всех сторон – доберутся до жертвы.

Мрачно улыбнувшись, Эльминстер сотворил заклинание и начал подниматься в виде снопа белых искр. Нападавшие эльфы по инерции проскочили сквозь него и проткнули друг друга, глубоко вонзив клинки.

И теперь одни эльфы корчились в муках, а другие визжали или плевали кровью на камни.

Столб кружащихся искр начал отплывать в сторону, по направлению к коридору, по которому сюда входил Эл. Рыча и задыхаясь, пронзенный двумя мечами сразу, Ивран закричал:

– Убить человека! Заклинанием ищущего меча!

Но слова захлебнулись в больших пузырях крови возле губ. На помощь Иврану подбежал эльф, у которого по лбу из резаной раны тоже струилась кровь, – тот самый, который был так испуган. Его руки пылали заживляющей магией.

Тланнатар Вратри последовал призыву вожака, от ярости почти выплюнув слова:

– У меня есть заклинание! Посылайте мечи!

Эльфы, которые еще могли держать оружие, покорно швырнули клинки в воздух. Заклинание, которое бушевало вокруг рук Тланнатара светло-голубыми звездными вспышками, притянуло лезвия и смертоносным потоком направило через всю палату.

Колонна кружащихся искр и света остановилась на входе в коридор. Брошенные клинки отклонились от направления своего полета, чтобы обойти эту колонну, набрали скорость, а потом, разлетевшись в задней части комнаты в разные стороны, ринулись назад такой же смертельной стаей.

Тланнатар закричал, когда один из клинков вонзился ему в ухо. Эльф так и свалился с открытым ртом, будто зевнул в последний раз. Ивран, поддерживаемый своим целителем, получил один дротик в горло и захлебнулся кровью. Еще один эльф упал замертво, когда меч проткнул его живот. Шатаясь, он сделал два неуверенных шага в сторону груды камней, как будто искал укрытия, потом обрушился на нее и больше не шевелился.

Когда колонна искрящегося света удалилась по коридору и в комнате наступила тишина, перепуганный эльф огляделся вокруг. Из всех охотников только он один остался на ногах, хотя кто-то еще стонал и слабо шевелился возле стены.

Ошеломленный, он заковылял в сторону звуков, надеясь, что излечивающего заклинания, которое у него еще оставалось, будет достаточно. Однако к тому времени как он добрался туда, тело было уже неподвижным и тихим.

– Сколько наших смертей потребуется, чтобы заплатить за жизнь одного человека? Коллерон! Сколько?

Дикая сила поднималась в Эльминстере – такой он еще не знал, если не считать объятий Мистры, – и с каждой секундой он чувствовал себя более сильным, разгоряченным и властным. Он кружил в сердцевине пурпурной магии, которая всасывалась в него, придавая ему энергию, дикую, необузданную и прекрасную!

Эл неудержимо рассмеялся. Он поднимался над разрушенной башней и чувствовал себя все выше и великолепнее, могущественнее и осторожнее, мощнее и живее.

Но тут он осознал, что четыре боровшихся с ним мага карабкаются по склону и кричат от страха. Его несло к ним, насыщенного силой, жаждой убийства и разрушения и…

Маги что-то дружно метнули. Эл рванулся вперед, пытаясь добраться к ним, прежде чем они начнут спасаться бегством или попытаются еще что-нибудь сделать, но его нынешняя оболочка спешить не умела. Он попробовал наклониться так, чтобы нестись на них, но не мог, поскольку его вращение снова начало поднимать его вверх. Теперь он был совсем близко от них, он…

Слишком поздно. Четыре эльфа опустили руки вдоль боков и ждали, наблюдая за ним. Они уже не убегали и даже не выглядели встревоженными.

Мгновением позже Фэйрун взорвался. И Эл почувствовал себя так, словно его вывернули наизнанку и отшвырнули, как буря крутит и уносит сухую траву. Был только рев и свет, и он падал, распадался на части, застревавшие в верхушках деревьев…

50
{"b":"11107","o":1}