ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Мохнач снова начал ударяться в бега. Только отвернешься, а его уже след простыл. Может, все дело в весне? Или в чем-то другом? Раньше за ним такого не замечалось.

Конечно, во время сборов и переезда он тоже частенько удирал, но это было вполне объяснимо. Теперь же они терялись в догадках, какая муха его вдруг укусила.

Началось все в тот день, когда Карин поехала на велосипеде за город и взяла Мохнача с собой. За городской чертой она слезла с велосипеда, решив немного прогуляться пешком. На ходу она весело играла с Мохначом и обратила внимание, что пес слишком уж возбужден, – как вдруг он отчаянно дернул поводок, вырвался на свободу и был таков.

Сбежал он на пустыре, совсем недалеко от города, хотя вокруг стоял густой лес. Карин долго ездила по лесным дорожкам, звала, искала, но Мохнач будто сквозь землю провалился – ни слуху ни духу. Пришлось вернуться домой без него.

Андерс незамедлительно заявил о пропаже в полицию, и через несколько часов из участка позвонили: Мохнач у них.

К телефону подошла Нора. Ошейник и поводок Мохнач где-то посеял. Куда его носило – поди догадайся.

Но ведь без поводка не обойтись – как иначе вести его домой? А где прикажете взять поводок в воскресенье, когда все магазины на замке?

И тут она вспомнила про старый ошейник с поводком, найденный у нее в шкафу, во время ремонта. Кстати, Мохначу он оказался вполне по размеру, и менять его не стали, тем более что адрес совпадал. Конечно, на ошейнике была указана кличка «Геро», но пока и так сойдет. Мохнач читать не умеет, а бирку можно заменить и попозже.

Однако ж, вкусив свободы, Мохнач норовил сбежать при всяком удобном случае.

Больше всех по этому поводу нервничал Андерс. Странное поведение Мохнача не давало ему покоя. В чем они допустили ошибку? – снова и снова спрашивал он себя. Без причин животные не сбегают. Каков хозяин, таков и пес. Андерс воспринимал все это очень серьезно.

И вот опять.

На сей раз виновата была Нора. Случилось это в Страстную пятницу. Она решила прогуляться за город и взяла с собой Мохнача. По дороге ей встретилась Ленина бабушка Инга, которая тоже вышла подышать свежим воздухом. Они постояли немного, опять поговорили про дом, и бабушка Инга обещала предупредить, когда в следующий раз поедет в приют престарелых навестить свою маму. Нора может составить ей компанию и расспросит старушку сама. И когда они уже прощались, произошла эта неприятность.

Мохнач тихо-мирно стоял рядом, Нора и думать забыла, что он с нею. Как вдруг пес выдернул у нее из рук поводок и сломя голову помчался прочь. Нора прямо остолбенела.

Она конечно же побежала домой, позвала Дага, и на великах они немедля отправились на поиски Мохнача.

В ту сторону вела только одна дорожка, та самая, по которой ехала Карин, когда Мохнач исчез в первый раз. Нора с Дагом тоже покатили по ней. На пустыре слезли с велосипедов, стали ходить по лесу, звать.

Смеркалось, из-за деревьев всходила луна.

Они шли по извилистой дорожке. Минут через десять чуть в стороне завиднелся белый дом, окруженный каким-то странным садом – сплошь хвойные деревья, сосны, елки, пихты. Зрелище мрачное, жутковатое, особенно потому, что окрестный лес почти целиком состоял из лиственных пород.

Хвойные деревья черными силуэтами рисовались на фоне светлого весеннего неба. Окна в белом доме тоже зияли чернотой. Нигде ни огонька. Дом выглядел необитаемым.

Крутая лесенка вела на крытую террасу. Ступеньки усыпаны горками мелких еловых веточек. Будто могилы зимой на кладбище. Зловещая картина.

Нора с Дагом тихонько прошмыгнули на участок. Калитка была приоткрыта. Ветхая, замшелая деревянная калитка меж двух старых каменных столбиков. Трава здесь и летом вряд ли растет. Вся земля устлана хвоей. И участок на вид сырой, темный, негостеприимный. Но вместе с тем ужасно заманчивый.

Дом казался безлюдным и пустым, хотя у Норы почему-то возникло неприятное ощущение, что за ними наблюдают. Что кто-то стоит в доме у черного окна и наблюдает.

– Слышь, Даг, идем отсюда, а?!

Собственный голос показался ей слабым и дрожащим. Ответа она не получила. Где же Даг? Нора прошла несколько шагов в глубь участка. Приблизилась к дому. И увидала, что на одном из окон стоят за черным стеклом два горшка с необычайно пышной геранью, усыпанной крупными белыми цветами.

Их же надо поливать? Значит, дом вряд ли совсем уж заброшенный. Тюлевые занавески, словно паутина, обрамляли окно с геранью, это она тоже разглядела. И цветы были живые. Несколько белых лепестков лежали на сочных зеленых листьях. Искусственные цветы лепестков не роняют. Но других признаков жизни не видно.

– Нора, иди сюда, я кое-что тебе покажу! – окликнул Даг.

Она бросилась в садовые заросли, туда, откуда донесся его голос. Что это он делает? Зачем по земле-то елозит? Вид разгоряченный, волосы взъерошены.

– Гляди! Вот! – Он показал на клумбу, возле которой стоял на четвереньках. – Видишь? Следы! Здесь и здесь!

– Вижу, ну и что?

– Это следы Мохнача!

С чего он взял? Ведь все собачьи следы выглядят одинаково, верно?

Но Даг был совершенно уверен. Велел ей повнимательнее присмотреться к одному из отпечатков. Левая передняя лапа, уточнил он; Нора взглянула на след, не понимая, куда он клонит. В чем дело-то?

– Да ты приглядись! Разве не видишь, что этот след отличается от других?

Нет, сколько ни приглядывалась, Нора ничего такого не видела – след как след. Но Даг твердил, что поверх него как бы отпечатался маленький прямоугольник, которого на других следах нету. Когда он сказал об этом и дал ей лупу, она тоже увидела. Что же это означает?

А вот что. Мохнач поранил лапу, и Даг заклеил это место крепким пластырем. Как раз на левой передней лапе. И теперь пластырь отпечатался в мягкой глине. Потому Даг и понял, что след оставил Мохнач. Бесспорно, Мохнач был здесь, и совсем недавно. Следы-то свежие.

– Он определенно где-то поблизости, – сказал Даг.

Нора вздохнула с облегчением. Она очень беспокоилась. Ведь на сей раз Мохнач удрал от нее. И она конечно же немедля вообразила, что его либо машина задавит, либо воры уведут. Если какое-нибудь происшествие имело касательство к ней самой, ей вечно мерещились всякие ужасы.

Они с Дагом опять сели на велики и долго кружили по лесу, выкликая Мохнача. Но пес исчез.

Встречные подростки из местных только качали головой: никаких бесхозных собак они не видели.

Еще им попалась по дороге чета стариков, которые до смерти перепугались, заметив, что к ним направляются велосипедисты, и Даг с Норой раздумали останавливаться, чтобы вконец их не запугать. Старушка крепко прижимала к себе сумку, а старичок, будто защищая, обнимал ее за плечи. Больно смотреть. Ведь оба явно решили, что их сейчас ограбят. Даг покачал головой. Вот до чего дошло.

– Представляю, какие истории про грабителей они будут рассказывать дома!

Было уже начало одиннадцатого. Всю ночь на улице торчать не станешь. Придется ехать домой.

– Без Мохнача? – Нору опять обуяла тревога. Но Даг ее успокоил:

– Не бойся. Он вернется.

Не спеша они поехали обратно. Вечер выдался тихий, ясный, хотя и холодноватый. Проселок вывел их на широкую магистраль. Машин было мало. Луна все время маячила впереди, словно сияющий воздушный шар. Шоссе серебряной лентой убегало под колеса.

А Нора никак не могла отделаться от мыслей о Мохначе.

– Слушай, а вдруг он был в том доме?

Но тогда бы он наверняка залаял, услышав их? Конечно, если не заперт с кляпом в пасти.

Даг покачал головой. Глупости. Мохнач слишком хитрый и слишком сильный. Его на мякине не проведешь.

Оба молча крутили педали. До дома совсем недалеко. Они уже на мосту, у въезда в город.

Неожиданно Даг затормозил и остановился возле парапета. На середине моста. В потоках лунного света. Нора тоже остановилась. Пожалуй, домой пока рановато, сказал Даг. Вон какая красота вокруг. Можно еще немного побыть на воздухе.

17
{"b":"11112","o":1}