ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Намочила волосы и сушила почти полчаса, пока они не стали выглядеть пересушенными и прямыми. Наконец, лицо. Брови выщипаны слишком уж аккуратно, но приклеить их обратно невозможно. Энди сбрила внешний кончик левой брови. Достаточно, чтобы создать небольшую асимметрию, словно она когда-то участвовала в драке. Потом смыла весь макияж, но кожа, как у красотки с обложки, не совсем соответствовала роли. Энди потерла щеки пемзой. Коричневатая помада помогла сделать грубее мягкие губы.

Энди посмотрела в зеркало и чуть не вскрикнула. Потом зрелище показалось забавным. Она представила, как подкрадывается к Айзеку и говорит ему, что вот так она выглядела бы с похмелья. И внезапно это перестало смешить. Две недели назад она бы охотно пошутила на свой счет, но теперь Энди почему-то не захотелось, чтобы Айзек видел ее такой.

Жизнь – чертовски сложная штука.

Теперь на Энди был надет толстый бежевый свитер, мешковатые синие джинсы и никаких украшений. Остальные пожитки отправились в вещевой мешок вместе с двумястами долларами наличными – всем, что она ухитрилась выжать из Лундкуиста. Значок ФБР и удостоверение остались в столе. Пистолет – «Вальтер ППК-380» – она пристегнула на лодыжке под штаниной. Он был меньше обычного «зиг-зауэра П-228» и больше подходил для тайной операции.

Энди вышла из управления во время обеденного перерыва, постаравшись выбраться незаметно, чтобы никто не спросил, куда это она направляется и что означает ее новый вид. Никто, кроме ее начальника, Айзека и группы, расследующей похищение Уитли, не знал, что она работает под прикрытием. Слишком опасно сообщать такой секрет даже семье жертвы, другим правоохранительным ведомствам или коллегам по ФБР. И как бы ни хотелось Энди заверить Гаса, что она занимается его зацепкой, вопрос о звонке Уитли даже не поднимался.

Рейсовый автобус отправлялся из Сиэтла в 3.10 дня. Конечно, можно было бы поехать машиной, но безопаснее играть роль с момента выхода из управления.

Энди оказалась одной из одиннадцати пассажиров, рассевшихся по всему автобусу. Она расположилась у окна в середине. Ехали в молчании, время от времени прерываемом взрывами воплей едущих впереди двух мальчиков с бабушкой. Мерзкого вида парень, сидящий через проход, один раз поймал ее взгляд, улыбнулся и вытащил изо рта большой кусок жевательной резинки.

– Хочешь?

Энди демонстративно уставилась в другую сторону.

Дорога через горы занимала четыре часа. От центрального и восточного Вашингтона Сиэтл отделен северной частью Каскадного хребта – скальной грядой, живописностью напоминающей Альпы и протянувшейся на семьсот миль от северной Калифорнии до реки Фрейзер на юго-западе Канады. Западный склон был наветренной, зеленой и пышной стороной, предрасположенной к сырой погоде. Изобилие воды только усиливало красоту, создав здесь огромные зеркальные озера, стремительные реки и потрясающие водопады вроде водопада на перевале Снокуолми – лавину воды больше чем на сто футов выше Ниагары. Катание на лыжах у перевала Уайта зимой было отличным, а виды – изумительными круглый год. Недалеко от Сиэтла высилась гора Рейнир – впечатляющий пик, покрытый вечными снегами и видимый со всех сторон на двести миль. Плюс еще шесть заметных вершин, включая вулкан Сент-Хеленс, прославившийся извержением 1980 года. Вулканический пепел, разнесенный ветром на сотни миль, выпал как смешанный с грязью городской снег даже в долине Якима, в центральном Вашингтоне.

Якимская долина напоминала настоящую пустыню на подветренной стороне гор, где густые леса и зеленые мхи наветренной стороны сменяли полынь и кактусы на бурой и пыльной равнине. Это был суровый край, подверженный крайностям: холод зимой и жара летом. Большую часть года ручьи либо пересыхали, либо от них оставались тонкие струйки, превращавшиеся в мутные потоки из-за внезапно растаявшего снега или неожиданного летнего дождя. Индейская легенда, подтвержденная данными геологии, утверждала, что такое наводнение однажды превратило всю долину в огромное озеро. Остальная часть легенды – о молодой индейской паре, приплывшей на гигантском каноэ и вновь заселившей долину, – подтверждения не нашла и считалась просто фольклором.

Как бы то ни было, якамы – а не якимы, как их позже неправильно назвали, – действительно скитались по волнуемым ветром степям с незапамятных времен, питаясь рыбой, ягодами и лепешками из корней камассии. Это были кочевники, первыми начавшие разводить и объезжать коней на тихоокеанском Северо-Западе. Белые люди прибыли сюда в середине девятнадцатого столетия, принеся с собой мастерство разведения крупного рогатого скота и земледелие, а также мелиорацию и конфликты. Не знавшая заборов земля теперь оказалась аккуратно разделена на огромные участки орошаемых сельскохозяйственных угодий. Склоны холмов покрыли ряды фруктовых деревьев. Главной особенностью современной Якимы были яблоки.

Яблоки – и преступность.

Энди видела криминальную статистику ФБР по Якиме, городу, знаменитому садами, а также бандитами. Насчитывая около пятидесяти тысяч жителей, при пересчете на душу населения это был один из самых опасных городов страны. Рискуя нарваться на обвинения в политической некорректности, кое-кто считал преступность неизбежным последствием повседневного столкновения культур. Коренные уроженцы Америки боролись с проблемами, сопутствующими жизни в резервации, включая уровень алкоголизма гораздо выше, чем у остального населения США. Испаноязычные рабочие-мигранты толпами прибывали сюда в сезоны сбора урожая. Они были бедны, как любые мигранты, а некоторые – по-настоящему опасны. Большинство старались уважать закон, но все равно вызывали худшие чувства в людях, которые не говорили на испанском. Белое население тоже было расколото – множество местных жителей обитали в трейлерах прямо через дорогу от прекрасных новых виноградников богатых землевладельцев, ставших пионерами в новомодной винодельческой промышленности штата Вашингтон.

– Якима, – объявил водитель.

В автобусе к тому времени остались всего три пассажира, считая Энди. Остальные сошли раньше, в Элленсберге.

Энди надела куртку, закинула на плечо вещевой мешок и сошла на тротуар. Было холоднее, чем в Сиэтле, до темноты оставалось всего полчаса. В морозном, сухом воздухе изо рта шел пар. Ледяной ветер обжигал щеки. Энди пожалела, что не потратилась на перчатки, но это можно было бы исправить в магазине подержанной одежды. По дороге она изучила карту и знала, на какой местный автобус садиться. Номер пять как раз остановился неподалеку на светофоре. За десять секунд Энди добежала до автобусной остановки на углу и успела сесть. И через пять минут она была на месте.

Автобус с грохотом отъехал, оставив ее на углу, возле круглосуточного мини-маркета. Энди знала о случавшихся там перестрелках с одним, по крайней мере, смертельным исходом. Дальше на север, в сторону городка Силах, находилась старая гостиница, превращенная в миссионерскую организацию. Благие намерения, однако с растущим потоком отверженных миссионеры не справлялись. Энди увидела двух бездомных, свернувшихся калачиком в картонных коробках на пустой парковке через улицу. Посмотрела на часы. Без четверти пять. Бродяги, несомненно, нашли приют на холодную ночь. Скоро Энди придется сделать то же самое. Чуть дальше по улице теснились обветшалые мотели и дешевые меблированные комнаты, популярные среди уличных проституток и пьяниц. Чтобы не выходить из роли, она снимет комнату там. Но торопиться некуда. Магазин одежды «Второй шанс» находился по соседству. И Энди очень хотелось нанести туда визит.

Это был обычный магазин – на первом этаже, со стеклянной витриной. Платья на вешалках, а не на манекенах. Энди заглянула внутрь с тротуара. Много товаров, бедное оформление. Яркая лампа дневного света под потолком. Старый плиточный пол в трещинах и пятнах. Сразу видно, где у предыдущих владельцев были прилавки и другие приспособления для торговли, давным-давно убранные. На полках вдоль дальней стены сложены брюки, футболки и свитера. Большая часть одежды висела на пяти металлических стойках, тянущихся через весь магазин. На одной – платья и юбки, на другой – рубашки. Остальные заполняли детская одежда, зимние пальто и множество других вещей. Сзади было выставлено несколько свадебных платьев.

48
{"b":"11116","o":1}