ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ничего не попишешь. Это платье Бет.

– Даже не думай, девочка…

Энди вздрогнула:

– Что… что вы имеете в виду?

– Это платье. За такое тебе придется работать здесь месяц.

Слава Богу. Старуха решила, что она мечтает, а не ворует.

Энди погладила ткань.

– Кто вам достал такое?

– Девушка по имени Ширли. Хорошая девочка. Когда-то была одной из моих лучших поставщиц. Не количество, а настоящее качество. Я ее называла Витринная Ширли. Все, что она привозила, отправлялось прямо на витрину. Мой лучший товар.

– Думаете, Ширли может достать мне что-нибудь красное?

Старуха фыркнула:

– Даже если бы ты могла позволить себе такое, не думаю, что в ближайшее время Ширли сможет что-нибудь привезти.

– А почему?

– Она в тюрьме. И надолго.

Энди отвела глаза, притворяясь разочарованной. Снова посмотрела на ярлык.

– А кто эта Б. Уитли?

– Не знаю. Когда кто-то продает мне платье, я не задаю вопросов. И тебе не советую.

Правильно. Это уже начинало походить на допрос. Энди снова занялась свитерами, но по-прежнему думала о платье. Все начинало складываться. Нельзя тратить утро впустую.

– Я хочу есть, – сказала она. – Хочу сходить в «Венди». Принести вам что-нибудь?

– Ты же только пришла.

– Я так радовалась, что нашла работу, что не могла есть. А теперь хочу.

– Ну ладно. Не больше десяти минут. И я вычту их из твоего обеденного перерыва. И пожалуй, принеси мне бисквит.

– Ладно. – Энди выскочила за дверь и перебежала улицу. Телефон-автомат был возле кафе. Она позвонила не агенту-связному и даже не начальнику, а напрямую помощнику ответственного специального агента.

– Айзек, – сказала она серьезно, – по-моему, пора договариваться с Ширли Бордж.

Гас был уже на полпути к Сиэтлу, когда зазвонил телефон в машине. Энди.

– Вы были правы, – сказала она. – Это платье Бет.

Гас, не сознавая этого, ослабил нажим на акселератор, почти остановившись. Мимо пролетали машины.

– Что это означает?

– Хозяйка сказала мне, что купила платье у женщины по имени Ширли, которая сейчас в тюрьме. Очевидно, поэтому Ширли и предложила вам проверить магазин.

– Но Ширли провела в тюрьме уже шесть месяцев. Откуда ей было знать, что платье Бет еще там?

– Это товар от высококлассного модельера, а не дешевка, какая в таких магазинах расходится быстро. Вот почему платье и висело в витрине. И вероятно, Ширли имела в виду не одно это платье. Хозяйка сказала, что Ширли привозила ей много хорошей одежды. Если поискать, мы, возможно, найдем в этом магазине еще дюжину принадлежавших Бет вещей.

Большие мокрые снежинки посыпались на ветровое стекло. Гас включил дворники.

– Мне кажется, важнее узнать, как к Ширли вообще попало платье Бет.

– Вот почему я позвонила. В данный момент вы единственный, с кем Ширли говорит.

– Она не скажет больше ни слова, пока вы не договоритесь с ней.

– Думаю, мы можем вернуть ее в программу подготовки собак.

– Ей плевать на собак. Это просто тест. Если мы хотим получить настоящие ответы, вам придется предложить что-то посерьезнее.

Энди старалась следить за тем, что говорит. Ей еще надо было обо всем договориться в управлении.

– Я работаю над этим.

– Вы хотите, чтобы я сказал это Ширли? Что вы работаете над этим?

– Гас, позвольте мне быть с вами откровенной. ФБР отправит письмо насчет Ширли в комиссию по условно-досрочному освобождению при двух условиях. Во-первых, если ее информация поможет нам найти Бет. И во-вторых, если она никак не участвовала в исчезновении вашей жены.

– Замечательно.

– Вы не понимаете? Из-за того, что Ширли продала платье Бет в этот комиссионный магазин, будет трудно убедить начальство, что она не имеет никакого отношения к исчезновению Бет.

– Ширли была в тюрьме. Как она могла участвовать?

– Люди управляли мафией из-за тюремных стен.

– Ширли почти ребенок. Она не гангстер.

– Вы ничего о ней не знаете.

– Ну что же, возможно, мне пора узнать.

– Что вы предлагаете?

– Просто скажите своему начальству подойти к делу непредвзято. Я заключал сделки и потруднее этой. – Гас положил трубку и вдавил педаль газа, сильно превысив скорость.

41

Гасу не пришлось долго уговаривать Ширли. Может быть, она решила, что это будет забавно. Или что сделать это необходимо, чтобы заслужить награду. А может, просто надеялась, что сумеет выкрутиться. Как бы то ни было, Ширли не возражала против допроса с использованием детектора лжи.

После звонка Энди идея насчет полиграфа возникла сразу. Ширли не будет говорить, если с ней не заключат сделку. ФБР не заключит сделку, если молодая женщина как-то связана с исчезновением Бет. Ответ мог дать детектор лжи.

Ирвинг Паппас – все называли его Папуля – был лучшим специалистом по использованию полиграфа. Ирвинг постарел с тех пор, как Гас видел его несколько лет назад, но внешне совершенно не изменился. Теплый взгляд старческих глаз. Белые волосы и кустистые белые брови. Благодаря облику уютного дедушки и прозвищу Папуля он как-то успокаивающе действовал на испытуемых, что только повышало достоверность результатов. Это было очень важно. Когда имеешь дело с правительством, репутация эксперта важна не меньше результатов тестов.

В прошлом Гасу всего один раз пришлось просить человека согласиться на допрос с использованием полиграфа. Много лет назад министерство юстиции заподозрило одного его клиента в нарушении антитрестовского законодательства. Гас нанял Папулю. Клиент выдержал испытание, и Гас поделился результатами с правительством. Хотя результаты не могли быть приняты в качестве юридических доказательств, за пределами зала суда прокуроры и ФБР часто придавали тестам большое значение. План сработал. Обвинение сняли. Гас получил очень влиятельного и верного клиента, пока интрига Марты Голдстейн не настроила Маркуса Мюллера против него. Трудно поверить, что это произошло всего две недели назад. Еще труднее было поверить, что Гаса это почти не волновало. Сейчас его беспокоило только одно: как подвергнуть Ширли тесту, сообщить результаты Энди и еще на шаг приблизиться к Бет?

Они встретились в специальной комнате, предназначенной для адвокатов, которым необходимо встретиться с клиентами без разделяющего стекла. Обычно это означало подготовку к суду. И очень редко означало допрос на полиграфе.

Ширли сидела на старом дубовом стуле, ставшем еще более неудобным из-за надувного резинового пузыря на сиденье и еще одного, подсунутого за спину. Ее правую руку сжимала манжета тонометра. К двум пальцам левой руки были подключены электроды. Грудь и живот охватывали трубки пневмометра.

Папуля сидел напротив, наблюдая за установленными на столе кардиоусилителем и гальваническим кожным монитором. Вращался рулон бумаги. Вибрировала иголка, рисуя колеблющуюся линию.

– Готово, – сказал Папуля.

– Мне уйти? – спросил Гас.

– Только если Ширли из-за вас нервничает. – Папуля посмотрел прямо на нее. – Гас действует вам на нервы?

– Нет, черт побери. – Иголка едва заметно отклонилась, но было слишком рано говорить, о чем это свидетельствует.

Папуля сказал:

– Возможно, мистер Уитли, вам действительно лучше подождать в коридоре.

Гас вышел и закрыл дверь. Но далеко не ушел, а прижался ухом к двери. В такой пустой комнате голоса звучали очень четко. Ему было слышно все.

Папуля говорил как настоящий гипнотизер. Он не хлопотал, не просил Ширли расслабиться. Он просто болтал с ней о невинных пустяках, которые успокоили бы ее. Смотрит ли она телевизор? Любит ли собак? Вопросы были так далеки от темы допроса, что Ширли, вероятно, даже не поняла, что тест уже начался. Однако когда она говорила, Папуля следил за ее физиологическими реакциями, чтобы определить нижние параметры кровяного давления, дыхания и потения. Это было своего рода выуживание информации. Эксперту надо успокоить Ширли, потом поймать на какой-нибудь мелочи, чтобы определить базисную линию для отделения правды от лжи. Стандартным приемом был вопрос, в ответ на который даже правдивый человек мог бы солгать. «Вы когда-нибудь курили „травку“?» «Ловчили с налогами?» «Думали о сексе в церкви?» Обычно люди лгали, и эксперт получал свою базисную линию. Никаких проблем для обычного человека. И большая проблема для употребляющей наркотики экс-проститутки, сделавшей во время отсидки за сговор с целью убийства на левой груди татуировку с точным изображением собственных гениталий. Чтобы выяснить, какая именно тема разбудит в Ширли чувство стыда и заставит испытать неловкость, от Папули требовалась некоторая изобретательность.

52
{"b":"11116","o":1}