ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Теперь ты поняла.

От ужаса Бет потеряла дар речи.

– Так вот почему он убил тех женщин – на фотографиях, которые он мне показывал? Он показывал путь?

– Ага. Только ему уже надоело пытаться вести тебя примером. Он дал тебе три шанса. Каждый раз он говорил тебе, что остановить убийства – в твоей власти. Надо было только последовать его примеру. Убить свое прежнее «я». И отголоски прекратились бы.

– И с какой стати он решил, что я способна на убийство?

– Ты воровала для него.

Ее внезапно затошнило. Кражи в «Нордстроме».

– В устах Стива это звучало совсем невинно, вроде всяких антисоциальных штук, какие совершают в ходе исследований по психологии в колледже. Ну, вроде как запеть в автобусе, чтобы увидеть реакцию окружающих.

– Это был первый шаг к разрыву с прежним «я».

– И он провалился.

– Да. Твой провал теперь очевиден всем. Включая Стива. – Он взял видеокассету и пошел к двери.

– Подожди. Что вы собираетесь делать со мной?

Том, зло прищурившись, крепче сжал кассету с записью той измученной женщины, так жутко похожей на Бет.

– Это целиком зависит от Стива. – С этими словами он захлопнул дверь и запер ее.

В коридоре щелкнул выключатель, и Бет снова осталась одна в темноте.

63

На улице раздался шум. Энди вздрогнула и бросилась к окну. Посмотрела на большой дом. До этого все вечера на ферме были спокойны до тоски. Сегодня вечером, однако, старый дом охватила суета. Горел свет. Хлопали двери, приходили и уходили люди. Мужчины на лестницах привинчивали ставни к окнам второго этажа. Ставни явно были цельнометаллические, а не из старых досок. Судя по тому, как мужчины напрягались, чтобы поднять их, это была толстая сталь.

«Пуленепробиваемые?» – удивилась Энди.

Она вышла из домика. Мимо бежал молодой парень – один из новых рекрутов.

– Что происходит? – спросила она.

Он остановился, переводя дыхание, задыхающийся, но ликующий.

– Приготовления!

– Приготовления к чему?

Он помчался дальше, не ответив. Энди закричала вслед:

– Приготовления к чему?

– К трансформации! – отозвался он.

Парень побежал к дому, а Энди стояла и смотрела вслед, чувствуя растущий страх.

– Мередит? – Гас стоял в дверях, не решаясь переступить порог. В левой руке он держал фонарь из машины. В правой был пистолет. Дверь висела на одной петле. По площадке были рассыпаны осколки разбитого стекла.

Нет ответа. Что и следовало ожидать.

Он осторожно протянул руку, нащупал выключатель на кухне и попытался включить свет. Ничего. Декс был прав. Электричество вырублено.

Гас включил фонарь и сделал два шага вперед. Узкий луч света скользнул по холодильнику и шкафам, потом нашел остатки еды на кухонном столе. Четыре стула, но только один столовый прибор. На тарелке оставалось еще довольно много несъеденного. Стакан с водой почти полон. Салфетка аккуратно сложена – по-видимому, ею не воспользовались. Очевидно, незваный гость застал Мередит за обедом. Или, возможно, Гас застал за обедом его.

«Был ли этот ублюдок достаточно хладнокровен, чтобы ударить ее и спокойно сесть за еду?»

Под ногами хрустело битое стекло. Мысль о Мередит, цепляющейся за жизнь, едва дышащей, гнала Гаса вперед. Мысль о еще одном незваном госте, притаившемся за углом, заставила его замереть на месте.

– У меня пистолет, – сказал он громко, словно это могло заставить убийцу отступить.

Гас подался вперед, чтобы рассмотреть коридор, ведущий в гостиную. Диван не примят. Лампы не опрокинуты. Никаких признаков беспорядка. И никаких признаков Мередит.

Он пошел в другую сторону – через кухню в столовую. Хрусталь и серебро мерцали в луче фонаря, скользнувшем по горке. Фотографии в рамочках стояли на стойке, как костяшки домино, одна за другой. Свадьба. Детские фотографии. Новых нет. Луч зацепил последнюю, метнулся обратно. Снимок пять на семь – женщина и юная девушка. Девушка – Ширли лет пять назад. Однако Гаса заинтересовала женщина.

Он взял фотографию и присмотрелся внимательнее. Женщина, наверное, была Мередит, хотя она почти не походила на знакомую ему худышку с короткими волосами. То, как она выглядела с длинными волосами и полнее на семьдесят пять фунтов, потрясло Гаса.

Все начинало вставать на места.

Его размышления прервали сирены и мигалки на газоне перед домом. Полиция прибыла и стучалась в парадную дверь.

– Откройте, полиция!

Гас бросил последний взгляд на старую фотографию, потом сунул ее под пиджак и поспешно вышел через заднюю дверь.

К приезду Айзека Андервуда оперативный центр в сиэтлском управлении ФБР уже был создан и работал вовсю. Телефонный звонок Гаса был лишь одним из спусковых крючков.

– Итак, что мы имеем? – спросил Айзек. Он ворвался, как ветер, в сопровождении двух помощников.

Лундкуист ответил:

– Смерть Мередит Бордж подтверждается. Удавлена.

Айзек подошел к большому столу в центре комнаты. Яркие лампы на потолке освещали подробную схему фермы Блечмана и несколько кадров аэрофотосъемки.

– Что нового из Якимы?

– Наши наблюдатели докладывают о высоком уровне активности на ферме, особенно ночью. Они вешают ставни на окна большого дома. – Лундкуист указал на соответствующее место на рисунке. – Похоже, пуленепробиваемые.

– Какие-то признаки Энди?

– Нет.

– Есть шанс, что она ускользнула?

Лундкуист пожал плечами:

– Если и да, то с нами она не связывалась.

– Есть конкретные догадки насчет того, что за чертовщину эти люди затевают?

– Если верить Гасу Уитли, Мередит Бордж была единственным человеком, который мог связать группу Блечмана с исчезновением его жены. Несомненно, поэтому ее и убили. Но может быть, они боятся, что опоздали вовремя заткнуть ее, и ожидают каких-то активных действий от сил правопорядка. Этот сценарий хорошо согласуется с теорией, согласно которой они удерживают Бет Уитли против ее воли.

– Да. Это одна из возможностей.

Оба помолчали. Потом Лундкуист сказал:

– По-моему, мы оба знаем другую.

Айзек смотрел в пространство, не обращаясь ни к кому в отдельности.

– Или же они в конце концов поняли, что Энди из ФБР.

– Боюсь, я тоже так считаю, сэр. Что вы собираетесь делать?

– Начать переговоры.

– Подробности?

– Я хочу, чтобы подключилась команда переговорщиков. Установите передвижной комплекс для передового командного пункта.

– Проблема в том, что к ферме не подведена телефонная линия.

– Тогда пусть вертолет сбросит сотовый телефон на их долбаные головы. Если это не сработает, используйте громкоговоритель. Только держитесь вне досягаемости снайпера.

– Что насчет наших снайперов?

– Выставьте двоих. Пока просто для наблюдения.

Лундкуист не шевельнулся.

– Начали! – сказал Айзек.

– Айзек, я двумя руками за установление линий связи. Только давайте не забывать, что кто-то на ферме скорее всего несет ответственность за удушение, по крайней мере, пяти человек. Шести, если считать Мередит Бордж; семи, если считать Ширли. Если они знают, что Энди – агент ФБР, разговорами ее не вытащить.

Их взгляды встретились, потом Айзек сказал:

– Поднять по тревоге группу специального назначения. Даже две. Если нам придется атаковать, я хочу, чтобы они были наготове.

– Сделаем. Что-нибудь еще?

– Ага. – Голос Айзека был тих и серьезен. – Никакой демонстрации силы, пока я не отдам распоряжения. Будем говорить, сколько возможно. А тем временем группы захвата не должны, черт побери, показываться на глаза.

Энди наблюдала с порога своего домика, чувствуя себя единственным человеком на ферме, который никуда не торопится. Один за другим мужчины и женщины пробегали мимо нее. Они несли разнообразные ящики с едой и припасами из амбара в главный дом. Одни выглядели испуганными. Другие – сердитыми. И все, казалось, знали, что делают.

77
{"b":"11116","o":1}