ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы, должно быть, Джерри-гений.

– У вас с вашим дружком Свайтеком завелась стандартная шутка, не так ли? Говорю последний раз: Джентльмен Джерри.

– Что привело вас сюда, мистер Джентльмен?

– А как вы думаете?

– Глупость.

Джерри улыбнулся, но при этом поморщился от боли.

– Вот дерьмо, даже смеяться больно.

– Это не моя проблема.

Джерри осторожно поднес стакан ко рту, но слева в складке рта у него была большая опухоль, отчего по его подбородку потек ручеек содовой.

– Вы правы. Это моя проблема. И вашего брата.

– Только потому, что вы большой мастер бросаться дерьмовыми бездоказательными утверждениями.

– Вы серьезно собираетесь убеждать меня, что эта работа не вашего брата?

– Вы правильно все поняли.

– Кто вы такой? Его алиби?

– Нет. Я его партнер по спаррингу. Мы с ним боксируем уже много лет. Так что мне достаточно пару секунд посмотреть на ваше лицо, чтобы сказать: эта работа не Татума.

– Как это?

– У Татума убийственный левый хук. Никто даже и не замечает, как он его наносит. Однажды мой правый глаз заплыл на целых три дня. А ваш правый глаз в отличном состоянии. Разбита к чертовой матери левая часть вашего лица. А теперь скажите мне, как это получается? – спросил Тео, сделав вид, что наносит левый хук в здоровый правый глаз Джерри.

– Ваш брат не однорукий бандит. Есть у него и другие удары.

– Кроме того, у него есть еще и мозги. Если уж Татум бьет вас, то так, чтобы вы не могли разглядеть свое лицо.

– Я видел то, что видел.

– Я вам не верю.

Джерри с усилием улыбнулся, пытаясь не обращать внимания на боль, причиняемую любым движением мышц лица.

– Ладно. Возможно, мне не удалось разглядеть лицо нападавшего так хорошо, как я это представил в своем заявлении в суд. Но я пришел сюда не для того, чтобы приводить доводы в пользу своих утверждений.

– Тогда зачем?

– Я предлагаю договориться. – Джерри огляделся, словно желая убедиться, что никто их не подслушивает. – Если Татум откажется от права на наследство, я возьму свое заявление обратно.

– Что-что вы сделаете?

– Я скажу судье, что ошибся. Было темно, а я перед этим выпил и все произошло очень быстро и что избил меня вовсе не Татум Найт.

– И за это вы хотите, чтобы мой брат отказался от наследства в сорок шесть миллионов долларов?

К стойке подошла официантка.

– Пару пузырьков, Тео.

Тео поставил ей на поднос две открытые бутылочки с длинными горлышками, и она ушла.

– Более того, – продолжал Джерри. – Если Татум откажется, я заплачу ему четверть миллиона долларов наличными прямо сейчас. Это не будет связано с моим получением наследства или с чем-то другим. Он отказывается – я плачу деньги. Все чисто.

– Вы пытаетесь купить себе дорогу к наследству?

Джерри вынул кубик льда из своей содовой воды и приложил его к вспухшей губе.

– Ум, а не грубая сила. Вот что нужно для получения приза в игре, затеянной Салли Феннинг.

– Странно, а по вашему виду не скажешь, что вы такой сообразительный.

– Ведь запретительный судебный приказ касается не моей персоны, так?

– Вам, должно быть, очень нужны эти деньги.

– Нет ничего противозаконного в том, чтобы договориться с другими наследниками об их отказе от наследства. Это чистой воды бизнес. Горнодобывающий бизнес. – Джерри поманил Тео согнутым пальцем поближе к себе, как будто хотел сообщить ему большой секрет. – Это то, что я называю золотой жилой.

– Вы используете против моего брата вымышленные обвинения в том, что он напал на вас, для того чтобы он за небольшую плату вышел из игры.

– Я сказал, что заберу заявление с обвинением. Я не говорил, что оно было сфабриковано.

Тео покачал головой и залился хохотом.

– Вы меня за дурака, что ли, принимаете?

– Извините?

Улыбка с лица Тео исчезла. Он наклонился поближе к Джерри.

– Это шантаж.

– Не вижу в этом никакого шантажа.

– Не важно, что вы в этом видите. Я вижу в этом шантаж. Татум увидит в этом шантаж. И это не сулит вам ничего хорошего.

– По-вашему, я должен испугаться?

Возмутившись, Тео крепко ухватился своими огромными руками за стойку. Джерри пытался играть роль крутого парня, но подрагивающее веко выдавало его. Однако, к удивлению Джерри, Тео отпрянул назад. Джерри, казалось, был удовлетворен тем, что выиграл бой взглядами, но вдруг Тео поднялся на сцену, взял в руки микрофон и объявил:

– Леди и джентльмены, прошу вашего внимания!

Шум немного приутих, но полной тишины не наступило.

Джерри нервно заерзал на своем табурете, ожидая какой-то неприятности.

– Не собираюсь никого выгонять на улицу, но я только что услышал, что нас почтил своим присутствием мистер Джерри Коллетти, сидящий сейчас в конце стойки. Возможно, вас интересует, что мистер Коллетти – бывший член палаты представителей от штата Массачусетс, где он стал автором самого первого закона об обязательном ношении шлема мотоциклиста в Соединенных Штатах. Примите поклон от этого хлыща.

По залу пронеслись многочисленные возмущенные крики. Мотоциклисты, стоявшие у стола для игры в пул, посмотрели на Джерри взглядами, которые не сулили ему ничего хорошего, отчего он скорчился и прижался к деревянной панели стены. Двое парней с огромными бицепсами направились к стойке. У самого страшного на обеих руках была одинаковая татуировка (слово «злодей», написанное с орфографической ошибкой, словно в доказательство того, что он по глупости даже не догадался заглянуть в словарь). Высокий парень был без рубашки, в грязных синих джинсах и кожаном жилете. Металлические побрякушки на его шее позвякивали в такт каждому удару толстого конца кия для игры в пул по его открытой ладони. Тео, очень довольный собой, вернулся за стойку бара.

– Содовая вода за счет заведения, Джерри-гений. Счастливого пути до вашего автомобиля.

22

Джек и Келси находились в окружении книг.

Намек детектива по делам об убийствах на то, что Дейрдре Мидоуз написала книгу, основанную на реальных фактах, касающихся Салли Феннинг, был хорошей зацепкой, но Джека больше занимал вопрос, как эту зацепку использовать. Один из возможных вариантов – пойти к Дейрдре, но Джек хотел собрать побольше фактического материала, прежде чем предпринять этот шаг. Вот тут-то и вступил в дело Мартин Кэпстин.

«Только книги» был, безусловно, самым лучшим книжным магазином в Корал-Гейбл, и сделал его таким Мартин. Магазин был красив – здание, выдержанное в старосредиземноморском стиле. Его прекрасно отреставрировали, а залы заполнили великим множеством книг, которые позволялось листать. За последние двадцать лет все авторы бестселлеров национального масштаба появлялись в этом магазине. Но Мартин привнес в дело систему. Он начал свой трудовой путь с учителя средней школы и никогда не терял учительской привычки давать указания и советы. Каждый потенциальный автор в южной Флориде обращался к нему за советом, и он каким-то образом находил время, чтобы этот совет дать. Некоторые из них достигли потом успеха. У всех так или иначе зарождалась надежда. И Келси решила, что если кто-нибудь и знает что-то о неопубликованной рукописи Дейрдре, то только Мартин.

– Черт побери, нам нужно было прийти еще вчера вечером, – проговорила Келси, просматривая календарный план мероприятий, наклеенный на дверь. Они только что пропустили встречу с Изабеллой Альенде.

Келси проработала одно лето в магазине «Только книги» перед рождением Нейта. Это было еще до того, как она поступила в юридический институт, а потом на работу к Джеку, и до того, как сфера ее познаний начала казаться ей такой мизерной, что у Келси возникло ощущение, будто она абсолютно ничего не знает ни о чем, кроме того, над чем трудится в данный момент. Келси немного смущалась из-за того, что очень давно не посещала магазин, но Мартин встретил ее со своей обычной мягкой улыбкой и ласковыми манерами. Она представила ему Джека, и все трое вышли во внутренний дворик посидеть за чашечкой кофе. После того как Келси и Джек освоились с обстановкой, Мартин спросил:

32
{"b":"11117","o":1}