ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну вот, здрасьте, приехали! — всплеснул руками гарал. — Лил! И ты уже со мной на «вы» перешел. Дружище, я же говорил тебе, что все эти обходительные фразы вот мне уже где, — он провел большим пальцем правой руки по горлу. — Перестань. Я не шучу. И мне бы не хотелось больше возвращаться к этому разговору… Теперь по поводу Стьюда. Что значит: не принимай его слова близко к сердцу? Да они мне, как бальзам на раны. В них столько отчаянной и бесшабашной удали — прямо как у меня в молодости. Лил, честное слово, мне нравится прямота твоего друга.

— То есть к Стьюду ты никаких претензий не имеешь?

— Нет, конечно. Оба твоих друга, Лил, произвели на меня самое благоприятное впечатление, — заверил Балт.

— Тогда не понимаю, чего ради ты попросил меня задержаться? — пожал плечами недоумевающий Лилипут.

После объяснения гарала у него отлегло от сердца. Лилипут опасался, что Балт, вдруг оказавшийся таким «крутым мэном» в здешней мафии, после знакомства с развязным болтуном Студентом и угрюмым молчуном Шишей, теперь изменит свое радушное к нему отношение.

— Ага, вот где оказывается собака-то зарыта, — словно угадав его мысли, осклабился гарал. — То-то, я гляжу, ты, ни с того ни с сего, вдруг меня зауважал. На друга хорошие манеры наговаривать начал… Ну, Лил, ей-богу, с тобой не соскучишься!.. Я понимаю: поверить в то, что я вам рассказал, тебе вот так сразу трудно. Тем не менее, хочешь верь, хочешь нет — но я действительно гарал одного из сильнейших кланов Организации и стал им не без твоей помощи. Я попросил тебя остаться, Лил, потому что хочу тебя отблагодарить.

Балт достал из висящего на поясе кошеля что-то маленькое и блестящее, и протянул другу.

— Вот, примерь мой подарок.

На его ладони, переливаясь всеми цветами радуги, лежал невероятной красоты перстень с дымчатого цвета бриллиантом.

— Ну же, смелее, — подбодрил Балт. — Вот так…

Он сам надел перстень на палец ошеломленному Лилипуту, довольно полюбовался на дело рук своих и произнес:

— А что, по-моему, тебе идет.

— Но, Балт, это же целое состояние! — прошептал Лилипут, задыхаясь от волнения.

— Это твоя награда, — очень серьезно ответил гарал клана Серго Пера. — Или, если хочешь, честно отработанная плата. Помнишь, я обещал тебе золотое кольцо, если доплывем до города? Балт слово держит! Ты спас мне жизнь, Лил, и этот перстень твой по праву.

— Спасибо, Балт! Я… У меня… Мне… — только и смог вымолвить растерянный Лилипут.

— Только не надо этих телячьих нежностей. Терпеть их ненавижу! — Балт перешел на деловой тон: — Да, кстати, это не только перстень, но и своего рода знак. Он указывает, что когда-то его владелец оказал клану Серого Пера неоценимую услугу, и клан перед ним в неоплатном долгу. Люди моего клана есть всюду, и с этим перстнем на пальце ты всегда сможешь рассчитывать на их помощь. Как видишь, довольно полезная безделушка.

— Балт!

— Ну все, все, — успокаивающе похлопал молодого рыцаря по плечу щедрый гарал. — В конце концов, даже неприлично так долго говорить спасибо. Тебе идет перстень, и я рад, что он тебе нравится… Ага, вот вроде бы и Ремень проснулся, он тебя проводит… Ремень! — гаркнул Балт так, что у Лилипута едва не заложило уши.

Оклик оказал немедленное действие. Храп за дверью прекратился, и вместо него послышалась подозрительная возня. Через пару секунд дверь распахнулась, и на пороге возник Ремень, слегка помятый со сна. Его знаменитый топор болтался на поясе, покачиваясь в такт колебаниям хозяина.

— Ремень! — приказал Балт. — Проводи Лила в его апартаменты и проследи, чтобы его самого и его друзей никто не побеспокоил.

Ремень кивнул, едва не уронив дверь, за которую держался обеими руками, и промычал в ответ нечто в смысле того, что, мол, понял, хозяин, все будет исполнено в лучшем виде.

— Ну, до завтра, Лил! — Балт протянул руку.

— Счастливо оставаться, господин гарал, — ответил на рукопожатие Лилипут. — До завтра.

— Кстати, — остановил уже у двери его веселый возглас Балта. — Не забудь, что у тебя сегодня на вечер запланировано очередное… э-э-э… романтическое свидание.

— Нет, Балт! Только не сегодня! — взмолился Лилипут. — Я спать хочу, понимаешь.

— Вот, вот, ни в чем себе не отказывай, — ухмыльнулся гарал в ответ. — Удачи!.. Ремень, проводи нашего друга.

Ремень отклеился от двери и неожиданно прямо зашагал впереди чуть отставшего Лилипута.

— Ты мне похмелится-то нальешь?

Это были первые слова ютанга клана Серого Пера, произнесенные им, едва за ними закрылась дверь.

— А Балт тебя не накажет? — с сомнением сказал Лилипут, на что верный Ремень только ухмыльнулся.

— Тогда ладно, — согласился Лилипут. — После всего услышанного, я и сам не против выпить.

Они шагали по извилистым коридорам и мирно беседовали.

— Везучий ты парень, Лил, — говорил ободренный перспективой скорой опохмелки Ремень. — Надо же какой брюлик из гарала вытянул.

— Ничего я не вытягивал, — запротестовал Лилипут. — Он сам мне этот перстень презентовал. За героическое махание мечом на разваливающейся на части ладье.

— Да, классно ты тогда их положил, — похвалил ютанг. — Я правда лишь краем глаза ухватил — сам понимаешь, забот у меня тоже хватало. Но и того, что видел, вполне достаточно, чтобы преклонить голову перед твоим потрясающим мастерством.

— Скажешь тоже, — скромно улыбнулся Лилипут. — Потрясающее мастерство, надо же. Просто ты мне льстишь в ожидании халявной выпивки. Ты Стьюда в действии ни разу не видел. Вот это фехтовальщик! Мне до него…

— Ну не скажи, не скажи, — возражал Ремень. — Я тебя крепко зауважал еще тогда, когда мы с тобой на берегу сцепились — помнишь?

— Доказывать я тебе ничего не буду, но если тебе посчастливится увидеть Стьюда в деле, то сам все поймешь, — остался верен себе Лилипут. — Кстати, а ты уверен, что мы правильно идем? Что-то я не припоминаю этого коридора, — забеспокоился он.

— Да все нормально, Лил, не нервничай. Вот, смотри, мы уже почти у цели, — обнадежил Ремень, икнув.

Но Лилипут не узнавал коридоры, по которым его вел ютанг, и с каждым шагом нервничал все больше и больше.

— Куда это ты меня завел, пьяница! — возмутился он. — Что, я своей двери не помню!

— Успокойся, парень, — благодушно пробубнил Ремень. — Нет, ровным счетом, ни малейших причин для беспокойства. За этой дверью начинаются банные комнаты. Тебя там ждут. Балт заранее распорядился. Помнишь, он тебе намекал на свидание? Так что все нормально.

— Что? — вскричал мигом зардевшийся Лилипут. — Опять бассейн, массаж, а потом очередные полночи без сна. А утром, ни свет ни заря, припрутся Стьюд с Шишей, бодрые и жизнерадостные, растолкают и начнут издеваться над моей сонливостью, вопросы всякие похабные задавать…

— Вообще-то, если честно, то все будет именно так, как ты и обрисовал, — подтвердил Ремень. — С единственной поправкой. Бодрствовать тебе придется не полночи, а всю ночь. И не делай, пожалуйста, таких удивленных глаз. Вчера, между прочим, у тебя на пальце этого перстенька не было. Уверяю, сегодня девочки расстараются на славу… — темень снова ухмыльнулся. — В общем, желаю удачи, приятель. Этой ночью она тебе ой, как понадобится! А я пока там у тебя в комнате… э-э-э… в общем, чуть похмелюсь, ладно? И порядок наведу заодно.

— Нет, Ремень, — едва не взмолился Лилипут, — не надо банных комнат. Будь человеком, отведи меня в мою спальню. Ну пожалуйста!

Но ютанг был неумолим.

— Извини, Лил, но приказ гарала — есть приказ гарала. — Он широко распахнул дверь.

— Добро пожаловать! — С этими словами бессердечный Ремень толкнул приятеля в комнату из розового мрамора и захлопнул за его спиной дверь. Хорошо захлопнул — как Лилипут ни старался открыть, ничего у него не получилось.

На этот раз девушек было гораздо больше чем накануне.

«Чтоб ты подавился своим похмельем!» — думал раздеваемый прелестницами Лилипут. Впрочем, вскоре он забыл и о Ремне, и о Балте, и вообще обо всем на свете.

34
{"b":"11118","o":1}