ЛитМир - Электронная Библиотека

… Освободиться из сладкого плена красавиц ему удалось только на рассвете.

Глава 4

— Сэр Стьюд, может быть все-таки стоит постучать? А то, чего доброго, получится, как в прошлый раз. Тогда ведь сэр Лил на нас едва-едва не обиделся.

— Да ладно, Шиша, не переживай, все будет нормально, уж я-то Лила знаю. Скажу тебе по секрету — это он только прикидывается недовольным, а на самом деле наши чудачества ему очень даже по душе. Ну такой он человек, понимаешь, повыпендриваться любит, поворчать… Нет, ну ты только посмотри, он до сих пор все еще дрыхнет! Ладно хоть, сегодня без компании.

— Стьюд, смотри, ведро какое-то. И рядом записка.

— Так, так, так. Прелюбопытненько.

На одном из кресел с гнутыми ножками в комнате Лилипута — кстати говоря, стоящем на самом видном месте, в середине комнаты, — действительно лежала записка, а рядом стояло пятилитровое жестяное ведро, до краев наполненное холодной водой. В том, что вода была именно холодная, сомневаться не приходилось, ибо на ее поверхности плавало множество полурастаявших кубиков льда.

Студент с Шишей склонились над запиской, и вот что они прочли:

«Друзья!

Прошу прощения за столь неразборчивый почерк, но ничего не могу поделать с проклятущей рукой. Дрожит подлая, чтоб ее.

Похоже сегодня… (Ха-ха-ха! И впрямь уже сегодня! Как быстро время летит. Ха!) Так вот, сегодня я чересчур переборщил с вином — эх и коварное оказалось это пойло из подвалов Балта. Не дрожи! Стоять! Ну что ты будешь делать, опять клякса!

Прошу прощения. Так вот. О чем это я? Ах да, точно! Я пьян совершенно и бесповоротно. И разбудить меня завтра вам будет совсем нелегко. Чтобы хоть как-то облегчить вам задачу, я приготовил ведерко воды. Навалил туда кучу льда. Надеюсь за пять часов весь не растает.

Терпеть не могу такие шутки! Но что делать? Ведь у нас завтра с утра важный разговор. Не могу же я вас подвести… Проклятье! Опять рука дрогнула и очередная клякса.

Что за чушь я тут написал? Да какая разница, все одно перечитывать я уже не в состоянии. Ладно, я пошел спать.

Желаю удачи!»

— Ну, Шиша, что я тебе говорил? Гениальный парень, просто гениальный! Лил обожает всякие там розыгрыши, шутки, приколы…

С этими словами Студент аккуратненько подхватил ведро и одним махом выплеснул все его содержимое на лицо спящему другу.

Лилипуту снился очередной кошмар из серии «Внезапная атака со всех сторон на палубе корабля»…

Вот рухнул обливающийся кровью Корсар — опять его крик опоздал на какие-то доли мгновения…

Закружился в смертоносном танце его чудо-меч и уже собирает кровавую жатву…

Один из нападающих загибается с перекошенным лицом — у него рассечен левый бок…

Второй падает на палубу с перерубленным горлом…

Третий получает точный укол прямо в сердце…

Кульминация все ближе…

Лилипут прекрасно знает, что случится в следующую секунду. Вот сейчас они расступятся, и из-за их спин выпрыгнут другие, с ведрами…

«Ну же, давайте, гады, я готов и не испугаюсь на сей раз! — кричит он во сне. — Ну же!..»

Он на мгновенье теряет концентрацию, парирует острый выпад одного из пиратов и… оказывается под ледяными потоками воды. Вновь эта неприятность происходит с ним слишком неожиданно!..

Меч вываливается из руки…

Это конец, за которым следует пробуждение в холодном поту…

«Эй, в чем дело! — мысленно возмутился Лилипут. — Я же точно знаю, кошмар уже кончился — вон, даже холодный пот выступил. Почему же этот, с ведром, никак не хочет исчезать? Вон как, гад, ухмыляется… Минуточку. Ну конечно! Это же не пот, а самая настоящая вода!.. Это что же, значит кошмар продолжается? Вторая серия? Так сказать, „по заявкам зрителей“. Ну уж нет, мы так не договаривались, такого в моем сценарии не было! Что это ещё за отсебятина?.. Ах, вы настаиваете? Хорошо, очень хорошо, сейчас я вам устрою „Кошмар на улице Вязов“!.. Получи, скотина!..»

— Сэр Лил, успокойтесь. Вы же сами просили водой вас окатить. Даже ведро вон приготовили. А теперь с кулаками на Стьюда. Не хорошо это. Он честно выполнил вашу просьбу и по уху за это схлопотал.

— Шиша, что происходит? Да отпусти меня, наконец, я задыхаюсь!

Окончательно очнувшись от кошмара, Лилипут с изумлением обнаружил, что находится в собственной спальне, но не на кровати, а на полу, придавленный сверху немалым весом трактирщика.

— А вы драться не будете? — поинтересовался здоровяк.

— Шиша, ты в своем уме, — простонал Лилипут. — Что я, по-твоему, похож на самоубийцу — с тобой драться? Скажешь тоже.

— Не знаю, на кого вы похожи, но сэр Стьюд до сих пор левым ухом ничегошеньки слышать не может, — пожаловался Шиша. — Эх, сэр Лил, сэр Лил, разве можно так друзей калечить?

— Минуточку, давай разберемся, — запротестовал Лилипут. — Да отпусти меня, наконец, — все кости мне уже переломал, тролль бесчувственный! Ну куда я денусь?!

Шиша смилостивился, прекратил экзекуцию и слез с его спины.

— Спасибо, — прохрипел рыцарь, ощупывая полураздавленную грудь. — Ты хочешь сказать, что это я его так нокаутировал? Да ты в своем уме, парень? Чтобы я ударил Стьюда?! Да быть такого не может! Он же мне, как родной. К тому же я вообще спал.

— Ничего себе, спал он. Видали мы таких… — Подскочивший на выручку косноязычному Шише Студент еще долго смачно и с выражением делился с Лилипутом подробным описанием таких, сяких и эдаких, с коими довелось повстречаться бедолаге на своем непростом жизненном пути. — Сначала просит, чуть ли не умоляет, с утра пораньше окатить его водой, а после того, как с разрывающимся от жалости сердцем идешь ему навстречу и воплощаешь в жизнь его нелепое желание, он еще и накидывается на тебя с кулаками.

— Так это что же? — нахмурился Лилипут. — Я правильно понял, не ошибся? Это ты что ли меня ледяной водой только что окатил?

— Интересное дело. А что мне еще оставалось, когда, зайдя к тебе в комнату, я первым делом наткнулся на ведро полное воды и записку, в которой ты слезно умоляешь на себя это ведро вылить, — развел руками Студент. — Вот ведро, а вот и записка — на, полюбуйся.

Лилипут быстренько пробежался глазами по содержимому протянутого другом листка.

— Стьюд, и ты в это поверил? Это же бред сивой кобылы, вранье чистой воды.

— Ну почему же вранье, — покачал головой Студент, — по-моему, вполне действенный способ — вон как ты быстренько очухался.

— Еще бы не действенный, тебя бы так — ледяной водой… Да я бы такого пробуждения и врагу не пожелал, не то что себе.

— Сэр Лил, но ведь вы были сильно пьяны, — напомнил трактирщик.

— С чего ты взял!

— Об этом черным по белому написано в адресованной нам записке — перечитайте еще раз.

— В лживой записке все вранье! — остервенело крикнул Лилипут.

— Ну да, вранье, — ухмыльнулся Студент. — Мы заходим, ты дрыхнешь без задних ног. Мы пытаемся будить, трясем за плечо — ноль эмоций. Скажи на милость, чем же еще ты, приятель, мог всю ночь заниматься, коли поутру у тебя такой крепкий сон? Ежу понятно, что ты накануне нажрался, как свинья.

— Ладно, будь по-твоему, — с тяжким вздохом согласился Лилипут. — Но почерк!.. Стьюд, ты же знаешь мой почерк — разве этот на него похож? — Он ткнул записку другу под нос.

— А что почерк? — ответил, отстраняясь, Студент. — Почерк, как почерк… Вот если бы в момент написания записки ты был трезв, то почерк, очень даже может быть, и принимался бы нами во внимание. Но, дружище, по пьяни самого понятия «почерк» не существует, есть лишь беспорядочное нагромождение букв. Хорошо еще, что вообще можно прочесть. Ты лучше объясни, с чего вдруг кулаками замахал?

— Да кошмар мне снился. Про то, как на нас с Корсаром на корабле пираты набросились. А тут ты со своей водой… Ну я спросонья малость не разобрался, где свои, где чужие…

— Ничего себе, малость не разобрался! Хоть бы извинился, алкоголик несчастный, тут из кожи вон лезешь, чтобы человеку помочь, а тебя за это, не разбираясь, со всей дури в ухо.

35
{"b":"11118","o":1}