ЛитМир - Электронная Библиотека

Лилипут не мог больше стоять в стороне и смотреть, как Наз одного за другим убивает его друзей, он выхватил из-за голенища сапога нож, свое последнее оружие, и, подбадривая себя яростным криком, кинулся на безжалостного убийцу, намереваясь хоть немного отвлечь его внимание от еле живых Корсара и Люма.

Конечно же, это было самоубийством чистой воды — и у Лилипута не было иллюзий относительно исхода его отчаянной атаки. Он прекрасно понимал, что даже будь у него в руке меч, а не нож, он вряд ли смог бы продержаться против Наза дольше чем полминуты. Наз даже со Студентом шутя расправился, а ведь чудо-мечник атаковал врага, имея в каждой руке по отменному клинку, куда уж Лилипуту соваться, тем более с коротким ножом.

Но ожидание неотвратимой смерти было гораздо страшнее самой смерти. Уж лучше пасть сейчас, сражаясь плечом к плечу с друзьями, чем, стоя в стороне, дожидаться их неминуемой гибели, а потом стать добычей озлобленного чародея. Сейчас, в пылу боя, Наз убивает врагов быстро и практически безболезненно, а потом, когда останется с единственным уцелевшим рыцарем наедине, вполне вероятно, зачарует пленника и подвергнет болезненной пытке. Так рассуждал Лилипут, бросаясь в роковую атаку.

И, как вскоре выяснилось, не он один.

Лилипут не добежал до сражающихся всего-то метров пять, как кто-то неожиданно ударил его сзади по ногам, и рыцарь кубарем покатился по мягкому земляному полу.

Целиком поглощенный кровавым зрелищем, Лилипут совершенно забыл о Вэт и поплатится за это. Спасая своего любимого от неминуемой смерти, девушка догнала его и сбила с ног. А пока рыцарь беспомощно катился по земляному полу, его отважная подружка атаковала Наза вместо Лилипута.

Дальше события развивались настолько стремительно, что Лилипут не то что вмешаться, вскрикнуть даже не успел.

Вэт было очень страшно. До немоты в пальцах она сжимала совершенно беспомощную против Наза цепочку. С очередной смертью кого-то из дорогих её сердцу людей, она тонко вскрикивала и все больше и больше бледнела.

Когда Лил вдруг выхватил нож и, осыпая Наза жуткими проклятьями, ринулся в атаку, Вэт была уже на грани обморока. Но страх за любимого человека пересилил её собственный, и Вэт, не раздумывая, кинулась наперерез самоубийце…

Для Повелителя Грёз бой складывался на редкость удачно. Голубой клинок оберегал своего нового хозяина лучше магии, фехтовать им оказалось на диво легко. Порождению Хаоса порой даже казалось, что это не его рука управляет чудесным оружием, а чудо-меч сам направляет руку в нужную сторону.

С начала боя не прошло ещё и пяти минут, а трое его врагов уже повержены, и ещё двое готовятся отправиться следом за ними буквально с минуты на минуту. Потом наступит черёд предателя Кремпа — возможно даже не придётся марать его кровью голубую сталь чудесного клинка, у старика давно уже серьёзный перерасход магической энергии, а он всё ещё продолжает творить заклинания, загоняя себя тем самым в смертельную ловушку. После гибели магов в живых останутся лишь двое: девушка, лицо которой Порождению Хаоса было смутно знакомо, но где именно они встречались пока что припомнить не получалось, оставалось уповать на то, что скоро сама девица освежит его память, и тот самый рыцарь — обидчик Наза, бывший владелец голубого меча, этот злодей лёгкой смерти от Повелителя Грёз точно не дождётся.

Яростные проклятья и топот набегающего со спины рыцаря, для Порождения Хаоса стали сигналом к финальному действию в затянувшемся противостоянии с магами.

Голубой клинок, посланный твердой, умелой рукой, в молниеносном ударе справа налево, разрубил изувеченные тела магов, осчастливив последних мгновенной и безболезненной смертью.

Со смертью Корсара и Люма, на плечи Кремпа обрушилась чудовищная усталость. Он захрипел, его лицо исказила гримаса боли, глаза закатились, из ушей, носа и рта побежали струйки крови, маг схватился за сердце и мёртвым рухнул на окровавленные тела друзей.

Продолжая круговое движение клинка, Повелитель Грёз следом за своим мечом развернулся к набегающему сзади врагу, но вместо двухметрового детины, с изумлением, обнаружил посеревшую от страха девчонку.

Вэт даже не пыталась его атаковать, её стальная змейка лишь опоясывала девушку защитными кольцами.

При всем желании Порождение Хаоса уже было не в силах совладать с разогнавшимся для смертоносного удара клинком.

И удар состоялся.

Но до тела девушки меч не дотянулся.

При приближении голубого клинка стальная змейка взметнулась на защиту своей хозяйки и в следующее мгновенье была разрублена чудо-мечом.

Отсеченная часть цепочки, вопреки законам логики и тяготения, не упала на пол, а неподвижно застыла в воздухе.

Лилипут просто не мог поверить собственным глазам.

Вэт с Назом неподвижно застыли напротив друг друга: голубой клинок замер в считанных сантиметрах от шеи девушки, змейка зависла в нескольких сантиметрах от лица Наза. И будто кто-то поставил это страшное кино на паузу.

Совершенно по-идиотски раскрыв от удивления рот, лежащий на земляном полу Лилипут во все глаза пялился на новоиспеченных истуканов не меньше минуты. Когда же, наконец, ему удалось стряхнуть с себя оцепенение, молодой человек поднялся с земли, осторожно приблизился к застывшим фигурам и, вытянув правую руку, коснулся кончиками пальцев плеча Вэт. И тут же вся композиция, в буквальном смысле слова, стала рассыпаться на мелкие пылинки прямо у него на глазах.

Через секунду на месте Наза и Вэт клубилось лишь облачко серой пыли. Лишившись опоры, голубой чудо-меч грохнулся на пол в двух шагах от потрясённого Лилипута.

Глава 3

Ноги Лилипута сделались ватными, и он опустился на залитый свежепролитой кровью друзей и обильно припорошенный зловещей серой пылью земляной пол.

Всё было кончено.

В подземном гроте, наконец, воцарилась МЕРТВАЯ тишина.

Все его друзья — ВСЕ, ДО ЕДИНОГО! — пали от руки Порождения Хаоса. А девушка, которую он любил, обратилась в мельчайшую пыль. Такова была цена победы.

Сидя на полу грота, Лилипут никак не мог решить, чего же ему больше хочется — рассмеяться или расплакаться? Просто чудо, что он не свихнулся от обилия потрясений, свалившихся на него за одно лишь короткое утро. А, с другой стороны, безумие мгновенно избавило бы его от невыносимой боли утрат и принесло бы такое желанное сейчас облегчение.

Перед его мысленным взором замелькали улыбающиеся лица погибших друзей, он закрыл глаза руками и завыл…

Вдруг на его плечо опустилась маленькая детская ладошка.

К тому времени Лилипут совершенно позабыл о юном спутнике Наза и был убежден, что в гроте остался совершенно один. Нетрудно догадаться, как сильно он обрадовался, когда, обернувшись, обнаружил за своей спиной ещё одного, пусть маленького, но живого и невредимого человечка.

Около пояса мальчика безо всякой перевязи сам собой парил божественный чудо-меч. Правда сейчас, подстраиваясь под маленький рост ребёнка, он уменьшился до размеров небольшого кинжала, но лучащийся мягким, голубым светом клинок исключал возможность ошибки. Догадку Лилипута подкрепил и тот факт, что огненное кольцо в центре грота, где Наз намеревался провести над мальчиком Ритуал Отречения, ещё недавно ярко горевшее, теперь полностью погасло.

Мальчик улыбнулся Лилипуту и заговорил:

— Да, ты прав, Пророчество Бога Голубой Звезды наконец свершилось. Благодаря тебе и твоими друзьям, второй Творец этого прекрасного мира благополучно воскрес.

— Что, вот так просто? — растерянно спросил Лилипут.

— Да, просто. Разрушительное воздействие сил Хаоса остановлено. Мир очистился от магов и колдунов. Смертные утратили дар чародейства, и больше никто из них не в силах нарушить установленный Творцами порядок. Это полная победа.

— Только мне почему-то совсем не весело, — покачал головой рыцарь.

— Ещё раз спасибо тебе, герой, — словно не замечая мрачного настроения собеседника, продолжил воскресший Творец. — И, если ты не возражаешь, я сию же секунду перенесу тебя в твой родной мир.

102
{"b":"11119","o":1}