ЛитМир - Электронная Библиотека

Доведённый до бешенства Корсар вскочил из-за стола и, совершенно не стесняясь в выражениях, популярно объяснил «белым балахонам» в каком месте он видел их «заманчивое» предложение и в какой веселой компании…

Проорав последнюю до предела напичканную грязным сленгом фразу, маг почувствовал, что проснулся. Весьма взбодрившись от осознания подобного факта, он направился в ванную комнату, где вылил себе на голову пару ведер холодной воды.

Возвращение на родной остров обернулось для Корсара сущим кошмаром.

После разговора во сне с колдунами в белых балахонах, и их откровенных угроз, Корсар вплел в свою обычную магическую защиту семь дополнительных заклинаний. Подобный перерасход магической энергии на поддержание в постоянной готовности огромного количества боевых заклинаний, плюс невозможность толком поспать в течение четырнадцати дней, могли привести к самым плачевным последствиям. Решив подстраховаться, Корсар шёл на смертельный риск, за две недели плавания он запросто мог умереть от истощения. К счастью он сдюжил. Но по приезде в Красный город магу пришлось долго восстанавливать основательно пошатнувшееся здоровье.

Во время плавания колдуны в белых балахонах неоднократно пытались пробиться сквозь его магическую защиту, но Корсар был постоянно на чеку и успешно отбивал все их атаки. Особенно тяжко ему пришлось в последние дни плавания, когда силы были уже на исходе, а белые колдуны, понимая, что добыча ускользает, усилили натиск. И все же он выдюжил…

В первую неделю плавания белые колдуны атаковали мага только по ночам, и Корсар долгое время никак не мог понять: как же они проникают на корабль? Очередной балахонистый «братец» вдруг появлялся на палубе в нескольких шагах от него, атаковал, испытывая на прочность защиту мага, и, спасаясь от кулаков разъярённого великана, тут же выпрыгивал за борт. И растворялся в ночи. Создавалось впечатление, что докучливые колдуны являются на корабль прямо из океанских глубин, там же они и ищут спасения (кстати, эту теорию подтверждало и эффектное явление из океанской волны убиенного Корсаром балахонщика). Но на второй неделе плаванья белые «братцы» усилили натиск и, вдобавок к ночным атакам, стали тревожить Корсара и днём.

При свете тайна их внезапных появлений и исчезновений быстро раскрылась. Преследуя очередного балахонщика, Корсар увидел маленькую белую лодочку плывущую у самого борта корабля, именно в неё, а вовсе не в бушующий океан, как он думал, спрыгнул белый «братец», спасаясь от его кулаков. В запале погони маг ударил по утлой лодочке багровой молнией, которая по идее должна бала разнести жалкую посудину в щепки, единственное чего он добился, — лишь чуток опалил молочно-белую корму. Сотворить вторую молнию Корсар не успел — очертания лодочки вдруг заколыхались, и прямо у него на глазах она за считанные мгновения превратилась в бесформенное белое облачко. А налетевший тут же легкий ветерок, развеяв туман, не оставил от неё и следа…

Обе стороны, и нападающая, и обороняющаяся, в выяснении отношений друг с другом нисколько не стеснялись в средствах. Но на обилие разноцветных молний и частые порывы ураганного ветра прочие пассажиры корабля и его команда совершенно не обращали внимания — опасаясь паники, Корсар отвёл им всем глаза. Каково же было изумление капитана, когда в порту Красного он обнаружил, что одна из трёх мачт на корабле начисто обломана у самого основания, а палуба покрыта толстым слоем копоти, что большая часть парусов превратилась в жалкие лохмотья, а те, что чудом уцелели, зияют множеством прорех с опалёнными краями. Кроме того, с корабля за время плаванья загадочным образом без вести пропало семеро матросов и пятеро пассажиров (несчастные простились с жизнью, оказавшись на линии магической атаки). Вот такой «замечательный» итог двухнедельного океанского путешествия.

Приключения, произошедшее с магом во время седьмой поездки на Большую Землю год за годом блекли и стирались из его памяти. Очень скоро он напрочь забыл, что на белом свете существуют некие колдуны в белых балахонах, колдовская сила которых практически не уступает магической мощи истинных магов Ордена Алой Розы. Единственное, что он помнил — это странное табу, наложенное на посещение Большой Земли. Оно звучало примерно так: «Ни в коем случае нельзя покидать остров Розы!». Почему нельзя — Корсар уже не помнил, но, подчиняясь своему запрету, отказался от поездок на материк.

Однако девяносто лет — слишком большой срок. На протяжении этой почти бесконечной череды лет коротенький запрет затерялся где-то на задворках памяти. И вот, лишь теперь, к сожалению, только теперь давно забытые воспоминания наводнили мозг Корсара сотнями ярких образов девяностолетней давности.

Глава 3

— Итак, Корсар, вы вспомнили приключившую с вами девяносто лет назад историю. — Голос Зога был по-прежнему беспристрастен. В нем не было злорадства, совершенно отсутствовали какие-либо покровительственные нотки, просто сухая, четкая констатация фактов. И пугающее спокойствие. — Прекрасно. Теперь вы имеете представление о том, кто ваши похитители и что им от вас нужно.

— Заметьте, очень поверхностное представление. Хотелось бы поподробнее. — Корсар старался, чтобы его голос тоже звучал спокойно, и колдун в белом не заметил, насколько сильно он потрясен. Он даже улыбнулся своему врагу.

— Что ж, извольте, — кивнул Зог. — Братство Бледного Лика было основано… Впрочем, какое это имеет значение? Об истории возникновения и развития Братства, если возникнет желание, вы сами сможете легко узнать. Для этого в Пещерах Теней существует библиотека, и с сегодняшнего дня вы там желанный гость… Похищены же вы нами были, потому что убитый вами девяносто лет назад брат Пов перед смертью пожелал видеть вас своим преемником. Последнюю волю павшего от вашей руки брата выпала честь исполнить моему наставнику, брату Гузу… Сперва вас попытались уговорить добровольно вступить в наше Братство, но вы категорически отказались. Пришлось прибегнуть к насилию… И вот, вы здесь.

— Минуточку! — возмутился Корсар. — Что-то я не совсем понимаю. Раз уж вы такие славные колдуны, то почему же так долго тянули кота за хвост? Девяносто лет назад ваши, Зог, братья предложили мне вступить в Братство бледного Лика — помню, было дело. Я отказался. Они привозили применением силы. И, действительно, в течение следующих двух недель колдуны вашего Братства не давали Мне покоя ни днём, ни ночью. Потом девяносто лет меня никто не тревожил, и я о вашем Братстве давным-давно уже благополучно позабыл… И вдруг — нате пожалуйста, кушайте на здоровье! — «Господин Корсар, а помните вы поили нашего брата Пова?». Спрашивается, чего же вы ждали все эти годы? Почему не затащили меня в эти Пещеры раньше?

— А вы сами не догадываетесь?

Корсар недоуменно пожал плечами.

Зог, выждав небольшую паузу, переспросил:

— Что, даже нет никаких предположений?

— Давайте не будем играть в угадайку, — нахмурился маг. — Я не в том настроении, чтобы загадки разгадывать. И, вообще, у меня голова болит.

— Но это же очевидно. Ладно, не буду вас томить. Внимательно следите за ходом моих мыслей… Итак, уважаемый Корсар, мы оба знаем, что на материке наши с вами магические возможности приблизительно равны. Здесь, в Пещерах Теней, вы полностью в моих руках, то есть мои возможности в десятки раз увеличиваются, а ваши в той же пропорции уменьшаются. Не секрет, что на острове Розы существует некий магический Орден, и вы, Корсар, именно там получили свои знания. Так вот, там, на вашем острове, уже мое колдовство теряет силу, ваша же мощь многократно возрастает. После убийства брата Пова, вы практически сразу же отправились на родной остров. Во время плавания вы ни разу не сомкнули глаз и были постоянно начеку. Атаковать вас в лоб Гуз и его помощники побоялись, справедливо рассудив, что раз уж вы легко расправились с Повом, считавшимся в Пещерах одним из лучших, вы весьма искусный чародей, и открытое противостояние с вами могло стоить жизней ещё нескольких братьев, а это уже чересчур высокая цена за пленение всего лишь одного колдуна. Вместо этого братья решили измотать вас частыми быстрыми наскоками. Они надеялись, что за две недели непрерывного напряжения вы устанете, ваша реакция притупится, и к концу плавания вы уже не сумеете оказать им достойного сопротивления. Но вы, Корсар, оказались просто стальным человеком. До острова Розы пленить вас не удалось, а на земле магического Ордена у нас тем более не было шансов. Пришлось временно оставить вас в покое и затаиться в ожидании более благоприятного случая. Покинуть остров вы пожелали лишь вчера… За девяносто лет нам удалось выяснить, что маг, покидающий остров, в первые часы плавания беспомощен, как младенец. На вас напали именно в эти часы. И, вот, вы здесь.

11
{"b":"11119","o":1}