ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут же, на месте, растормошить бесчувственного друга не получилось. Пришлось Люму наложить на Корсара заклинание «Невесомость» и нести великана обратно в комнату на своих плечах.

Но, прежде чем произнести формулу заклинания «Возвращение» и отправиться в обратный путь, Люму поневоле пришлось стать свидетелем неожиданного драматического происшествия.

Из непроглядной тьмы подземного коридора, откуда несколькими минутами ранее они с Корсаром вышли к подземному озеру, вдруг вынырнул укутанный в белый балахон брат.

Поначалу Высший маг не на шутку испугался, ведь подземный колдун мог заметить непокрытые головы и закатанные рукава магов и уличить их в обмане. Вступать же с тенью в магический поединок в гроте, из-под свода которого бьёт опасный белый луч, Люму не хотелось. Он торопливо накинул капюшон себе на голову и спустил рукава. Но с Корсаром ему пришлось повозиться, потому что лишённый веса великан постоянно норовил сорваться с места и улететь — удерживать его на месте и одновременно распускать рукава его балахона, оказалось невероятно сложно.

Впрочем, опасения Люма оказались совершенно напрасными. Пещерный колдун даже не взглянул в их с Корсаром сторону. Как выяснилось чуть позже, бедолага тоже находился под воздействием заклинания «Смерть».

Колдун прошёл мимо магов, игнорируя дружеское приветствие Люма, и, не замедляя шага, вошёл в озеро.

Тут же из-под свода грота ударил ослепительно-белый луч. В его холодном свете белый балахон тени полыхнул серебром и вдруг заколебался, как будто подул сильный ветер, — хотя стоящий в считанных шагах Люм никакого ветра не ощущал. Действие луча длилось считанные мгновения. Погаснув, он навсегда унёс с собой тень.

А опустевший балахон медленно осел на воду…

* * *

— Выходит, это озеро что-то вроде местного кладбища? — перебил рассказчика Корсар.

— Выходит, — кивнул Люм и продолжил: — Потом я взвалил тебя на плечи, прочёл формулу «Возвращения» и зашагал обратно. Вернувшись в комнату, я уложил тебя на топчан, снял «Невесомость» и стал ждать, когда ты очнёшься.

— М-да, занятная история, — подытожил услышанное Корсар. — Но, дружище, я так и не понял: как это зловещее озеро может помочь тебе встретиться с Хозяином Пещер Теней?

— Белый луч над озером очень мне напомнил белые щупальца, атаковавшие тебя три недели назад в моей каюте. А белыми щупальцами управлял лично Хозяин Пещер Теней. Исходя из этих дух фактов, я пришёл к выводу, что луч тоже подчиняется напрямую только ему самому. Значит, через луч можно добраться до Хозяина Пещер Теней. В папирусе так и было начертано: «И лунный луч укажет путь во тьме!» — радостно и торжественно процитировал Люм. — Ай да папирус!

— Ну хорошо, допустим, лунный луч над озером и Хозяин Пещер Теней действительно тесно связаны. Но как, интересно, ты собираешься через луч до него дотянуться?

— Очень просто, — улыбнулся Высший, — я произнесу заклинание «Смерть», дойду до озера, встану под лунный луч и посмотрю, что произойдёт.

— Да ты просто сумасшедший! — горячо возразил Корсар. — и думать об этом забудь! Я не позволю тебе так рисковать. Люм, ведь ты же сам мне только что рассказывал, как на твоих глазах луч извёл тень.

— Со мной, надеюсь, такой номер не пройдёт…

— Нет, и даже слушать ничего не желаю, — перебил великан. — Это же верная смерть. Тебя погубит луч, и я снова станусь в Пещерах куковать в одиночестве.

— Да, с чего ты взял, что я погибну! — теряя терпение, вспылил Люм. Но быстро взял себя в руки, и дальше заговорил гораздо спокойнее: — В отличие от погибшего на моих глазах колдуна, я вовсе не жажду умереть, а, заметь, заклинание «Смерть» создано именно для стоящих на пороге смерти…

— Вот и нечего судьбу искушать! — встрял неугомонный Корсар.

— Пожалуйся, выслушай до конца, — попросил Высший маг и продолжил: — Кроме того, уверен, я смогу контролировать заклинание. Очень может быть, что лунный луч вообще не причинит мне никакого вреда, я выйду на контакт с Хозяином Пещер Теней и побеседую с ним… Если же луч все-таки меня атакует — столкнётся с моей магической зашитой. Три недели назад тысячам белых щупалец, не менее мощных, чем лунный луч, чтобы пробиться сквозь неё, потребовалось более минуты — значит, у меня будет достаточно времени, чтобы развернуться и выйти на берег. За границей озера атака луча прекратится, я прочту заклинание «Возвращение» и вернусь… Дружище, не беспокойся за меня. Интуиция подсказывает мне, что всё обязательно получится, как я задумал, и моя встреча с Хозяином Пещер Теней непременно состоится. Доверься мне, я знаю что делаю! Я верю в судьбу, приятель. А она подала мне сегодня знак в виде путеводной строчки на свитке папируса.

Корсар покачал головой и недовольно проворчал:

— Эх, упрямый ты какой.

— Чем попусту хаять, лучше помоги каким-нибудь дельным советом.

— Нужны тебе мои советы, как же, — отмахнулся Корсар. — Все равно, по-своему сделаешь. — Он тяжело вздохнул и продолжил: — Ну раз уж решился, пообещай мне хотя бы не геройствовать и не быть чрезмерно самонадеянным. Люм, как только почувствуешь, что луч терзает твою защиту, немедленно все бросай и марш из воды.

— Корсар, ты прямо, как моя мамочка, — усмехнулся Люм. — Ладно, ладно, обещаю беречь себя, любимого.

— Ну и когда же ты собираешься воплотить свою отчаянную затею в жизнь?

— Сейчас мы поужинаем, и я займусь составлением защиты. Потом часок-другой покемарю, и с утра пораньше думаю двинуться в «последний путь».

— Типун тебе на язык.

— Эй, эй, приятель, полегче, — рассмеялся Люм. — Желания магов, знаешь ли, имеют обыкновение сбываться… А куда же ещё, скажи на милость, может отправиться чародей, произнеся заклинание «Смерть»?

— Говоришь, желания магов имеют обыкновение сбываться?

— Всё, всё, молчу.

— Ладно, остряк, займись-ка лучше защитой, а я позабочусь об ужине…

Не очень-то доверяя обещаниям Высшего мага быть паинькой, Корсар, воспользовавшись беспамятством друга в первые минуты действия заклинания, сделал неглубокий надрез на его левой руке и стряхнул несколько капель свежей крови Люма в стакан с обычной водой. Быстрой скороговоркой он прочёл над стаканом короткое заклинание и запечатал его магической печатью. Потом наложил на рану друга тугую повязку.

Теперь, если верить два дня назад заученному заклинанию, в распоряжении Корсара имелось средство способное в течение трех ближайших часов избавить Люма от любого недуга. А если потребуется, то, возможно, даже подарить ещё одну жизнь.

Глава 4

Специально скорректированные, с учётом наблюдений за Корсаром, защитные заклинания частично заблокировали воздействие заклинания «Смерть» и, когда Люм очнулся после короткого беспамятства, он, как и обещал другу, вполне мог контролировать свои действия.

Воздействие заклинания ограничилось лишь побуждением немедленно встать с кровати и идти вперёд, куда глаза глядят.

— Не скучай тут без меня, я скоро, — объявил другу Люм, поднимаясь с кровати. Это он сделал специально, чтобы показать Корсару, что с ним всё в порядке, и ситуация у него под контролем.

Выйдя из комнаты, Люм зашагал по мрачному подземному коридору, полностью доверившись навеянному заклинанием побуждению просто бесцельно идти вперёд.

Озеро неожиданно вынырнуло из-за очередного поворота точно так же, как и вчера, когда он шёл следом за Корсаром по прошествии все того же получаса.

Ни на мгновенье не замедляя шаг, Люм направился к воде.

Осталось пять шагов… три… один…

— Эх, где наша не пропадала! — пробормотал себе под нос Высший и сделал последний шаг.

…Никакого удара лучом не последовало, потому что нога Высшего застыла в воздухе, так и не опустившись в зловеще чёрную воду озера.

У самой кромки воды Люм вдруг превратился в истукана, с нелепо задранной левой ногой — именно так описал бы произошедшую с Высшим магом неприятность сторонний наблюдатель.

30
{"b":"11119","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Щегол
Стальное крыло ангела
Земля перестанет вращаться
Не плачь
Не жизнь, а сказка
Мама для наследника
Путы материнской любви
Сабанеев мост
Все, что мы оставили позади