ЛитМир - Электронная Библиотека

В гордой осанке Корсара по-прежнему не было и намека на страх. Рядом с этим большим, сильным и уверенным в себе человеком Студент с Лилипутом поневоле начали чувствовать себя какими-то слабыми и беззащитными, хотя у руках у рыцарей были совсем не бутафорские клинки и глаза их пылали праведным гневом. Но… Как презрительно Корсар смеялся им в лицо. Что за этим могло крыться? Или он и впрямь сумасшедший, и секрет его бесстрашия в безумии?

— Хотите, открою вам маленький секрет, господа-гроз-ные-рыцари-со-страшными-мечами? — продолжал издеваться маг-великан, словно нарочно провоцируя рыцарей. — Корсара невозможно запугать! Это факт, с которым вам придется смириться. Очень может быть, его можно убить — точно сказать не могу, уж извините, ещё ни разу умирать не доводилось. Кстати, если хотите разлучить меня с жизнью, то — смелее! Я не стану отклоняться от ваших мечей и не наложу на вас никакого заклятья. Желаете убить — убивайте! Только не смейте делать из меня шута в своей комедии!.. А вам, сэр Стьюд, я искренне не советую больше на меня шипеть. Ещё одно слово из ваших уст со змееподобной интонацией, и я лично вырву вам язык. И ПЛЕВАТЬ Я ХОТЕЛ НА ВАШИ ЖЕЛЕЗКИ! — зарубите себе это на носу!.. Теперь по поводу Люма. У меня к вам вопрос, господа рыцари. Не сочтите за дерзость, уж будьте так любезны, ответьте. Стьюд, вы умеете колдовать?.. А вы, Лил?.. Может быть вы, милорд, или эта прелестная леди?

— Какого черта, Корсар, ты прекрасно знаешь!.. — взо-Рвался Лилипут.

— Не надо грубить, сэр Лил! — оборвал его Корсар. — Вам это не к лицу! К тому же я гораздо старше вас!.. Раз уж Вы не умеете колдовать, то будьте так любезны, не лезть ко м«е со своими…

Корсару тоже не дали договорить — его перебил Студент, "есмотря на предупреждение мага, интонацию он не сменил.

— Я не умею колдовать, маг, и у меня в руках обычные железки, на которые тебе плевать. Так попробуй вырвать мне язык, и тебе больше не придется выслушивать мое шипение. Ну же, Корсар, ведь ты обещал! Жду не дождусь! Давай, доставь нам всем удовольствие.

Вдруг Лилипут снова потерял контроль над своим телом, но в этот раз он вовсе не застыл парализованным, а превратился в послушную чужой воле марионетку. Повинуясь приказу зачаровавшего его мага, он отступил от Корсара, убрал меч в ножны и, как следует размахнувшись, заехал Студенту кулаком в грудь.

Славный мечник отлетел от мага-великана на добрую сажень и в следующую секунду сверкал ошалевшими глазами уже в направлении Лилипута. Понятное дело, о Корсаре он и думать забыл.

— Лил, ты спятил?!… Что происходит?!… Парень, очнись, это же я, Стьюд!

Но Лилипут не мог говорить. Его, сделавшиеся вдруг чужими, руки взметнулись в боксерскую стойку, норовя в любую секунду обрушить тяжёлый кулак на челюсть друга-рыцаря.

Наблюдая подобную невменяемость, Студент попятился за спину Шиши и, от греха подальше, швырнул мечи на пол.

Вэт с Гимнастом одновременно прыгнули с двух сторон и повисли у Лилипута на руках. В тоже мгновенье чары мага рассеялись, и рыцарь почувствовал себя свободным.

— Стьюд, извини, дружище, я не хотел, — перво-наперво повинился Лилипут перед другом. — В меня словно бес вселился. — Обернувшись к магам, он потребовал объяснений: — Признавайтесь, ваших рук дело?!

На самом деле у Корсара, разумеется, и в мыслях не было вырывать язык этому, пусть чересчур зарвавшемуся, но тем не менее очень уважаемому им, рыцарю. Студент болезненно переживал потерю близкого ему человека, и маг прекрасно понимал его чувства. Но хорошенько проучить рыцаря все же следовало.

«Тролль меня раздери! — неистовствовал про себя маг. — Я только что сотворил сложнейшую волшбу, безумно устал, пытаясь вдохнуть жизнь в Люма, а вместо „спасибо“ — ощутил бодрящий холод стали у шеи и сердца. А сколько злых упрёков и оскорблений прозвучало в мой адрес за эти пять минут!.. Ну что за народ эти рыцари, чуть что не так — сразу за меч. Ну держись, сэр Стьюд, сейчас я преподам тебе урок!»

План Корсара был очень прост. Он собрался вызвать дерзкого мечника на обычный поединок. Поединок на мечах. При этом он бы гарантировал, что к помощи магии не прибегнет. Зная, как сильно рыцарь гордится своим мастерством владения мечами, маг не сомневался, что Студент примет вызов. И тогда пусть победит сильнейший! Все же Корсар прожил на этом свете на добрую сотню лет больше, а одно из его немногих увлечений — занятия фехтованием. Если повезет, то ему надолго удастся сбить спесь с этого задиры, к примеру, обезоружить славного мечника, выбив из его рук оба меча, а затем милостиво подарить рыцарю жизнь.

«Ну что с ним будешь делать! Опять эти презрительные шипящие интонации в голосе…» — Решившись привести свой план в исполнение, Корсар был неприятно удивлен, обнаружив, что больше не может говорить.

Как раз в этот момент кулак Лилипута ни с того ни с сего врезался в грудь ничего не подозревающего Студента. Но маг-великан так был шокирован своей внезапной немотой, что на разворачивающийся пред глазами спектакль смотрел отчужденными, ничего не понимающими, стеклянными глазами.

Разумеется, это была магия! Его зачаровали очень простым заклинанием, превращающим язык в камень. Изумляло другое: как же умудрилось чужое колдовство так легко проникнуть через его, Корсара, магические барьеры?

«Неужели Кремп? Да нет, что за чуть! Быть такого не может! Заклинание мага второй ступни я бы, без сомнения, почувствовал. Но если не Кремп, то кто? Ерунда какая-то! Ладно, перво-наперво надо избавиться от этой…»

— …пакости, а там поглядим. — Неожиданно для самого себя, окончание зародившейся в мозгу фразы он произнес вслух Корсар вновь обрел способность говорить. Чужая волшба исчезла так же внезапно, как и появилась.

— Лил, Корсар, друзья, прошу у вас прощения, это под мои чары вы попали. И ты, Стьюд, зла не держи, это я ударил тебя, временно завладев телом Лила. Но вы сами виноваты — вы просто не оставили мне другого выбора. Если бы я не вмешался, вы бы перерезали горло бедняге Корсару! Что тут у вас творится, друзья мои? И, вообще, скажите на милость, как вы все здесь оказались?

Но заданные вопросы так и повисли в воздухе, по той простой причине, что никто из присутствующих и не надеялся ещё когда-нибудь услышать этот голос.

Хозяин голоса всё ещё лежал на жесткой кровати. Лицо его было нахмурено, оно всё ещё оставалось очень бледным, с заострившимися чертами, но выглядело уже вполне живым.

ЖИВЫМ — в этом не было никаких сомнений!

Лом в очередной раз обвел собравшихся недоумевающим взглядом. Глаза его остановились на Кремпе, и Высший едва заметно улыбнулся.

— Кремп, дружище, сдается мне ты единственный здравомыслящий человек среди этого сборища безумцев. Объясни же мне, что происходит? Как вы сюда попали? И почему все смотрят на меня, как на какое-то диковинное чудо-юдо?

Старик кривовато улыбнулся и, вместо ответа, спросил сам:

— Высший, как вы себя чувствуете?

— Паршиво, братец, очень паршиво, — честно признался Лом, со стоном приподнимаясь на локтях. — Такое впечатление, как будто тело состоит не из плоти и крови, а из деревянных чурбанов. Все мышцы сводит, веришь, нет? Все до единой! Я буквально утопаю в облаке собственных целительных заклинаний. Первый раз в жизни со мной такое безобразие творится. Даже разговаривать больно… А ещё, представляешь, мне всю ночь кошмары снились, будто бы… Да не важно! Но ты не ответил на мой вопрос. Как вы здесь очутились?

— Неужели вы ничего не помните?

— Кремп, прекрати объясняться загадками, — поморщился Лом. — Что, собственно говоря, по-твоему, я должен помнить?

— Но вы же…

— Дружище Лом! Ну ты даешь! — Студент (впрочем, не один он) долго не мог поверить собственным глазам и ушам. А поверив, конечно же не смог сдержать нахлынувшей радости. — Посох Мощи!.. Нет спасения!.. Ха-ха-ха!.. Ну ты нас и напугал! А мы ведь уже тебя на полном серьёзе в покойники записали! Понимаешь, этот Наз, зараза, так все натурально исполнил…

65
{"b":"11119","o":1}