ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прошедшая вечность
Магическая уборка для детей. Как искусство наведения порядка помогает развитию ребенка
Интимная гимнастика для женщин
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется
Тихий уголок
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Все, кроме правды
Сабанеев мост
Шоколадное пугало

— Друзья мои, совершенно очевидно, что источник всех наших бед — Высший маг Наз, — начал он. — И пока мы не остановим его, нам всем нигде не будет покоя. Вы с этим согласны?

Все по очереди кивнули.

— Согласны, то мы согласны, но прежде чем остановить его нужно ещё отыскать, — озвучил общие сомнения Студент. — Ты знаешь, куда он смотался из белого зала?

— Нет, не знаю. И это ещё один довод в пользу повторной встречи с Богом Лунного Камня.

— Да, пожалуй ты прав, — кивнул Студент. — И когда думаешь к нему отправиться?

— А чего тянуть. Самочувствие у меня вроде бы нормальное. Пожалуй, можно попробовать прямо сейчас.

— Даже не думай, — решительно возразил Корсар. — Ты ещё слишком слаб и не сможешь долго контролировать заклинание «Смерть».

— Значит для заклинания «Перемещение» я достаточно силён, а с заклинанием «Смерть» не управлюсь?

— Во время перемещения мы с Кремпом будем рядом и сможем поддерживать тебя своей магической энергией, а заклинание «Смерть» тебе придётся контролировать в одиночку. Лучше не рисковать. Подумай, что с нами будет, если ты вдруг не справишься и сгинешь. Мы же тогда навечно в этих Пещерах останемся.

— Да, Лом, я полностью согласен с Корсаром, — поддержал великана Студент. — Не стоит горячку пороть. Ты сперва как следует отдохни, наберись сил.

— Да в порядке я.

— А кто спорит? — подключился к уговорам Лилипут. — Разумеется, в полном порядке. Но ты ведь не бросишь нас тут вот так сразу. Всё-таки мы два месяца не виделись.

— Точно, Лом, парни дело говорят, — подхватил Гимнаст, — давай-ка сперва отпразднуем нашу встречу, а уж потом займёмся делами.

— Вот ведь хитрецы, — улыбнулся Высший. — Ладно, уговорили, будем праздновать. Корсар распорядись…

— Прежде чем начнём, у меня ещё один вопрос, — неожиданно перебил Кремп. Все в комнате посмотрели на старика с плохо скрываемым раздражением. Студент аж плюнул с досады. Маг же спокойно продолжил: — Лом, я бы хотел посмотреть на твой свиток папируса. Однажды он уже помог вам с Корсаром в трудную минуту, быть может и сейчас мы обнаружим в нём дельный совет.

— Молодчина, Кремп, — похвалил старика Лом. — Как же я сам-то о нём позабыл. Корсар, ты не помнишь, куда я его положил.

— Как обычно, в книгу какую-нибудь сунул.

— Вот досада, убей не помню в какую. Ну да не беда, сейчас отыщем. Друзья, берите каждый по книжке, пролистайте её и, если обнаружите между страниц желтоватый листочек, несите его мне.

— Да тут у вас этих книг больше сотни. Пылищу сейчас поднимем — не продохнёшь, — возмутился Студент.

— Разговорчики в строю! — прикрикнул Лом. — Ну-ка, живо за работу.

— Вот ведь, болван старый, — зашипел себе под нос Студент, открывая первую книгу. — Из-за его дурацкого любопытства накрылось теперь наше застолье.

В течение следующего получаса друзья тщательнейшим образом исследовали все книжки, громоздящиеся в высоченных стопках на столе и лежащие в двух здоровенных сундуках, но тщетно — старой бумаженции нигде обнаружить не удалось. Друзья также обшарили все темные уголки в комнате, куда мог закатиться свиток папируса, увы, но и эти поиски не принесли результата.

Пропажа драгоценного свитка подхлестнула память Высшего, и он вдруг вспомнил, что последний раз видел свой папирус в руках у Наза. Каким образом врагу удалось его похитить? На этот вопрос ни у Люма, ни у Корсара не нашлось ответа…

Чтобы растормошить друзей, приунывших после пропажи полезного папируса, Лом с Корсаром вызвали Плуста и приказали ему организовать роскошный праздничный обед. Возможно паренька и шокировало обилие гостей в комнате Корсара, но к чести его следует заметить, что виду он не подал и, молча выслушав восемь гастрономических фантазий, вежливо раскланялся и удалился исполнять заказ.

Через полчаса очищенный от книг стол уже ломился от обилия кушаний и напитков. Все быстренько вокруг него расселись. Корсар до краёв наполнил восемь кубков, а Лом провозгласил первый традиционный тост:

— Ну, за встречу!

И понеслось…

Какое замечательное во всех отношениях вино хранится в кладовых Пещер Теней! Вопреки обилию выпитого, утром ни у кого из участников вчерашнего застолья не было и намёка на похмелье.

Проснулся Лилипут скорее поздно, чем рано. Точное время суток в подземной комнате определить было довольно проблематично.

Итак, он открыл глаза, сладко, от души потянулся и… Аж взвыл от жуткой боли одновременно в руках, ногах и спине. Оказалось, что всё его тело после долгого сидения на жестком стуле, в буквальном смысле слова, совершенно одеревенело. И стоило ему шевельнуться, как мышцы скрутила болезненная судорога.

— Смотрите-ка, ещё один очухался. — Студент даже не пытался маскировать своего злорадства. — Эк тебя, братец, перекорёжило. Ну как спалось, какие сны грезились? Давай, не томи, рассказывай. Ну, чего молчишь?

— Отвл… — это всё, что удалось Лилипуту кое-как прокряхтеть в ответ. Он был полностью сосредоточен на борьбе со сковавшей тело судорогой. В кой-то веки раз Студент получил возможность безнаказанно всласть над ним покуражиться и, разумеется, не упустил шанса отвести душу:

— Чё, чё ты там бормочешь?.. Ха! Видел бы ты, Лил, сейчас себя в зеркало — ну очень комическое зрелище. Вообрази! Ручки, ножки скрючены, голова скособочена, волосы на загривке вздыблены, выражение лица совершенно дебильное, а в глазах лихорадочный блеск сумасшедшего. Правда ведь жалко, что в этой комнате нет зеркала? Ты бы всласть посмеялся, прям как я — ха-ха-ха!.. Да уж, такое не часто увидишь. Вон ведь как бедолага пыжится, старается — а что толку? Всё одно полюбоваться на свои гримасы не судьба…

— Помг… мн… — снова кое-как прохрипел Лилипут.

— Чё сказал? Кончай бубнить, говори нормально, я тебя не понимаю.

— Гааад!

— Видишь, можешь же когда захочешь. Ладно, пошутили и будя, вставай уже, двигай стул, присаживайся к столу, отведай чайку горячего, булочек… Эк тебя, братец, снова перекосило. Неужто так булочки не нравятся? Ну не хочешь не ешь, никто ведь тебя силой не принуждает. Только зря, батенька, отказываешься. Ой, зря! Они, знаешь ли, такие мягенькие, тепленькие, с хрустящей корочкой, только что из печки. Прямо-таки ум отъешь… О! Кстати, Лил, ты не разу не пробовал ум отъедать? Да ладно уж, не кривись, это я так, к слову, не хочешь отъедать — не надо. Здешний чай и без булочек тоже, знаешь ли, вещь совсем недурственная…

К счастью для Лилипута, вдохновенный монолог Студента привлёк внимание магов, которые в дальнем углу комнаты о чём-то очень тихо перешёптывались. Корсар с Кремпом заметили корчащегося от боли рыцаря и поспешили к нему на помощь.

Целительные заклинания двух опытных чародеев в два счёта избавили тело Лилипута от болезненных судорог. На вмешательство магов Студент отреагировал разочарованным бурчаньем. Но когда Лилипут, пододвинув свой стул к столу, уселся завтракать, Студент хозяйственно засуетился вокруг него, наполняя стоящую перед другом чашку крепким ароматным чаем и подвигая к нему тарелочку с доброй дюжиной румяных булочек.

Оказав помощь рыцарю, маги вернулись в свой угол и, как ни в чём не бывало, возобновили прерванный разговор.

Гимнаст, Шиша и Вэт все ещё досматривали сладкие утренние сны, так что Лилипуту волей-неволей пришлось задавать совершенно очевидно возникающий вопрос ранней пташке — Студенту.

— Ты не в курсе, куда подевался наш Высший? — поинтересовался Лилипут, разламывая маленькую булочку и отправляя одну из половинок в рот.

— Почему же не в курсе, очень даже в курсе, — живо откликнулся Студент. — Дрыхнуть меньше надо и тоже будешь, в курсе. А то хорошо, понимаешь, устроился…

— Эй, какая муха тебя укусила? Я всего лишь задал тебе вопрос. Просто ответь куда свалил Лом, и больше мне от тебя ничего не надо.

— Вопрос он задал, ха! И больше ему ничего не надо, ха-ха-ха! А на то, что я тут уже полтора часа кукую в совершенном одиночестве, тебе конечно наплевать.

67
{"b":"11119","o":1}