ЛитМир - Электронная Библиотека

Очень скоро узкие улочки Норка Паука превратятся в поля кровопролитных сражений — бессмысленных и беспощадных, в которых не будет ни правых, ни виноватых, и все будут остервенело драться против всех.

Балт не хотел ввязываться в неминуемую свару между кланами, а раз так, то ему оставалось одно — уносить ноги с острова, пока ещё отсюда можно было сбежать. Главе клана Серого Пера уже давно хотелось вырваться на океанский простор из опостылевшей Норки, и вот, наконец, ему представилась такая возможность.

Как один из трёх уцелевших в побоище гаралов, Балт законно претендовал на титул правителя Норки Паука и считался чрезвычайно опасным соперником для других кандидатов. Поэтому его намерение покинуть остров (и забрать с собой ещё одного реального претендента на владычество — своего ютанга) не встретило ни малейшего сопротивления со стороны руководства остальных девяти кланов. Более того, соперники Балта были готовы сами во всю мощь своих легких дуть в паруса корабля, уносящего из Норки Паука его самого и его опасного помощника.

И вот поздним вечером того же дня Балт и Ремень покинули дворец клана Серого Пера и под охраной отборной сотни зуланов отправились в бухту Норки Паука. Здесь они вместе с зуланами беспрепятственно перебрались на большой трёхмачтовый корабль и, дождавшись прилива, покинули остров…

А на рассвете следующего дня в окно каюты Балта влетел белый голубь, к лапке которого была прикреплена записка.

Заинтригованный гарал быстро поймал птицу, снял с её лапки свёрнутый в трубочку листочек, развернул его и прочёл примерно следующее:

Уважаемый, Балт!

Если вам дорога жизнь ваших друзей, прикажите немедленно развернуть корабль и плыть дальше строго на северо-запад. Примерно через два часа вы увидите в океане белую лодочку. В ней будут находиться небезызвестные вам сэр Лил, сэр Стьюд и господин Шиша. Поторопитесь, иначе они погибнут.

Под запиской не было ничьей подписи, она была написана ровными печатными буквами, эти две особенности навели Балта на мысль, что автор замаскировал свой почерк из-за боязни быть узнанным. Среди присутствующих на корабле людей о Лиле, Стьюде и Шише мог знать только Ремень, он же, как ютанг, имел доступ к почтовым голубям клана Серого Пера и мог запросто прихватить с собой парочку на корабль, и, наконец, его почерк был великолепно знаком Балту. Вывод напрашивался сам собой.

Балт вызвал к себе в каюту ютанга, предъявил ему записку и потребовал объяснений. Но, вопреки ожиданиям гарала, Ремень категорически отрицал своё причастие к этому забавному утреннему происшествию с почтарём и клялся, что никакой записки Балту не отправлял.

Отчаявшись добиться от помощника правды, Балт вынес ему свой суровый приговор — мол, раз Ремень так яро упорствует, Балт сделает вид, что эта анонимка и впрямь не его рук дело, и начнёт действовать точно в соответствии с её инструкциями, но если через два часа Лил, Стьюд и Шиша не поднимутся на борт их корабля, то он устроит Ремню такую выволочку, что шутник-ютанг на всю жизнь запомнит, как это больно надсмехаться над своим гаралом.

Когда Ремень выходил из каюты Балта, его лицо было белее снега…

— Сейчас-то я понимаю истинную причину испуга бедняги. Похоже, Ремень, действительно, у меня в каюте впервые увидел ту спасительную для вас записку. Но сегодня утром я был уверен, что кислое выражение его лица это результат моего разоблачения, а бледность — от страха перед неминуемым наказанием… Далее вы уже и сами, наверняка, догадались. Два часа мы плыли строго на северо-запад и вдруг на самом деле увидели маленькую лодочку, барахтающуюся среди огромных волн. Когда же из неё к нам наверх вскарабкались сперва Лил со Стьюдом, а затем и Шиша, я был просто потрясён.

Балт закончил свой рассказ, и в кают-компании на некоторое время воцарилось молчанье. Первым его осмелился нарушить непоседа Студент.

— М-да, не скучали вы в наше отсутствие, — подытожил он услышанное и тут же, не без гордости, продолжил: — Но и мы, уважаемый Балт, тоже времени даром не теряли. После того, как ваш корабль доставил нас в Солёный, вокруг нас тоже такая карусель завертелась, что о-го-гошеньки-го-го!

— Считай, что ты меня заинтриговал, — отозвался Балт. — Давай-ка, дружище Стьюд, расскажи о ваших приключениях. Я весь внимание.

Студента не нужно было долго упрашивать. Опустив скучные подробности почти двухнедельного плавания от Норки Паука до Солёного города, свой рассказ он начал сразу с того, что весьма красочно расписал, как двум бравым рыцарям и удалому трактирщику, волей случая впервые оказавшимся в совершенно незнакомом городе, удалось всего за каких-то два-три часа отыскать логово затаившегося лорда Гимнса и своим, весьма своевременным, появлением предотвратить его неминуемое убийство. Потом он поведал о разоблачении помешавшегося на мести итана, и о последующем искреннем раскаянии их пленницы. Далее рассказчик описал, как Бэт ночами напролёт, вместе с магом Кремпом, дежурила у постели полумёртвого от её же побоев брата, и как, придя через несколько дней в себя, лорд Гимнс великодушно простил свою мучительницу. Славный мечник поведал о судьбоносном собрании в доме барона Бальза, на котором Вэт впервые рассказала своим недавно обретённым друзьям о таинственном трёхэтажном особняке в заброшенной белой деревне и о странной белой комнате в нём, как маг Кремп вдруг заинтересовался рассказом девушки, и, с его подачи, друзья решили наведаться в этот загадочный особняк, благо белая деревня находилась всего в двух часах езды от дома гостеприимного барона. Студент рассказал, как, добравшись до особняка и войдя в него, он и пятеро его спутников оказались внутри огромного ослепительно-белого зала и увидели там двух сражающихся друг с другом Высших магов, в одном из которых признали своего друга, а в другом — заклятого врага. Далее рассказчик поведал: как благодаря его самонадеянности, друг Лом пропустил смертоносный удар Посоха Мощи Наза, и как лишь чудо-меч Лила смог остановить победное шествие неуязвимого чародея; как их прощание с погибшим другом было прервано эффектным появлением Корсара, и как маг-великан, зародив в друзьях надежду спасти Люма, вынудил их всех переместиться через портал из светлого просторного зала в кромешную тьму подземелья…

— …Вот так мы оказались в Пещерах Теней, — торжественно объявил Студент и наконец перешёл к финальной части своего рассказа: — Ведомые Корсаром мы долго бежали в непроглядной тьме… — Далее он подробно описал, как всем было плохо в первые минуты после сумасшедшего бега по коридорам подземелья. К счастью, мучения оказались не напрасными, Корсар сдержал свое обещание и смог вновь вдохнуть жизнь в бездыханное тело Высшего мага Люма.

Последовавшие друг за дружкой рассказы Балта и Студента растянулись аж на пять часов, и к тому моменту, когда Студент закончил говорить, был уже поздний вечер. Все, и говорившие, и слушавшие, изрядно утомились. К тому же у восьми из одиннадцати собравшихся в кают-компании людей сегодняшнее утро выдалось чересчур богатым на переживания и потрясения, они потратили уйму сил, как физических, так и моральных, и нуждались в отдыхе. Поэтому было решено перенести заседание совета на завтрашнее утро, тогда же Высший маг Лом и маг Корсар поведают о своих злоключениях в Пещерах Теней. После чего людях, оказавшимся волей случая на одном корабле, предстояло определиться с планом их дальнейших действий.

Но это будет завтра, а на сегодня Балт объявил заседание совета закрытым и предложил всем расходиться по своим каютам.

* * *

Проводив Вэт до каюты и дождавшись, пока девушка войдёт в неё и захлопнет за собой дверь, Лилипут повернулся к своему провожатому и решительно заявил:

— Извини, дружище Ремень, но в этот раз я не составлю тебе компанию.

— О чём это ты, приятель? — насторожился ютанг. — Мне уже доложили, что в каюте нас поджидает накрытый всякими вкусностями стол и полбочонка отменного вина.

76
{"b":"11119","o":1}