ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне впервые в жизни не удалось себя заставить, — пожаловался Корсар.

— Да ладно, не бери в голову, — посоветовал Высший и, окинув глубокомысленным взором звездное небо, продолжил: — Ты слишком много времени провел под землей, твой организм ещё не успел полностью восстановиться. Это нормально. Сам посуди, столько на тебя вдруг обрушилось ощущений, запахов, звуков, основательно позабытых за время подземного заточения. Плюс эйфория от того, что удалось-таки вырваться из плена. Видишь, я тоже не могу уснуть, хотя в отличие от тебя, в Пещерах Теней провел значительно меньше времени. Но ничего, я тебя уверяю, следующей ночью будем мы с тобой сны смотреть, как миленькие.

— Нет, Лом, ты меня не понял, — возразил Корсар. — То, что у меня самая обычная бессонница — это ясно, как вздох. Подобная неприятность со мной случается не в первый раз — все же, как ни как, сто тридцать лет уже живу на белом свете. Проблема в том, что до сегодняшнего дня. когда мне позарез требовалось отоспаться и восстановить силы, а просто так уснуть не получалось, я произносил заклинание «Быстрый сон» и в течение считанных минут легко засыпал. Сегодня за ночь я произнес это заклинание раз двадцать и, как видишь, до сих пор ни малейшего эффекта — я по-прежнему бодрствую.

— Не забывай, Корсар, что мы потратили уйму магической энергии перенося друзей из Пещер Теней под открытое небо, а потом ещё больше часа удерживали лодку среди гигантских волн.

— Лом, не нужно делать из меня идиота, — возмутился Корсар. — Я маг со столетнем стажем, так неужели ты думаешь, я не смогу определить: хватит мне магической энергии для сотворения заклинания или нет?

— Ну что ты, Корсар, у меня и в мыслях не было тебя обижать, — пожал плечами Лом. — Я просто пытался отыскать более-менее разумное объяснение происходящему. Ведь заклинание-то, сам говоришь, не сработало…

— Раньше у меня замечательно выходила эта волшба с гораздо меньшим запасом магической энергии, нежели сейчас.

— А может?…

— Нет, в магической формуле я тоже твёрдо уверен. По-моему, дружище, все дело в том, что мы начинаем терять магическую силу, и из способных творить заклинания чародеев превращаемся в самых обыкновенных людей.

— Сдается мне, Корсар, ты уже грезишь наяву! — усмехнулся Высший. — Как это теряем магическую силу? Корсар, дружище, о чем ты говоришь! Мы просто ужасно вымотались за сегодняшний день, вот и лезет тебе всякая чушь в голову, уверяю тебя, очень скоро ты будешь от души смеяться над своей бурно разыгравшийся фантазией.

— Сильно сомневаюсь, — грустно покачал головой Корсар и неожиданно предложил: — А почему бы тебе не сотворить… ну, к примеру, простенькую голубую молнию.

— Что за глупые шутки! Оглянись, ночь ведь на дворе, а мы, между прочим, в гостях. Ты же сам знаешь, что голубая молния шарахнет так, что весь корабль на уши встанет. И так нас Балт из-за балахонов побаивается — хочешь его с ума свести? Кто потом, скажи на милость, будет с гаралом объясняться?

— Ну хорошо, — не унимался маг-великан, увлекшись идеей, — хорошо, извини, брякнул не подумав. Голубая, действительно, слишком много шума наделает. Тогда сотвори зеленую, насколько я помню, она практически беззвучна.

— Похоже, от тебя не отвяжешься, — сдался Лом. — Ладно, гляди в оба, этот фейерверк я посвящаю тебе, дитятко ста тридцатилетнее.

Лом скороговоркой пробормотал себе под нос нужное заклинание и картинно щелкнул пальцами.

Результат его очень удивил. Вместо красивой, сочной, ветвистой ярко-зеленой молнии, с кончика указательного пальца его правой руки сорвались лишь четыре крошечные искорки грязно-коричневого цвета.

Корсар хмыкнул и добил Высшего:

— Ну что, Люм, судя по выражению твоего лица, ты теперь тоже грезишь наяву.

— Но, Корсар, — Лом рассеянно хлопал глазами. — Но, как же так? Ведь я же… Да не может быть!

Великан покачал головой и, не без издёвки, продолжил:

— Да, да, конечно. Просто это какой-то сбой, заклинание у тебя сорвалось. Понимаю, с кем не бывает, и на старуху бывает проруха — и Высшие маги иногда ошибаются. Так в чём же дело, попробуй ещё разок. А когда у тебя опять случится осечка — а она случится, я в этом нисколько не сомневаюсь, — попробуй снова. — Он похлопал друга по плечу, как недавно Лом его. — Словом, развлекайся, а я пойду прикорну. Как знать, может всё же удастся соснуть часок-другой. Да и замерзать я что-то начал, а сейчас, когда магия того и гляди станет нам совершенно не доступной, со здоровьем лучше лишний раз не шутить.

Не дожидаясь ответа, Корсар отвернулся от растерянного друга и ушёл обратно в каюту.

Лом же, задетый за живое его словами, раз десять подряд попытался воспроизвести зелёную молнию. Наиболее удачной оказалась четвертая попытка — из его пальца высыпалось аж семь изумрудных искорок. В итоге, он был вынужден признать правоту опытного чародея и, несолоно хлебавши, вернуться следом за ним в каюту.

И, как бы издеваясь над неудачей Высшего, стоило тому скрыться в каюте, ночное небо рассекла ослепительно-яркая, ветвистая зеленая молния. Следом прогремел оглушительный раскат грома, и вновь заморосил дождь.

На зарождающихся на горизонте, великолепных красках утренней зари в одно мгновенье был поставлен жирный крест. Небо снова заволокло хмурыми тучами. Наступил очередной пасмурный день.

После того как маги закончили рассказ о своих сумасшедших приключениях в Пещерах Теней, в кают-компании повисла напряжённая тишина. Все ждали реакции на услышанное от самого важного на корабле человека — гарала клана Серого Пера Балта. Но он, будто испытывая на прочность терпение сидящих за столом людей, следующие пару минут пребывал в глубокой задумчивости. Наконец морщины на его лбу разгладились, взгляд прояснился, и он заговорил:

— М-да, господа чародеи, задали вы мне задачку. Я, знаете ли, привык воспринимать теней, как всемогущих существ — благодетелей нашей Организации. И вдруг оказывается, что тени — это лишь порабощённые воздействием неких мифических Пещер чародеи. И, в сущности, они точно такие же люди, как вы и я. Ну и дела!

— Сожалею, что пришлось разочаровать вас, уважаемый гарал, — обиженно поджал губы Корсар.

— Друг мой, вы не так меня поняли, — примирительно улыбнулся Балт. — Поверьте, я очень ценю вашу искренность. Но мне потребуется какое-то время, чтобы свыкнуться с мыслью, что тени не сверхсущества… Ну а ты, Дууф, — гарал повернулся к капитану корабля, сидящему от него по левую руку, — что думаешь об истории уважаемых магов?

— Невероятная история, — отозвался Дууф, — просто невероятная. У меня голова идёт кругом от таких потрясающих новостей. Таинственные Пещеры Теней, Братство Бледного Лика, чародеи в белых балахонах — и за всем этим стоит некое могущественное существо, называющее себя Творцом нашего мира…

— А мы именуем его Богом Лунного Камня, — вдруг подхватил сидящий справа от гарала Ремень и, не скрывая своего искреннего возмущения, продолжил: — И маг Люм утверждает, что дважды встречался с Богом и разговаривал с ним так же запросто, как сейчас с нами.

— Вторая наша встреча не состоялась, — спокойно поправил Лом. — В этот раз моё общение с Творцом ограничилось получением от него зашифрованного послания.

— Уважаемый, и вы надеетесь, что я поверю этим байкам! Балт, сдаётся мне, нас водят за нос!

— Не горячись, дружище, — осадил помощника гарал. — Извините его, господа, — продолжил он, обращаясь уже к магам. — Но и Ремня можно понять. Согласитесь, ваша история настолько невероятна, что в неё трудно поверить.

— А вы сами, Балт? Вы нам верите? — спросил Корсар.

— Да, я вам верю. И, если хотите, могу объяснить почему.

— Было бы любопытно послушать, — ответил ему вместо мага ютанг.

— Тогда слушайте и не говорите, что не слышали… В отличие от Дууфа и Ремня, которые теней никогда в глаза не видели, а лишь слышали о них разные небылицы, мне, как главе клана, неоднократно приходилось иметь с ними дело. И слушая описания магами чародеев в белых балахонах, я ловил себя на мысли, что, если бы мне пришлось описывать Теней, моё описание полностью совпало бы с их описанием. А раз так, значит уважаемые маги и впрямь воочию видели теней — это первый аргумент в подтверждение их истории, дальше — анонимное письмо, благодаря которому мы смогли вовремя подоспеть к вам на выручку. Совершенно очевидно, что написавший его ещё задолго до того, как вы решились на бегство из Пещер, уже знал точное место в океане, где вы появитесь, перенесясь из Пещер. Вчера, собираясь на наше вечернее заседание совета, я попытался отыскать письмо, чтобы показать его вам, но, увы, среди бумаг на столе — а я точно помню, что положил его именно туда, письма не оказалось. Оно как будто испарилось. А сегодня утром, проснувшись, я обнаружил, что и клетка с Голубем, доставившим то спасительное письмо, опустела — невероятным образом почтарь смог выбраться из закрытой клетки. Все эти чудеса с письмом косвенно подтверждают, что за господами магами стоит могущественный союзник, который, оставаясь незримым, внимательно контролирует каждый их шаг — вот ещё один аргумент в подтверждение их рассказа… Ну что, Ремень, убедил я тебя? Ютанг растерянно кивнул.

78
{"b":"11119","o":1}