ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квартира. Карьера. И три кавалера
Метод инспектора Авраама
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
За них, без меня, против всех
Рой
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Мужчины как они есть
Время – убийца

— Спокойно, Дууф, — оборвал капитана Балт, — мне понятны твои опасения, и, кажется, я придумал как нам следует поступить, чтобы и ты, и наши уважаемые друзья остались довольны. Господа, с чего вы взяли, что для проникновения в город необходимо обязательно заводить корабль в порт? Вместо этого почему бы нам не послать на разведку шлюпку с отрядом надёжных бойцов? Через час-другой уже начнёт смеркаться — это нам на руку. Под покровом темноты наши лазутчики незамеченными выберутся на берег — опять же, прилив поможет им плыть — и беспрепятственно проникнут в город. В их распоряжении будет целая ночь, чтобы выпытать у горожан интересующую нас информацию. А на рассвете, с отливом, они возвратятся на корабль. И все останутся довольны — Дууф сохранит корабль, а вы получите ответы на свои вопросы.

Компромисс Балта примирил обе стороны, и уже сообща они стали обсуждать возможные кандидатуры в отряд лазутчиков. В результате, из гостей гарала в отряд вошли двое рыцарей и трактирщик, из окружении Балта — Ремень и шестеро зуланов клана Серого Пера, и из команды Дууфа — четверо его лучших матросов.

Отобранных людей собрали в кают-компании, где перед ними выступил Балт и объявил о возложенной на их плечи, ответственной миссии.

— …Задание это чрезвычайно опасное. По городским улицам разгуливают никем не контролируемые тролли, они убивают всякого, кто попадается им на пути, — описывал увиденные в подзорную трубу страсти гарал. — Кроме того, многочисленные шайки потерявших человеческий облик оборванцев грабят богатые дома в центре города. Им на глаза вам лучше тоже не попадаться, они ведут себя, как стаи диких зверей. Всё это я вам рассказываю для того, чтобы вы поняли, что от сплочённости ваших действий будет зависеть успех всей операции. И если у кого-то после моих слов появились сомнения, что он справится с заданием, лучше скажите об этом прямо сейчас, и, пока не поздно, мы подберём вам замену.

Ответом Балту было напряжённое молчание. Ни один из собравшихся в каюте воинов и матросов не выказал и тени страха перед предстоящим приключением.

— Я рад, что мы не ошиблись в выборе, — улыбнулся гарал. — Парни, желаю вам удачи и надеюсь, что все вы живыми и здоровыми завтра утром вернётесь обратно.

* * *

Вёсла в умелых руках матросов погружались в воду без единого плеска и лодка двигалась совершенно бесшумно.

Уже через полчаса с момента отхода от борта вокруг лодки сгустилась совершенно непроглядная тьма.

— И как это Ремню удается правильно определять нужное направление? Вот что значит пират в четвертом поколении, нюхом берег чует! — прошептал на ухо Лилипуту восхищенный безупречными действиями рулевого Студент.

Полторы мили, отделяющие корабль от острова, лодка преодолела примерно за час. После чего, её надежно замаскировали в прибрежных кустах близ одного из многочисленных причалов и, оставив четверых матросов охранять лодку, остальные члены маленького отряда бегом пересекли залитый лунным светом порт и скрылись в тени домов ближайшей улицы.

Организаторы вылазки позаботились, чтобы все не понаслышке знали о трудностях, ожидающих их на месте, и, перед отправлением в город, приказали каждому осмотреть столицу в подзорную трубу. И все же, действительность оказалась гораздо страшнее картинок со стороны. Даже зуланы, этой ночью впервые ступившие на землю острова Розы, были несколько ошарашены жалким видом легендарной столицы острова магов. Чего уж говорить про троих друзей, знавших Красный город очень хорошо. Они были настолько потрясены открывшимся в подробностях зрелищем, что в течение первых минут пребывания в городе просто молча бежали по развороченным улицам и смотрели по сторонам расширившимися от ужаса глазами.

Ещё на корабле в подзорную трубу отобранные для задания люди видели, как множество домов на окраинах города, в трущобах бедняков, были объяты пламенем или уже выгорели дотла, поэтому клубы едкого и чёрного в ночи дыма на улицах были для них не новостью. Спасаясь от удушливого чада, все члены отряда прижали к носу и рту заранее приготовленные мокрые тряпки и старались дышать через них. Но эта защита оказалась не очень надёжной, у всех вскоре стали слезиться глаза, появилась одышка и участились приступы мучительного кашля. К счастью, страдания эти длились не долго. По мере продвижения к центру города концентрация дыма в воздухе быстро уменьшалась, и уже на третьей улице дышать всем стало гораздо легче.

По обе стороны улицы тянулись цивильные каменные дома. Добрая их половина зияла пустотами снятых с петель дверей и разбитых окон — в лунном свете эти руины выглядели особенно зловеще. Те же дома, что уцелели, были наглухо заколочены.

Мостовые были густо усеяны битым стеклом, каким-то до неузнаваемости изувеченным хламом и кучами мусора. Часто попадались застоявшиеся и свежие лужи помоев. Время от времени среди всего этого разгрома встречались искалеченные трупы людей, и совсем ещё свежие, и уже порядком разложившиеся, никто здесь, похоже, и не собирался их хоронить. Складывалось впечатление, что отряд двигался по территории захваченной и разграбленной каким-то неведомым врагом. Причем боевые действия ещё отнюдь не закончились, и на горстку отчаянных смельчаков в любую минуту из-за очередного поворота может наброситься алчная свора мародеров. Жути нагоняли зловещая тишина, царящая на городских улицах, и холодный лунный свет, равнодушно заливающий всё вокруг мертвым серебром.

Все бойцы отряда шли с обнаженным оружием в руках и, видимо, все же представляли собой довольно-таки грозную силу, ибо никто на всем протяжении пути отряда так и не посмел преградить им дорогу. Улицы Красного города, как будто вымерли. Разведчики двигались по городу уже с четверть часа и за всё это время не встретили ни единой живой души. Даже хозяева полуразрушенного города — тролли, похоже, в ночное время прекратили свою охоту, совершенно бестолковую на пустынных улицах, и до рассвета отсыпались в своих логовах.

Выйдя на четвёртую улицу, отряд остановился перевести дух и обсудить сложившееся положение. Здесь задымлённость была совсем незначительной, можно было наконец убрать от лиц мокрые тряпки и спокойно разговаривать.

Первым заговорил Ремень:

— Похоже на ночь все местные попрятались по домам, и чтобы получить ответы на вопросы, нам теперь нужно как-то их оттуда выманить. Какие будут мнения на сей счёт?

— Можно поджечь дом, — предложил один из зуланов. — Испугавшись пожара, люди выбегут из жилища, и мы спокойно сцапаем одного из них.

— А как ты определишь: есть в доме кто-нибудь или нет? — спросил другой гвардеец клана Серого Пера.

— Это просто. В том доме, где ставни и двери наглухо закрыты, наверняка отсиживаются люди.

— Не факт. Может быть хозяева бросили дом и сбежали из города, а перед отъездом заперли окна и двери. Мы можем спалить пустой дом.

— А тебе что ли жалко? Всё одно тут всюду пожары. Зато, если повезёт, мы без проблем захватим пленника. Ну а если первый дом окажется пустышкой, мы можем поджечь второй, третий и так пока не наткнёмся на обитаемое жилище.

— Я против, — вмешался в спор двух зуланов Лилипут. — Затея с поджогом — это безумие. Эдак мы пол улицы спалим, десятки невинных горожан погубим, а никакого пленника, всё одно, не раздобудем. Вы только посмотрите на эти глухие ставни и двери. В таком жилище люди догадаются, что их дом горит, лишь когда крыша обрушится им на голову.

— Но они должны будут почувствовать дым, — возразил автор идеи поджога.

— Ничего они тебе не должны. Здешний воздух сильно пропах гарью, и дым они скорее всего не почувствуют.

— Сэр Лил прав, — поддержал рыцаря Ремень. — Поджог не подходит, нужно придумать что-то другое.

— Слушайте, а чего мы голову ломаем, — включился в разговор Студент, — давайте попросту высадим дверь.

— Стьюд, здесь не трущобы — двери в домах добротные и надёжные. Такую просто так с наскока не высадишь, — снова возразил Лилипут.

— Ничего. Если мы все вместе навалимся — никакая дверь не устоит, — хвастливо подбоченился Студент.

80
{"b":"11119","o":1}