ЛитМир - Электронная Библиотека

Увидев надвигающиеся водяные валы, мальчик окаменел от ужаса и приготовился к смерти.

Словно прочитав его мысли, чародей успокоил:

— Не бойся, мы не перевернёмся.

Мальчик не поверил злодею и затрясся от страха, ожидая неминуемого крушения. Но лодка спокойно протаранила очередную набегающую волну и, как ни в чём не бывало, спокойно поплыла дальше.

Пока лодка пробивала водяную стену, вокруг сидящих в ней людей возникли непроницаемые для воды пузыри воздуха, и одежда от воды совершенно не страдала.

— Видишь, что я тебе говорил, — снова обратился чародей, когда опасность миновала. — Дядя Наз не даст тебя в обиду. Ха-ха-ха!..

После пережитого ужаса смех чародея показался мальчику не таким уж и злобным. И даже его зловещий чёрный плаш вдруг как будто посветлел и стал тёмно-серым.

— Если захочешь есть или пить, скажи мне, — добавил Наз, отсмеявшись.

Мальчик вдруг понял, что больше не боится своего похитителя и решился задать давно терзающий его вопрос:

— Дяденька, зачем ты убил мою маму?

Улыбка мгновенно сползла с лица чародея, его глаза полыхнули холодным бешенством, а плащ снова стал чёрным, как безлунная ночь.

— Потому что мне нравится убивать, — прошипел похититель и снова расхохотался.

Отшатнувшийся, как от пощечины, мальчик сжался на своём краю лодки и затрясся в беззвучных рыданиях.

Между Назом и его пленником снова возникла стена отчуждения.

Благодаря усилиям чародея, они вполне благополучно достигли берегов острова Розы, хотя плавание их затянулось аж на четыре недели. У самого Наза за всё это время маковой росинки во рту не было, но столь длительный пост ни коим образом не отразился на здоровье и самочувствии безумца. Мальчика же он ежедневно по несколько раз на дню потчевал сладкими сухарями с водой, которые, по мере надобности, добывал с помощью магии.

Когда лодка подходила к одному из причалов в порту Красного города, лица сидящих в ней людей вовсе не выглядели изможденными.

За всё время плавания лишь однажды Наз потерял самообладание. Вспышка его паники длилась не дольше двух-трёх секунд, и сидящий перед ним мальчик даже ничего не заметил, но факт остаётся фактом, в те ужасные мгновенья он не на шутку перетрусил. Это случилось ночью. Посреди бушующего океана Высший вдруг ощутил у себя на затылке цепкий взгляд смертельно-опасного врага. Наз испуганно обернулся, благо, из-за яркой вспышки молнии вокруг было светло, как днем. Но молния погасла раньше, чем его глаза успели заметить затаившегося врага. Единственное, что Назу удалось разглядеть — это очертания огромного корабля, проплывающего примерно в двух сотнях метров от их белой лодочки. С навалившейся темнотой исчез и враждебный взгляд, а вместе с ним и панический страх, на смену которому тут же пришло бешенство загнанного в угол зверя. Наз пробормотал себе под нос заклинание «Испепеляющий огненный шар» и направил сгусток ярко-жёлтого пламени в сторону корабля-призрака. Увы, его магический снаряд лишь бесполезно пронзил пустоту в том месте, где несколькими секундами раньше магу померещился корабль, и, пролетев ещё несколько десятков метров, упал в воду.

Как только их лодка прижалась низеньким бортиком к трёхметровой каменной стене причала, Наз подхватил своего спутника на руки и стал быстро карабкаться по отвесной стене, свободной рукой и ногами безошибочно угадывая в ней самые надёжные выступы и трещины.

Первое, что бросилось в глаза Назу ещё когда они только подруливали к причалу — в порту Красного города было непривычно мало кораблей, а те, что стояли там, казались какими-то потерянными, забытыми и давно покинутыми командой. В самом порту было непривычно безлюдно, а прилегающие к нему городские улицы скрывались за пеленой дыма. Такая удручающая картина была настолько неестественна для столицы острова могущественных магов, что Наз, опасаясь, не иллюзия ли перед ним, прочёл даже специальное отводящее наваждения заклинание — ничего не изменилось, значит всё так и было на самом деле.

Маленькая белая лодочка, как только пассажиры покинули её, укуталась молочно-белым облачком и через мгновенье бесследно исчезла. А после того, как рассеялся скрывший её туман, окружающее безмолвие вздрогнуло от торжествующего рёва сотен безумцев.

Вскарабкавшись наверх, Наз увидел огромную толпу оборванцев, со всех ног бегущих к их причалу. Страшные, звериные оскалы на лицах безумцев пугали даже больше их жутких воплей. Без сомнения все они только что вырвались из большого двухэтажного здания портового трактира, их отстающие товарищи до сих пор выбегали из его распахнутых настежь дверей.

Увидев толпу, мальчик на руках у мага затрясся от ужаса и так крепко стиснул шею Наза, что тот едва не задохнулся.

— Спокойно, малыш, дядя Наз не даст тебя в обиду этим злодеям, — прохрипел маг, с трудом отдирая от себя перепуганного ребёнка. — Но, чтобы как следует проучить этих злодеев, дяде нужно освободить руки, — добавил он, опуская ребёнка на ноги и укрывая полой своего плаща. — Стой спокойно и ничего не бойся. А того, что сейчас произойдёт, такому маленькому мальчику, как ты, лучше не видеть.

Наз обрушил на набегающих оборванцев добрую дюжину ослепительно-алых молний подряд. Все предводители обезумевшей толпы в считанные секунды сгорели заживо и обратились в одно большое облако серого пепла. Обезглавленная стая растерянно остановилась. Ещё несколько молний Наза обратили её в паническое бегство.

Наз, как и обещал мальчику, отбил атаку злодеев. Но победа эта далась ему дорогой ценой. Как только уцелевшие нападавшие скрылись из вида, коленки Наза предательски задрожали и он обессиленно опустился на холодные камни причала, при этом едва не раздавив вцепившегося в его штанину ребёнка. К счастью мальчик вовремя успел разжать пальцы и устоял на ногах. Даже для Высшего столь чудовищный перерасход магической энергии (всего за две минуты он выпустил по врагам одну за одной аж семнадцать молний) не мог пройти бесследно. Теперь ему требовалось какое-то время, чтобы хоть немного восстановить силы.

— Всё кончено, малыш, можешь смотреть. — Наз стянул край плаща с головы стоящего рядом с ним мальчика.

— Где они? Неужели ты всех их извел? — прошептал сын Лепесток, испуганно оглядываясь по сторонам.

— Нет, только их вожаков. Остальные испугались и вернулись в своё логово. Вон видишь тот двухэтажный дом, — Наз указал рукой на портовый трактир. — Должно быть сейчас новых вожаков выбирают.

— А когда выберут, они вернутся и снова на нас нападут?

— Вряд ли, я преподал им хороший урок. Теперь они нас боятся, и в порту нам больше ничего не угрожает.

— А почему ты стоишь на коленях? Они тебя ранили?

— Нет, просто я немного устал. Сейчас малость передохну, и мы пойдём дальше.

— А куда мы пойдём? Там же всё в дыму, ничего не видно.

— Не бойся, я расположение здешних улиц хорошо знаю, пройдём как-нибудь.

— Куда ты меня собираешься вести?

— А вот это уже не твоего ума дело, — отрезал вдруг помрачневший Наз и, оперевшись рукой о плечо мальчика, со стоном поднялся на ноги. — Пошли, нам нужно спешить. Дай руку дяде Назу.

Стиснув ладошку мальчика, маг направился к ближайшей улице.

Несмотря на уверенный тон в разговоре с сыном Лепесток, Наз был не на шутку потрясён произошедшими в городе переменами. И впервые с момента похищения им этого маленького мальчика в его душу закрались сомненья, что он сможет довести возложенную на его плечи миссию до конца. Очевидно, что на затянутых дымом улицах города опасность его будет подстерегать буквально за каждым углом. А всего лишь несколькими минутами раньше он на собственном опыте убедился, что магическая сила его хоть и велика, но отнюдь не безгранична. На пути к конечной цели, в течение этого дня ему, наверняка, ещё не раз придется отбиваться от стай обезумевших людей. И если он не успеет восстановиться перед очередным нападением, то не сможет творить молнии — тогда им размозжат головы камнями, и это в лучшем случае. Подобная перспектива Назу была совсем не по душе, но Повелителю Грёз на его сомнения было начхать. Предвкушая долгожданную развязку, коварный двойник не позволял своему подопечному свернуть с намеченного пути и гнал мага вперёд, от души потешаясь над его страхами перед стайками обезумевших оборванцев.

98
{"b":"11119","o":1}