ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дикий барин в домашних условиях (сборник)
Борн
Трам-парам, шерше ля фам
Он сказал / Она сказала
Богиня по выбору
Не прощаюсь
Память. Пронзительные откровения о том, как мы запоминаем и почему забываем
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни

— Ну, хорошо, — не унимался Студент. — Согласен, столовая — неудачный пример. Но мало ли в этом дворце безлюдных, редко посещаемых мест, где мы могли бы без проблем обнаружить письмо, узнать правила игры, часок-другой отсидеться, прийти в себя, а потом спокойно, без ловушек и кровопролитных драк, выйти и занять места мага, лорда и рыцаря. В пещерах же нас постоянно подстерегала смертельная опасность. Зачем такой риск, что, маг Люм смерти нам желал?

— Не говори ерунды, — отмахнулся Лом. — Честно говоря, я не знаю, почему мы очутились в Южных пещерах. Могу лишь предположить, что подобный выбор Люма как-то связан с магической формулой «Заклинания Перемещения между мирами», но уверяю тебя, с его стороны это отнюдь не извращенное желание по максимуму испытать нас на прочность. Посуди сам, если бы маг так жаждал нашей гибели, чего ради он оставил бы нам письмо и карту с факелами? Что же касается камнепада — с чего ты взял, что это вообще ловушка? Ведь камни посыпались, когда Гимнаст отошел от стены, и ему они никакого вреда не причинили. Скорее всего, камнепад создавался с единственной целью: привлечь наше внимание к выходу из пещеры. Что же касается драки, приключившейся с нами по выходу из пещер, тут нам попросту не повезло. По мысли Люма, мы должны были незаметно спуститься в общий зал трактира, смешаться с пестрой толпой тамошних завсегдатаев и спокойно выйти на улицу. Но жизнь внесла свои коррективы в эти славные задумки. Слава Богу, для нас недоразумение закончилось благополучно. Благодаря ему мы даже получили возможность с ветерком подрулить к дворцу Гимнаста.

— М-да, — подытожил Студент. — Кстати о Гимнасте, что-то наш лорд в сортире засиделся, пойти, что ли проворить?

Пока двое друзей предавались воспоминаниям о недавно произошедших событиях, в коридоре послышался какой-то странный шум. По мере его нарастания Лом со Студентом все чаще задерживали взгляды на плотно прикрытой двери. Разговор как-то незаметно расстроился, и в наступившей тишине стали различаться визгливые крики, доносящиеся из коридора. Шум за стеной усилился. До слуха друзей долетало уже несколько спорящих голосов. Недовольное ворчание Тарпа прерывалось яростным женским криксы.

Вдруг дверь с шумом распахнулась, и в комнату, как разъяренная фурия, ворвалась прелестная особа лет восемнадцати. Следом за ней вбежал бледный, запыхавшимся старик-дворецкий.

— Ну и где этот подлый обманщик, эта змея в человеческом обличий, Гимнс? — еще с порога закричала явно рассерженная девушка. — Где вы его от меня прячете? Я вас спрашиваю, грязные животные! — Этот вопрос ненормальная задала двум совершенно сбитым с толку и ничегошеньки не понимающим друзьям. И, не дожидаясь их ответа, вновь накинулась на Тарпа: — И ты утверждаешь, что эти тупые пьянчуги — друзья лорда?! Как много чудес на белом свете, я не нерестаю удивляться! Старик, ты обещал, что вместе с этими тут будет и сам лорд Гимнс. Так, где же он, черт возьми?!

Лом первым очнулся от нокаутирующих комплиментов красотки и, поспешно напялив на лицо маску невозмутимости, обратился к все еще находящемуся в состоянии гроги Студенту:

— Слушай, Стьюд, что за кикимора болотная тут расквакалась? Что-то я не припомню, чтобы мы клоунов заказывали. Девушка, закроите, пожалуйста, свою обворожительную пасть, а заодно и дверь с другой стороны. — Последнюю фразу он адресовал уже самой виновнице беспорядков.

Судя по тому, как девчонка вдруг замолчала и принялась открывать и закрывать свою «обворожительную пасть», словно вынутая из аквариума золотая рыбка, она не привыкла выслушивать подобное в свой адрес. В ее прекрасных пазах засверкали зловещие молнии.

— Тарп! Как смеет этот оборванец разговаривать со мной подобным тоном в доме твоего господина?! — До продела повышенный крик часто срывался на пронзительный визг. — Я немедленно хочу видеть самого лорда! И пусть он сейчас же, в моем присутствии, покарает своего наглого раба! Иначе ноги моей больше не будет в этом доме! — Она повернулась к довольно ухмыляющемуся Лому. — За свою дерзость ты будешь наказан долгой мучительной смертью. Очень скоро ты будешь молить меня сжалиться, но я…

— Пшла вон, — по-прежнему невозмутимо оборвал собеседницу на полуслове Лом. — Насколько я понимаю, это дом нашего друга, так что не доводи до греха… А впрочем… Ты там, в коридоре, причешись, подправь глазки, припудри носик, попей водички и возвращайся — тогда погрешим.

— Ах ты, обожравшаяся пьяная свинья! — Блондинку буквально колотило от ярости. — Сом! Вялый! Крюк! Немедленно выпустите кишки этому оборванцу, но не смейте его убивать! Я его очень долго буду мучить!

Трое здоровенных детин, рядом с которыми довольно рослые стражники Гимнса казались малолетними ребятишками, выступили из-за спины крутой дамы и с мрачными оскалами на тупых мордах пошли на побледневшего Лома. Расстояние между жертвой и палачами стремительно сокращалось…

То ли от страха, то ли от опьянения, а может, от того и другого вместе взятого, маг вдруг позабыл все заклинания и превратился в легкую добычу. В руках у горилл были здоровенные топоры, и очень, похоже, что ужасные ребята неплохо владели этими игрушками.

С десяток телохранителей лорда спокойно смотрели со стороны за развитием событий. Их абсолютно не в чем было упрекнуть: они были обязаны защищать жизнь своего господина, а не гибнуть под секирами больших и сильных ребят, спасая жизнь какому-то наглому босяку.

Один из здоровяков размахнулся… Лом попытался уйти от страшного удара, но парализованное страхом тело не послушалось. От ужаса начала кружиться голова. Он уже чувствовал, как острое лезвие легко впивается в мягкую плоть, и из разорванного живота вываливаются дымящиеся внутренности… Но тут, наконец-то, очнулся от столбняка Студент и с диким ревом кинулся на помощь другу.

Отражая внезапное нападение, костоломы шарахнулись от скованной ужасом жертвы и, прикрыв широченными спинами свою юную госпожу, приготовились отразить атаку неведомого, но, судя по голосу, очень грозного врага. Их замешательство длилось считанные секунды, но этого времени вполне хватило Студенту, дабы заслонить друга. Великаны-телохранители, осознав свою оплошность, попытались, было ее исправить. Но не тут-то было.

Маленький человечек, мечи которого в их огромных руках выглядели бы средних размеров кинжалами, оказался очень опасным противником. Острые, как бритва, клинки, стремительно вращающиеся в его руках, казалось, одновременно находились сразу в десяти местах. Это было попросту невозможно, они знали, что это невозможно. Но так было!

Грозная троица имела за плечами не один десяток побед в кровавых стычках. Обычно их могучие топоры, посланные богатырским замахом, без труда пробивали самую искусную защиту и крошили на мелкие кусочки дерзнувшего бросить им вызов. Но сегодня коса нашла на камень.

Уже минут десять гиганты в полную силу махали секирами. Раскраснелись, мутные ручейки пота застилали их глаза — а на крошке-рыцаре все еще не было ни царапины! Более того, увертливый малыш мало-помалу начинал их теснить. Его стремительные выпады все чаще достигали цели, и на взмокших от пота рубашках здоровяков появились первые кровавые пятна. Грубая медвежья сила ничего не могла поделать с кошачьей изворотливостью.

Один из гигантов, громко вскрикнув, отскочил в сторону, зажимая разрубленный бок. Он зашатался от усталости и боли, ноги предательски подкосились.

Нападавших, которые перестали нападать, осталось двое.

— Что за чертовщина тут творится?! Прекратить немедленно! — заорал Гимнаст, к удивлению присутствующих появившийся прямо из стены. — На минуту нельзя без присмотра оставить! Опять людей убиваете! Ну как вам не стыдно!

— Ну, ты!.. — взорвался обиженный Студент. С появлением лорда дремавшие стражники подсуетились и окружили сражающихся частоколом обнажённых мечей. Драка как-то сразу прекратилась. А победа была уже так близко! — Минуточку его не было! Да ты добрых полчаса на толчке тусовался! И надо же было тебе появиться именно сейчас. Еще бы полминуты, и эти свиньи отправились бы следом за своим подыхающим дружком!

22
{"b":"11120","o":1}