ЛитМир - Электронная Библиотека

— Постой, постой, постой! Чего ты там говоришь по поводу серебра? — поспешил подлизаться к уходящему другу Студент. — Ну я того… этого… Ну, сам понимаешь, мне бы… Короче, Лом, думай, что хочешь, но денежками поделись!.. Ну хорошо, хорошо — пожалуйста! Ты доволен?

— А как же кодекс? — ухмыляясь до ушей, продолжал издевки Лом. — Кто-то что-то так здорово про честь задвигал… Нет, ты, пожалуй, прав: благородство — это да, а деньги — это грязь, тьфу на них!

— Уж и пошутить нельзя, — едва сдерживая себя ответил Студент. — Обязательно надо унизить человека. Нет бы просто сказать: не дам, мол, и не проси. Жадный ты, Лом! Вообще не понимаю, за что тебя в маги выбрали? Никакого сострадания к ближнему.

— А зачем магу сострадание? — Лом обратился к своему ровеснику тоном умудренного жизнью всезнайки. — Бессмертному магу нет дела до бед простых смертных. Такова суровая правда жизни! Дурень, не понимаешь своего счастья. Ведь не каждому доводится общаться с великими мира сего. Это просто я такой вот демократичный: сижу тут, понимаешь, с тобой, по старой памяти, а ты никак не ценишь сей жест моей доброй воли… Ну да что толку перед тобой тут распинаться? Все равно не поймешь!

— Ты мне зубы-то не заговаривай! — Студент смотрел на друга очень недобрыми глазами. — Все равно, пока денег не дашь, отсюда не выйдешь. И так уже ославил и по маме, и по папе, не расстраивай меня больше. Я уже еле сдерживаюсь.

— Грубый ты. — Лом взялся за ручку двери. — Неужто на безоружного друга со своими огромными скальпелями кинешься?.. Да, судя по твоим сверкающим глазкам и дымящимся ушкам, ты сейчас готов кого угодно одними зубками загрызть. Ладно-ладно, расслабься, тебе вредно так волноваться, уж поверь мне — все будет хорошо… Загляни-ка под мое кресло. Возможно, тебя там ожидает приятный сюрприз. Окрыленный надеждой, Студент поспешно кинулся переворачивать мебель в комнате. Тем временем Лом беспрепятственно выскочил в коридор и со всех ног бросился к ожидающей его карете.

Под креслом ничего не оказалось. Студент тщательно обыскал оба, но так ничего и не обнаружил. Преследовать Лома было уже бессмысленно, пришлось ограничиться составлением длинного перечня самых ужасных проклятий, вызываемых на голову друга. Но как ни был зол Студент, накопившаяся за длинный день усталость вскоре дала о себе знать, да так, что он едва-едва доковылял до кровати и, не раздеваясь, лишь только отстегнув со спины мечи, уже засыпая, рухнул на мягкие теплые шкуры.

Острая боль пронзила его расслабленное тело. Похоже, какой-то идиот догадался засунуть между шкурами здоровенный булыжник, который пришелся молодому человеку точно под левую часть груди. И, всем весом плюхнувшись на эту неожиданную твердь, Студент задохнулся в беззвучном крике. Сонливость, понятное дело, как рукой сняло, и, с трудом приходя в себя от неожиданного потрясения, пострадавший принялся тормошить подлые шкуры.

От обнаруженного в постели «подарочка» у Студента попросту отвалилась челюсть. Лом, конечно, кадр еще тот, но чтобы так приколоться над лучшим другом… И главное, когда успел?! Ведь постоянно же был на виду, сидел только в кресле, а встал лишь перед тем, как отправился восвояси.

Среди вороха перевернутых шкур лежал пухленький кошелек, полный угловатого серебра.

Глава 5

Лом без приключений добрался до кареты. Слуга Гимнса сдержал слово. Хотя маг и отсутствовал никак не меньше часа, он честно дождался молодого господина. Кучер даже не возмутился, наоборот, льстиво улыбаясь, услужливо распахнул перед Ломом дверцу. За что, кстати говоря, заслужил от него еще пару серебряных пластинок и приказ немедленно гнать к Магическому замку.

Дважды повторять не пришлось, возница оказался понятливый, настоящий профессионал. Он живо взобрался на козлы и, нахлестывая коней, погнал карету по ближайшему, одному ему известному маршруту.

Мимо стремительно проносились укутанные вечерними сумерками улицы загадочного Красного города. Но Лом смотрел в окно невидящим взором: он погрузился в тяжелые раздумья, тщательно разбирая и анализируя случившиеся за день чудеса.

До сих пор, несмотря на показушную уверенность на людях, он до конца не верил в реальность происходящего. Его мировоззрение, воспитанное на твердых принципах научно-технического прогресса, упорно продолжало воспринимать окружающее затянувшимся кошмаром. Но время шло, а нелепый сон почему-то не прерывался. Кошмар все продолжался и продолжался…

Тут поневоле поверишь в чудеса! И пошло-поехало, понеслось сломя голову… Вот он уже маг и на полном серьезе едет в свой Магический замок. Кстати о замке… Интересно, какой подарочек преподнесет ему в этой цитадели колдовства капризная девушка по имени Судьба. По мановению ее легкой Руки Гимнасту пришлось прямо с корабля топать на бал, то бишь из пещеры под венец. Студента сна осчастливила долгами и неожиданным вызовом на поединок с незнакомцем, отвертеться от которого теперь нет ни малейшей возможности, что же ожидает его самого там, за очередным поворотом?..

Взмыленная пара вороных, впряженная в изящную карету с вензелями лорда Гимнса, летела по пустынным улицам засыпающего города…

* * *

На сен раз карета остановилась плавно. Лом обнаружил, что пора выходить, лишь после того, как старый возница спустился со своего места и, распахнув перед ним дверцу, застыл в лакейском поклоне.

Молодой человек вышел и оказался в центре огромной площади. Но как он ни крутил головой, кроме исполинской красной скалы, вершину которой невозможно было разглядеть из-за стремительно сгущающихся сумерек, на три-четыре сотни метров вокруг него не было даже малюсенького сарайчика. Не говоря уж о целом замке, куда обещался его доставить хитрец-кучер.

За спиной послышался дробный стук подкованных копыт. Лом обернулся и увидел стремительно удаляющуюся карету.

— Все-таки надо было позволить Студенту свернуть шею этому прохвосту, — пробормотал себе под нос Лом. — Вот они, плоды доброты и человеколюбия! Пожалел старика, денег дал — он же, паразит, увез к черту на рога и скрылся в неизвестном направлении… Ну да ладно, чего уж теперь — после драки кулаками не машут.

Постепенно Лом успокоился и взял себя в руки. В конце концов, у него еще осталось с десяток серебряных пластинок. С таким богатством он без проблем мог поймать извозчика и доехать до своего магического дома. А завтра, ну к крайнем случае, послезавтра, он отыщет у Гимнаста старого паразита и… В общем, мало тому не покажется.

«Все-таки странные здесь памятники. Возможно, это творение как-то связано с поклонением местным божествам? А почему бы и нет, ведь средневековье же… Может, у этой скалы жертвы богам приносятся? Или…» — Неожиданно Лом поймал себя на том, что вот уже добрые пять минут совершенно бездумно пялится на странную одинокую скалу.

— Ну вот, кажись, шизею потихоньку, — недовольно пробурчал он себе под нос. И, отвернувшись от скалы, не спеша, побрел прочь от нее, навстречу мерцающим по всему горизонту огням большого города.

Идти почему-то было очень тяжело. С каждым шагом на него наваливалась усталость. Казалось, скрывающаяся за спиной в сумраке ночи скала необъяснимо притягивает одинокого путника, никак не желая с ним расставаться. Первые пятьдесят метров Лому дались особенно тяжело. Но по мере удаления влияние скалы ослабевало. Удалившись еще метров на сто, он практически избавился от ее опеки, но, заинтригованный удивительным свойством скалы, решительно развернулся и пошел обратно.

Возвращаться оказалось на удивление легко. Страшная усталость растаяла без следа, и Лом чуть ли не бегом приближался к одинокой скале. Он твердо решил подойти и пощупать, чтобы убедиться, что это обычный камень, и в дальнейшем больше не забивать себе голову всякими там бредовыми идеями о притягательной силе странного местного памятника… Сказано — сделано!

30
{"b":"11120","o":1}